Мэхелия Айзекс Взять реванш

1

Том Денвер досадливо покосился на свою невесту.

– Бога ради, скажи мне, зачем тебе это нужно. Мне казалось, что дела в кафе идут совсем неплохо. Зачем тебе понадобилось искать дополнительный заработок, играя роль чьей-то прислуги?

– Ты неправильно понял, – стараясь сохранить терпение, отвечала Камилла Гордон. – Видишь ли, это совсем новое дело. Представляешь, как будет здорово, если оно выгорит?

Том раздраженно фыркнул.

– Выгорит? У тебя же не будет ни минуты свободного времени.

– Ну почему же? – возразила Камилла. – Эта работа отнимет у меня один-два вечера в неделю. К тому же тебе ведь не придется скучать. У тебя есть свои клиенты, у меня будут свои.

– По-моему, ты сошла с ума!

– Да-да, я знаю. – Камилла откинула со лба светло-каштановую прядь, пытаясь сосредоточиться на лежавшем перед ней списке первоочередных покупок.

Впрочем, сосредоточиться не удавалось. Том стоял на своем, продолжая упорно твердить, что ее одержимость работой не более чем пустая прихоть.

– Я хочу сказать, что ты ведь училась не на шеф-повара, верно? – Тон его несколько смягчился, как будто он понял, что перегнул палку, и теперь хотел, чтобы слова его звучали как можно более весомо и убедительно. – Ты выпускница университета. Ты могла бы стать учителем, а вместо этого изображаешь из себя домработницу в чужой кухне.

Камилла вспыхнула.

– Я не изображаю домработницу. Я люблю свою работу, нравится тебе это или нет. Ты не понимаешь, что для меня новое занятие это своего рода приключение. Возможно, это начало совершенно новой карьеры.

– Ну да, карьеры кухарки.

– Мне приятно помогать людям, у которых нет времени или склонности самим позаботиться о себе.

– Я и говорю, прислуга.

– Называй это как угодно. – Камилле надоело его убеждать. Она обвела задумчивым взглядом опустевшее кафе: австрийские жалюзи, льняные скатерти. – Я думала, ты порадуешься моим успехам. В конце концов, идея открыть кафе принадлежит именно тебе.

– Верно. Потому что ты не знала, чем себя занять после окончания университета, и в то время можно было взять кредит. К тому же, если бы ты не заикнулась о том, что намерена развозить сандвичи, сомневаюсь, что я выступил бы с подобным предложением.

– Однако ты предложил, – сказала Камилла, поправляя веер из алых бумажных салфеток. – И я тебе благодарна. Я всегда мечтала об этом. Только вот… мама с папой так хотели, чтобы я училась в университете, и так много работали, чтобы отправить меня туда… Я просто не могла их разочаровывать. Впрочем, я не жалею, ведь я многому научилась, и в первую очередь ставить перед собой конкретные цели.

– То есть добиваться успеха в бизнесе. – Том покачал головой. – А я-то думал, ты хочешь выйти за меня замуж.

– Да, конечно. – Камилла порывисто повернулась к нему. – Но это не единственная цель моей жизни. Я хочу сделать карьеру, Том. По-настоящему хочу.

Том вздохнул.

– И ты полагаешь, что, занявшись индивидуальным обслуживанием, приблизишь свою мечту?

– Не знаю. Я ведь только в самом начале. Но мне повезло, что я встретила Кэрри. У нее на вечеринке я завела нужные знакомства.

– Но все они живут в Уэст-Энде! Тебе же придется возвращаться домой по ночам!

– Ах, Том! – Камилла подошла к Тому и села к нему на колени. – Не беспокойся за меня. Я отлично вожу машину, да и дни стали длиннее.

– А что будет, когда снова придет зима? – не унимался Том и, не в силах устоять перед искушением, поцеловал ее в щеку. – Впрочем, к тому времени мы уже поженимся, правда? Тогда тебе придется заботиться обо мне, на остальных у тебя просто не будет времени.

– Гм.

В голосе Камиллы послышались нотки сомнения, но Том был всецело поглощен исследованием ее уха и ничего не заметил. Однако, когда он протянул руку к пуговицам на ее рубашке, Камилла решительно остановила его. Не то чтобы она не любила Тома, нет. Но она не умела так сразу переключаться с одного на другое. И еще она не разделяла его желания прибегать к сексу как к средству улаживания споров.

