А. МЕРЕДИТ УОЛТЕРС
НАЙДУ ТЕБЯ В ТЕМНОТЕ


ПРОЛОГ

Как я сюда попала? Когда моя жизнь пошла по этому безумному курсу к этому громадному беспорядку, который я сейчас увидела, взглянув в зеркало? Конечно, все началось очень просто. Взгляд, прикосновение, поцелуй. Первая любовь должна была быть красивой, не так ли?

А может быть, она по-прежнему такая. Не знаю. Все, что я действительно знаю, так это то, что я стою на коленях на этом противном полу в ванной комнате какого-то грязного мотеля, стирая кровь моего парня с шершавой плитки. Кожа на моих коленях размокла и саднит. Жгучие слезы обжигают мои глаза, но я чувствую, что готова следовать за ним хоть на край света.

Вытереть, помыть, подмести. Вот что я делаю. Вытираю в суматохе наши отношения. Сметаю куда подальше гнев, боль и страх. Смываю все прочь, пытаясь понять, как мне взять себя в руки.

И потом я вспоминаю те неуловимые моменты. Крошечные осколки времени, которые помогают мне признать, что все было не так уж и плохо. Ведь я люблю его, и он любит меня. Любит так, как может. Возможно, моя единственная ошибка заключалась в том, что я вовремя не смогла понять, что не в состоянии ему помочь.

Но я не из тех, кто легко сдается или все забывает. Многие хотели, чтоб я была именно такой, но нет. Были мгновения, когда он был моим миром. Моей целью, всей моей жизнью. И мне тяжело даже думать о том, что сейчас я лишилась всего этого. Возможно, те несколько блаженных месяцев, что мы провели вместе, были поистине прекрасными. Сумасшедше прекрасными. А может и просто сумасшедшими.

Кто знает. Я была испуганная, уставшая и одинокая; потерявшая жизненно важную часть себя, благодаря которой когда-то чувствовала себя цельной и полной. Сейчас же я была грустной и опустошенной. Вытереть, помыть, подмести.

Дыры заполняться. Шрамы затянутся. Но я никогда уже не буду такой, как прежде. Той, кем была до него. Моя сумасшедшая, прекрасная любовь.


ГЛАВА 1

— Нет, вы, должно быть, разыгрываете меня, — стонала я, пиная шину своей подержанной «Тайота королла», которая категорически отказывалась заводиться. Стоя на подъездной дорожке рядом с домом, я успела вспомнить все ругательства, какие только можно себе представить, пока минуты медленно приближали мое неизбежное опоздание.

— Мэгги, девочка, неужели она снова не хочет заводиться? — Мой отец высунул голову, приоткрыв входную дверь. Скорее всего, он был послан кем-то знающим о моем затруднительном положении.

Вздохнув, я с силой захлопнула дверцу автомобиля и подняла свою сумку. — Нееет, — устало протянула я. Мой папа держал дверь открытой на протяжении всего времени, пока я шла обратно в дом. — Разве ты не забрала её из салона две недели назад? — спросил он, когда я, войдя в дом, бросила сумку на кухонный стол, а сама уселась на стул. Разочарованно убрав челку со лба, я так и не удосужилась ему ответить.

Этот день не задался с самого утра. Мне не стоило вылезать из кровати. Может, я должна была изобразить кашель или нечто подобное, чтобы убедить папу в том, что сегодня мне лучше остаться дома.

Мой отец откусил кусок от тоста, и крошки посыпались, застряв в его аккуратно подстриженной бороде. — Я отвезу тебя в школу. Ты же не можешь пропустить важный тест по химии. — Он ухмыльнулся, глядя на меня, словно прочитал мой замысел о прогуле школы.

Я застонала, наверное, в миллионный раза это утро. Черт, я совсем забыла об этом тесте, но мой отец, конечно же, прекрасно помнил о нем. Отлично. Теперь не осталось ни одного шанса на то, что сегодняшний день еще может стать хорошим. Долбанный понедельник.

