Абигайль Кейси
Просто сказка


Часть первая
Брачная авантюра


1
Сломанный каблук

Джессика вышла замуж не по любви, но и не по расчету.

А, так сказать, чисто случайно.

Просто ей надоело ждать, когда придет большая-пребольшая, чистая-пречистая, искренняя-преискренняя, как говорят французы, гранд-амур.

Томас Джон Крейг-младший оказался тем самым случаем, который, хотя подворачивается и не вовремя, и не к месту, но становится, вопреки обстоятельствам, судьбоносным.

Джессика познакомилась с будущим супругом на городском кладбище.

Среди могил птицы отчего-то поют наиболее исступленно и рьяно — то ли отчаянно пытаются разбудить мертвых, то ли оповещают редких посетителей о прелестях земной жизни.

Джессика принесла скромный букет остролиста для матери, скончавшейся год назад от сердечной недостаточности.

Так что матушка, даже находясь в гробу, все же поспособствовала долгожданному замужеству единственной дочери, теперь круглой сироты.

Джессика уже давно поняла, что не является идеалом для абсолютного большинства мужчин.

У нее были чуть более широкие бедра, чем у идеала. Чуть более низкая грудь. Чуть вздернутый нос. Чуть раскосый разрез глаз. И чересчур пухлые губы.

И все эти «чуть-чуть» и «чересчур» портили молодой особе нормальное развитие судьбы и каждодневное настроение.

Впрочем, на этот раз, кажется, провидение дало ей малюсенький, но шансик…

На выходе с кладбища каблук Джессики угодил в щель между гранитных плит, и тут ей на помощь подоспел седой, высокий, поджарый джентльмен.

Джессика была очарована не только его аккуратными, сдержанными и строгими манерами, но и внимательным взглядом, охватившим ее целиком, — от пальцев без обручального кольца до мини-юбки и дорогих чулок.

Джессика никогда не экономила на одежде, тем более на нижнем белье.

Пожилой джентльмен, произведя моментальный придирчивый осмотр, неожиданно извлек из внутреннего кармана портмоне внушительного вида, из настоящей крокодиловой кожи…

В чем в чем, а в натуральных материалах Джессика разбиралась — многочисленные шопинги в периоды сезонных и предпраздничных скидок под девизом «качество по разумной цене» научили ее отличать контрафактный суррогат от фирменных вещей.

Пожилой джентльмен распахнул портмоне, набитое кредитными карточками, а также крупной наличностью.

Джессика тактично и вовремя отвела взгляд от портмоне и стала самым внимательным образом созерцать чудом уцелевший каблук.

Неужто добрый дяденька собирается спонсировать ей новые туфли?

Джессика лукаво улыбнулась.

Вот будет умора, если он принимает ее за девушку по вызову.

— Извините, мисс, вы случайно не Джессика Марлоу?

— Случайно… да.

— Вы так похожи на свою мать…

Джессика не нашлась что ответить.

Неужели объявился блудный папаша, да еще и нафаршированный баксами?

Заметив на лице молодой особы трогательно растерянную и непонимающую улыбку, пожилой джентльмен проявил себя как знаток страстей и грехов человеческих.

— Нет, мисс, не волнуйтесь: я не ваш отец, когда-то сбежавший в Мексику.

— Жаль, — искренне ответила Джессика. — Весьма жаль.

— Тогда разрешите представиться: Томас Джон Крейг-младший.

Пожилой джентльмен вручил ей шикарную визитку, на которой фигурировали слова, имеющие прямое отношение к миру больших, очень больших финансов.

— Очень приятно.

Пожилой джентльмен убрал в карман впечатляющее портмоне и деликатно, в манере истинного покорителя дамских сердец, осведомился, не согласится ли мисс Джессика составить ему компанию на завтрашний ланч.

Заинтригованная сирота, мечтающая иногда о бездумном погружении в гламурную среду со всеми соответствующими атрибутами, вдруг призадумалась.

Как будто мать из гроба прошептала беспутной дочери слова, предостерегающие от неверного шага.

— Я подумаю, — сказала Джессика, невольно растерявшись от такого неожиданного предложения. — Подумаю.

— Думать полезно. — Пожилой джентльмен, сделав шаг в сторону, ненароком прислушался к птичьему хору. — Красиво поют беззаботные птицы…

— О вечном покое?

— Нет, мисс Джессика, о вечной жизни.

— На небесах?

Но пожилой джентльмен проигнорировал наивный и глуповатый вопрос молодой особы, еще не ведавшей ни о проблемах неизбежного старения, ни о новых открытиях геронтологической науки.