– Эй…

Том капризно захныкал, увидев, что Камилла обеими руками держится за воротничок рубашки, но она была неумолима. С виноватой улыбкой она соскользнула с его коленей.

– Ты знаешь, который теперь час? – промолвила Камилла, нервно разглаживая подол черной юбки. – Мне еще нужно успеть к оптовику, пока он не закрылся.

Том с кислой миной наблюдал за ней. Наконец, поборов нетерпение, он встал, всем своим видом выражая покорность и смирение. Том был высокий, крупный мужчина с приятной внешностью, в которой угадывалось что-то от викингов. Отличавшийся спортивным сложением, он любил играть в регби. Возможно, именно этим пристрастием объяснялась некоторая флегматичность его натуры. Он гордился своей фигурой, хотя Камилла полагала, что после матчей он слишком налегает на пиво. Как бы там ни было, Том был добрый малый, уравновешенный, а главное – верный. Они познакомились шесть лет назад в подготовительном колледже.

– Знаешь… – Том большим и указательным пальцами захватил прядь ее волос и принялся задумчиво играть ею. У Камиллы екнуло сердце. – Должно быть, я единственный в нашем районе, чья девушка… то есть невеста, до сих пор девственница. Кэм, я должен ждать первой брачной ночи, да? Поэтому ты не позволяешь мне прикасаться к тебе?

Камилла потянулась за висевшим на спинке стула жакетом.

– Почему же не позволяю? – робко возразила она, про себя отметив, что Том снова выбрал неподходящий момент для выяснения отношений. – Но мы же всего месяц как помолвлены. Дай мне время, чтобы свыкнуться с этой мыслью.

– И сколько же тебе требуется времени, чтобы «свыкнуться с этой мыслью»? – раздраженно пробурчал Том. – Кэм, я тебя умоляю, это в наше-то время! Ты же сама любишь повторять о женском равноправии.

– Об интеллектуальном равноправии, но никак не о сексуальном, – парировала Камилла, надевая жакет. Внезапно ноготь зацепился за подкладку, и она тихо чертыхнулась. – Том, прошу тебя, я сейчас не в настроении.

– Порой мне кажется, что ты никогда не бываешь в настроении, – пробормотал Том.

Камилла вздрогнула и обернулась. – Что?

– Забудем об этом. – Том обмотал вокруг шеи клубный шарф и направился к выходу. – Так когда, говоришь, эта вечеринка? И по какому случаю?

Камилла, убедившись, что свет нигде не горит и сигнализация включена, проследовала за Томом.

– По случаю помолвки, – ответила она, закрывая дверь на ключ. – Во вторник в Мейфэре. Я разговаривала с человеком по имени Зивс, но, по-моему, он всего лишь секретарь или что-то в этом роде.

– В Мейфэре, говоришь? – Том криво усмехнулся и двинулся к стоявшей у тротуара машине. – У тебя наступают большие времена.

– Надеюсь. – Камилла изо всех сил старалась поддержать в себе состояние приятного возбуждения, охватившего ее, когда она получила заказ. – Что ж, до завтра.

– Да, если стряпня моей матери для тебя не слишком убога, – кисло заметил Том, распахнув дверцу машины.

Камилла вздохнула.

– Может быть, хватит! – в сердцах воскликнула она. – Неужели хотя бы в глубине души ты не рад моим успехам? Я не хочу всю жизнь оставаться официанткой.

– Я тоже не хочу, чтобы ты всю жизнь оставалась официанткой, – отозвался Том, садясь за руль небольшой спортивной «мазды». Потом, передернув плечами, он протянул Камилле руку. – Впрочем, я действительно рад за тебя. Только не задавайся, ладно? А то решишь, что агент, который работает как вол, недостоин твоей руки.

– С каких это пор агенты по продаже недвижимости стали работать как волы? – Камилла с облегчением улыбнулась. – Хорошо, обещаю не задирать нос. А теперь мне пора, не то оптовик и впрямь закроется.

Том кивнул. Камилла проводила взглядом удалявшуюся машину и перешла на противоположную сторону, где был припаркован ее мини-вэн (микроавтобус). Хотя машина и была оборудована полками для перевозки приготовленных дома обедов, Камилла подумала, что, если она хочет расширить дело, ей придется подыскать более подходящее транспортное средство. Мини-вэн вполне ее устраивал, пока ей приходилось разъезжать только по городу – от дома до работы, иногда посещая магазин типа «плати наличными и уноси», – но для дальних поездок за город он не годился, тем более что иногда ей придется брать с собой Сэнди.