— Мэгги Мей, что ты все еще здесь делаешь? Последний звонок прозвенел 10 минут назад. — Моя мама быстро вошла на кухню и, налив себе чашку кофе, взглянула на часы, убеждаясь, что не ошиблась со временем. Глядя на мою очень серьезную, деловую и превосходно выглядящую мать, я задалась вопросом, причем уже не впервые, как я могу быть носителем её ДНК, ведь она моя полная противоположность. В то время как она - блондинка с прекрасной, модной прической, я являюсь обладательницей мышино-серых, с легким коричневым оттенком волос, которые напрочь отказываются укладываться во что-либо, хоть отдаленно напоминающее стильную прическу. У моей мамы прекрасная фигура, да и вообще она не выглядит на свой возраст. Я же была «поздней пташкой». Мой не приводящий в восторг размер груди и отсутствующие напрочь бедра едва ли свидетельствовали о женственности.

Но у меня были её глаза. И я скажу, позабыв про скромность, что они просто удивительные. Мне нравится, что у меня точно такие же блестящие зеленые глаза и густые черные ресницы. Они – лучшее во мне (ну, хорошо, за исключением моего поразительного остроумия и прекрасной индивидуальности, конечно), и я выслушала массу комплементов в их адрес. Нет, конечно же, я не уродина, просто, как и большинство подростков, не в восторге от своей внешности.

— Её машина не заводится. Я как раз собираюсь подбросить её до школы, — мой папа заговорил прежде, чем я смогла ответить. Мама сочувствующе улыбнулась мне, прежде чем подарить своему мужу вызывающе сладкий, утренний поцелуй. Порой они по-настоящему тошнотворны, особенно когда демонстрируют, как сильно влюблены друг в друга. Хотя, в глубине души я просто хотела того же и тратила массу времени, думая о том, что уже никогда не смогу найти свою любовь.

— На этот раз, мы можем помочь тебе с ней, ты же знаешь. Ты очень усердно работала этим летом, чтобы купить её, да и все было бы нормально, если б ты не припарковала её на подъездной дорожке. — Моя мама, несмотря на свою прекрасную внешность Барби и сугубо деловую индивидуальность бухгалтера, была довольно удивительной. Я взяла рогалик, который она мне протянула, и слизнула сливочный сыр сверху.

— Спасибо, но у меня еще остались сэкономленные деньги. Давайте, будем просто надеяться, что мне не нужен новый двигатель, — пробормотала я. Мама взъерошила мне волосы, словно мне все еще 5 лет, а затем взяла свой портфель. — Ну, Марти, раз у вас есть под контролем, то мне пора отправляться в офис. Я, скорее всего, буду поздно вечером. — Она управляла своей собственной бухгалтерской фирмой в городе, поэтому приходилось много работать.

Наклонившись, мама быстро поцеловала в лоб меня, потом отца, а затем ушла. Я засунула остаток рогалика в рот и вытерла губы тыльной стороной ладони. Салфетка моментально оказалась у меня под носом. — Мне кажется, ты выросла не в сарае, Мэгги, — пошутил отец. Я слегка прикоснулась салфеткой к своим, давно уже чистым, губам, и то только для того, чтобы сделать его чуточку счастливее.

— Ты уже можешь идти к машине. Я подойду туда. И набери гараж Берта сегодня, они приедут и отбуксируют автомобиль. Мама и я заплатим за буксировку, а ты - за ремонт, согласна? — Папа поставил свою чашку в раковину, заполняя её водой. Я почувствовала себя виноватой. Мне не нравится, что родители платят за мою машину, в какой бы форме это не выражалось.

Именно я была той, кто настоял на покупке подержанного автомобиля. Мой отец хотел, чтобы я получила больше информации в салоне, сделала отчет CARFAX[1] и вообще более осмысленно подошла к покупке транспортного средства. Конечно же, я его не послушала, ведь мне уже семнадцать лет и я знаю гораздо больше об этом, нежели мои родители. Ну, теперь-то я извлекла урок из своего горького опыта.

Но я знаю, что у меня не хватит денег, чтобы оплатить и буксировку, и ремонт. Сбережения, которые мне удалось накопить, работая все лето в ларьке, специализирующемся на продаже мороженого, были почти истощены, и вскоре мне придется очень туго, если я не найду новый источник заработка.