— Я подумаю, — снова повторила Джессика.

— До встречи, мисс.

Пока Джессика пристально изучала визитку, на которой стояло это гордое имя — Томас Джон Крейг-младший, его носитель укатил в черном «кадиллаке».


2
Тройной вдовец

— Ланч так ланч… — Джессика бережно убрала визитку в сумочку. — Хотя я никогда не верила в любовь с первого взгляда, особенно на кладбище.

— Правильно, мэм, что не верили.

Джессика повернулась на уверенный, спокойный баритон, выдающий сильного и крепкого мужчину.

Голос не обманул.

Широкоплечий парень в черном траурном комбинезоне, старательно обрабатывающий мыльным раствором крайнее надгробье, прервал не слишком веселое занятие.

— Извините, мэм.

Джессика пристально вгляделась в лицо чересчур настырного атлета.

Тот, нисколько не смущаясь, одарил ее восхищенным взглядом.

Джессика поправила мини-юбку.

Такому герою в кино бы сниматься, а не наводить могильную чистоту.

— Извините, мэм, я совершенно случайно услышал, совершенно случайно…

Джессике вдруг показалось, что это чрезвычайно умный и прозорливый человек, который для чего-то прикидывается неотесанным и примитивным.

— Старики с толстыми кошельками бывают иногда излишне требовательны в своих запросах, — продолжил он.

Джессика расстегнула еще одну пуговицу на блузке.

Наверное, учится в университете, а здесь подрабатывает? И пытается соответствовать своему нынешнему занятию.

— А девушки вроде вас иногда чересчур легкомысленны.

Джессика улыбнулась — в меру иронично.

— Мне покойная мамочка тоже прошептала что-то похожее.

— Когда? — Парень торопливо оглядел прилегающие могилы.

— То есть мне показалось, что прошептала… хотя вряд ли она упустила бы случай меня повоспитывать.

— И была бы совершенно права, мэм: судя по всему, вы очень доверчивы.

Джессика шагнула навстречу кладбищенскому смотрителю, посмевшему без предварительной договоренности приступить к анализу ее противоречивой натуры.

В этих университетах учат чему угодно, только не правилам хорошего тона.

— А вам какое дело до моей доверчивости? — Джессика уперла руки в бедра — эта воинственная поза всегда действовала на рьяных наглецов должным образом. — Отвечайте: какое?

— Вы правы, мэм, никакого.

— А не кажется ли вам, мистер, что кладбище — не самое подходящее место для упражнений в психоанализе?

— Мэм, для случайных знакомств кладбище тоже весьма сомнительный вариант.

— Вы на что намекаете, мистер?

— Да нет, даже и не думайте, будто я смею обвинять вас, мэм, в ловле одиноких мужчин, годных для удачного брака.

— Тогда зачем вы затеяли этот странный разговор? — Джессика сменила воинственную позу на соблазнительную. — Признавайтесь.

Нет, ей нисколько не хотелось флиртовать с этим типом, который отвечает за чистоту могил, — ей просто нравилось, когда мужчины все-таки иногда обращают на нее внимание.

— Ну так чего замолчали, мистер?

Джессика смело вознесла многострадальный каблук на бордюр, и мини-юбка почти совсем перестала скрывать то, чем гордится любая адекватная женщина.

Но атлета в траурном комбинезоне не смутили прелести, упакованные в полупрозрачные кружева.

— Мэм, я просто хотел вас предупредить.

— О чем же?

— У вашего нового знакомого немного странная репутация.

— Это вы про Томаса…

— Да, про Томаса Джона Крейга-младшего.

— Увлекается мужчинами?

— Нет, мэм.

— Неужели педофил?

— Нет, мэм.

Джессика настороженно взглянула на ряды ухоженных могил.

— Надеюсь, этот Томас не некрофил?

— Мэм, если бы его влекли трупы, он вряд ли заинтересовался бы такой очаровательной, полной жизни особой, как вы.

— Спасибо за комплимент.

— Нет, вы вправду очаровательны.

— Давайте вернемся к Томасу…

— Джону Крейгу-младшему.

— Продолжайте, продолжайте.

Джессика нарочно чуть наклонилась вперед, чтобы молодой кладбищенский уборщик оценил ее декольте и французский бюстгальтер.

— В общем, мэм, у Томаса Джона Крейга-младшего было три жены.

— Сколько?

— Три.

— А что, симпатичный мужчина.

— Без сомнения.

— За такого любая пойдет.

— Он этим и пользуется.

— Мистер, не морочьте мне голову. Давайте поконкретней, если у вас имеется компромат на Томаса…

— Джона Крейга-младшего.

— Я слушаю.

— В общем, предыдущие три жены, такие же славные, молодые и абсолютно здоровые, как и вы, погибли при невыясненных обстоятельствах.

— Все три?

— Да, и заметьте: с каждой он прожил не более года.

— Вы хотите сказать, что жен Томаса…

— Джона Крейга-младшего.

— Что жен преследует какой-то злой рок?

Но кладбищенский информатор уклонился от прямого ответа.

— Простите, мэм, наверное, я наболтал лишнего.

— Да нет, спасибо. Я теперь хоть в курсе, что Томас…

— Джон Крейг-младший.

— Что он вдовец. А то я могла бы попасть в нелепую историю.

— Значит, вы все-таки решили принять его приглашение?

— Но кто не рискует, тот остается в старых девах, — сказала Джессика излишне уверенно. — А перспектива ни разу в жизни не испытать медового месяца — не самая радужная.

— Вы правы, мэм.

И красавец с умными глазами, торсом атлета и замашками техасского ковбоя возобновил мытье надгробья.

— Кстати, а вы женаты?

— Я?

— Вы, вы.

— Пока нет.

— Я так и подумала.

Джессика рассмеялась.

— Да, последний штрих, мэм, — сказал могильный ковбой, окатывая из шланга скорбный медальон и позолоченную эпитафию. — Ни одна из жен Томаса Джона Крейга-младшего ни разу ему не родила.

— Невезучий он какой-то, вы не находите?

— Может, и невезучий…

— Жизнь покажет. — Джессика застегнула верхние пуговицы блузки. — Тем более что я ему ничего конкретно и не обещала.

Джессика нарочно резко повернулась спиной к нерадивому работнику кладбища.

— Ах да, мэм, совсем забыл! — крикнул ей вслед неунывающий парень. — Меня зовут Ральф.

Джессика почти остановилась, дожидаясь продолжения, но мойщик надгробий не произнес больше ни слова.

Будущая невеста Томаса Джона Крейга-младшего, выдержав гордую паузу, подходящую для уязвленного самолюбия, глянула через плечо.

Могильный ковбой исчез вместе со шлангом для полива и жесткой намыленной щеткой.

Исчез, как привидение.

Джессика внимательнее всмотрелась в ближнее надгробье, поблескивающее после мытья в лучах робкого солнца, ослабленного перистой облачностью.

Нет, этот Ральф явно не призрак.

Покидая кладбище, Джессика испытывала определенную досаду.

Ну почему ею серьезно заинтересовался пожилой джентльмен, похоронивший трех бесплодных жен, а не этот бодрый холостяк?

Джессика улыбнулась озорной мысли.

Если бы этот хамоватый красавец Ральф пригласил ее на завтрашний ланч, то она бы точно не отказалась…


3
Центральная башня

Вечером, лежа в постели и листая каталог встроенной бытовой техники, Джессика долго раздумывала о словах кладбищенского смотрителя.

Что могло скрываться за этими несчастьями, постигшими трех жен мистера Томаса Джона Крейга-младшего?

Она еще раз внимательно изучила шикарную визитку, весь длинный и одинокий вечер служившую ей закладкой для каталога.

Весьма и весьма солидный человек.

Она припоминала негромкий, сдержанный, серьезный голос, вспоминала устремленный на нее внимательный, проницательный взгляд из-под очков, и ей вдруг стало жаль этого загадочного, немолодого мужчину, которому, видно, много чего пришлось пережить.

В конце концов, он действительно мог оказаться просто закоренелым неудачником, такое бывает.

Может быть, именно ей, Джессике, одинокой сироте и тоже неудачнице в личной жизни, предназначено наконец-то сделать этого тройного вдовца счастливым.

А заодно и себя.

Джессика спрятала визитку между глянцевых страниц каталога.

Хватит мыкаться…

Джессика взбила подушку.

Хватит зря надеяться…

Джессика расстелила постель.

Хватит томиться в бездействии…

Джессика сменила пижаму на голубую прозрачную ночную рубашку, которая могла бы возбудить не только пожилого джентльмена, предлагающего скучный ланч, но и могильного красавчика, исчезнувшего, как привидение.

И тут всполошился телефон.

Никто и никогда не тревожил Джессику так поздно. Все подруги, коллеги и дальние родственники знали о ее привычке рано ложиться спать.<