Я пробормотала что-то неразборчивое, не потрудившись даже сформулировать внятно предложения. — Пожалуй, я расценю это как «спасибо», — усмехнулся отец, прогоняя меня с кухни. Я вышла к нашему семейному минивэну[2], стараясь не думать о том унижении, которое смогу испытать, когда отец-библиотекарь подвезет меня сегодня к школе. Если бы я не чувствовала себя настолько расстроенной, то оценила бы, насколько внимательным был мой отец.

Вообще, мне очень повезло с родителями. Мои мама и папа, казалось, моментально понимали перепады моего настроения. Не сказать, конечно, что я трепала им нервы. Не думаю, что сильно раздражала их на протяжении семнадцати лет своей жизни.

Вот здесь и протекает моя жизнь. Я была типичной девочкой-подростком, живущей в небольшом городке в Америке (Дэвидсон, штат Виргиния, если вы и правда хотите это знать), на пересечении клише и стереотипов. Моя жизнь была обычной и без приключений. Я росла, будучи единственным ребенком местной королевы красоты и книжного червя, которого она полюбила. Наша жизнь была полна яблочного пирога, семейных обедов и игр в «Монополию» по четвергам (по средам, если маме удавалось сжульничать на неделе).

Мои лучшие друзья – Рэйчел Бредфилд и Дэниел Лоу – были моими партнерами в несуществующих преступлениях еще с утробы. Наши матери росли вместе и абсолютно естественно, что мы стали настолько же близки, как и они.

Являясь довольно умной (мой средний бал – четыре с плюсом), я мечтала поступить в колледж, как и мои друзья. Я постоянно делала домашнее задание, соблюдала все правила, и в, основном, смертельно скучала. Печально быть старшеклассницей средней школы, и уже устать от всего, связанного с ней, а ведь год только начался! Сейчас шла всего лишь третья неделя сентября. Тот факт, что моя машина отказывалась заводиться этим утром, только прибавил пару позиций к моему общему недовольству.

Я уселась на пассажирское сиденье и начала терпеливо дожидаться отца, выстукивая пальцами на приборной панели какой-то непонятный ритм. — Ладно, Мэгги, девочка, пристегивайся, давай. — Мой отец постоянно использовал сокращенное имя (и это было менее неприятно, если бы не тот факт, что я была названа так в честь популярной в 70-е годы песни[3], исполненной парнем с ужасной прической и склонностью к супер-моделям). Мне кажется, отец все еще не успел осознать, что мне уже не десять. Вообще, мои родители с трудом воспринимают тот факт, что я практически взрослая. Хотя, если честно, то большинство дней (включая сегодняшний), я поневоле играю эту роль.

Вытащив свой телефон, я послала СМС-ки Рэйчел и Дэниелю, сообщая им, что опаздываю. Судя по времени, я как минимум пропустила утреннее объявление мистера Кейна - нашего заместителя директора, который всегда звучал так, словно у него заложен нос и ему не помешало бы высморкаться.

Так может быть, день еще можно было спасти. Я попыталась свести разговор к минимуму, пока папа лениво плыл через наш крохотный городок в сторону школы. Он подпевал дуэту «The Righteous Brothers», и причем довольно громко, своим не скрывающим тревогу фальцетом. Покачивая плечами в такт музыке, он выглядел настолько глупо, что я с трудом сдерживала улыбку, и все-таки, как я не старалась, едва заметный намек на неё появился на моем лице. Конечно же, отец это заметил и произнес: — А вот и улыбка моей девочки! Я знал, что она где-то скрывается. — Мой папа протянул руку и ткнул меня в бок, заставив корчиться и неохотно рассмеяться.

— Ты такой придурок, пап. — Сказала я ему, не без удовольствия. Отец лишь усмехнулся и сделал радио погромче. Эта звуковая пытка продлилась недолго, ведь вскоре мы начали останавливаться перед входом в Старшую школу Джексон. Не дождавшись полной остановки машины, я выпрыгнула из неё.

— Не забудь во время обеда позвонить в гараж, — напомнил мне отец. Я иронически отсалютировала ему рукой и повернулась, чтобы направиться в здание школы. Приятно было осознавать, что я не единственная опоздавшая сегодня, были и другие ребята, спешившие с автостоянки.

На ходу, я пыталась достать телефон из кармана пиджака, чтобы послать друзьям сообщение о том, что наконец-то смогла добраться до школы. Достать его оказалось не так-то просто, и я, сконцентрировавшись на телефоне, совсем забыла одновременно поглядывать по сторонам, из-за чего врезалась в спину кого-то, остановившегося посреди тротуара.

— Эй, — завопила я, когда столкнулась с очень крепким телом. Мой телефон выпал у меня из рук, а батарейка с треском улетела прочь. Парень выронил бумаги, которые теперь рассыпались у его ног.

Мы одновременно выругались парочкой слов, за которые бы мне сулило мыло во рту, если бы все это услышала моя мама. — Какого черта!? — ворчал парень, наклонившись, чтобы собрать бумаги, разлетевшиеся после нашего телесного контакта. Ладно, я и так была в дерьмовоподобном настроении, так что его противный тон был всего лишь глазурью, покрывшей уже готовый торт. Да, возможно, я и была слегка неуклюжей, но уж точно не нуждалась в каком-то случайном парне, убеждающим меня в моей никчемности. — Ой, мне очень жаль, но неужели я проглядела знак «стоп»? — выпалила я, пока пыталась присоединить отлетевшую заднюю панель к телефону, так и не потрудившись даже взглянуть на этого осла.

Раздался скрежет зубов. — Полагаю, что хочу от тебя слишком много, ожидая извинений. — Его сарказм был явным, а слова, очевидно, были произнесены сквозь сжатые зубы. — Скорее всего, — язвительно заметила я, встретившись взглядом с самой удивительной парой карих глаз, которую когда-либо видела.

Чертовски горяч. Этот парень просто великолепен. И мы стоим так близко друг к другу. Если бы он не источал неприкрытый гнев, направленный прямиком на меня, то я могла бы даже сказать, что он довольно романтичный.

Кстати, добавьте заблуждение в растущий список моих проблем.

Мистер Милашка стоял там по-настоящему злой. Его идеально симметричное лицо (к слову, покрытое восхитительными веснушками) приобрело слегка красноватый оттенок. Те удивительные карие глаза, о которых я уже говорила, загорелись убийственный светом. Он был немного выше меня ростом, с темными волосами, которые вились в районе лба и ушей. Такое ощущение, будто парень не подстригался уже какое-то время. У него была ямочка на подбородке и крошечный шрам под правым глазом. И, несмотря на его очевидную симпатичную внешность, он, казалось, окончательно вышел из себя. Ну, ничего себе, а ведь это были всего лишь какие-то бумаги!

Милый паренек глубоко вздохнул и закрыл глаза. Я же засунула руки в карманы и приняла, пожалуй, самое верное решение – поскорее свалить оттуда. Я начала отходить, увеличивая пространство между нами, но его голос, на этот раз более спокойный, остановил меня. — Ну, ты могла бы, по крайней мере, сказать мне, где здесь находится главный офис. Ты ж понимаешь, что это меньшее, что можешь сделать для меня сейчас.

Если бы его тон был игривым, то я могла бы сделать вид, что этот парень флиртует со мной. Но нет, он был краток, раздражен и в очень плохом настроении. Да и у меня было уже достаточно проблем для одного утра, так что в сторону остроумие, этот парень может пойти и поискать себе другую жертву.

— Ты уже большой мальчик, и я уверена, что ты самостоятельно справишься с этим, — сказала я и, развернувшись, быстро зашагала прочь. — Спасибо за ничего, — крикнул он мне вслед.

Да, горячий мальчик пришел с плохим отношением. Совсем не так я хотела провести время, но большое ему «спасибо», ведь именно благодаря этому парню я все еще опаздывала.


ГЛАВА 2

— Вот и в