Когда она наконец добралась до дому, ее ждал ужин, который приготовила мать. Камилла, хоть и работала в кафе, редко ела там. Кроме того, их маленькое заведение в половине шестого закрывалось, и к тому времени, когда Камилла и ее помощница Сэнди Лестер заканчивали уборку и накрывали на столы свежие скатерти, она валилась с ног от усталости. К тому же ей было приятно сознавать, что дома ее ждет ужин.

– У тебя усталый вид, – с тревогой в голосе сказала миссис Гордон, ставя на стол тарелку с хорошо прожаренным стейком и пирог с телячьими почками.

Камилла скривила губы.

– В самом деле? Спасибо. Именно это я и мечтала услышать.

– Да-да, – подтвердила мать, усаживаясь напротив и разглядывая темные круги под глазами дочери. – Чем ты до сих пор занималась? Отец с твоей сестрой уже больше часа как поужинали. Так что не обессудь, если мясо чуть-чуть подсохло. Оно стоит в духовке с половины седьмого.

Камилла улыбнулась.

– Все отлично, – сказала она, без всякого энтузиазма отправляя в рот кусочек пирога. – Ты же знаешь, я должна была заехать к оптовику. Я тебя утром предупреждала.

– Но так долго?

– Ну… я поздно закончила. – Камилла облизала губы. – Не успели мы закрыться, как приехал Том.

– Вот оно что. – Миссис Гордон, казалось, ничуть не удивилась, услышав это. – И что же он говорит?

Камилла поморщилась.

– Неужели не догадываешься?

– Он недоволен, что ты решила заниматься обслуживанием частных вечеринок, верно? По правде сказать, я его понимаю.

– Ах, мама, оставь.

– Что значит «оставь»? Ты же знаешь, как мы с отцом переживаем за тебя. Угораздило же тебя познакомиться с этой Кэрри Мэллори. Это она сбила тебя с толку. Никогда ей этого не прощу.

– Мамочка, я познакомилась с Кэрри в университете, не забывай. А ведь это была ваша с папой идея, что я должна учиться. Кстати, она теперь Мейсон, а не Мэллори. И что бы ты ни говорила, я считаю, что именно она дала мне шанс.

– Ну да, шанс – готовить для незнакомых людей. Быть прислугой.

Камилла вспыхнула.

– Нет! Это не так. И почему мне кажется, что я слышу голос Тома? Я просто развожу продукты, вот и все. А чем, по-твоему, я занимаюсь в кафе?

– Кафе принадлежит тебе… по крайней мере, ты выплачиваешь ссуду благодаря бабушкиной страховке.

– Кафе никуда не убежит, просто теперь я буду заниматься еще и доставкой.

– Гм. – Слова дочери, похоже, не произвели на миссис Гордон никакого впечатления. – А им известно – я имею в виду друзей Кэрри, – что ты в этом деле дилетант?

– Я профессионал, – упорствовала Камилла.

– Не думаю, что свидетельство об окончании вечерних курсов может заменить тебе профессиональные навыки, – стояла на своем мать. – Может, они наивно полагают, что у тебя есть опыт работы в каком-нибудь престижном лондонском ресторане. Интересно, что бы они сказали, если бы увидели твой «Бабушкин погребок»?

– Мне плевать, – воскликнула Камилла, отодвигая в сторону тарелку со стейком, к которому практически не притронулась. – Спасибо за ужин. А теперь, если не возражаешь, я хочу принять душ.

Миссис Гордон шумно вздохнула.

– Ну прости, – сказала она, не спуская встревоженных глаз с дочери, которая решительно встала из-за стола. – Возможно, мне не следовало этого говорить. Но я беспокоюсь за тебя, Кэм. Честное слово. Ты не находишь, что у тебя и в кафе достаточно работы, чтобы взваливать на себя еще и доставку?

Камилла остановилась в нерешительности.

– А тебе не приходило в голову, что в кафе мне никогда не заработать столько, сколько я могу получить, занимаясь доставкой? Я не хочу отказываться от кафе, нет. Напротив, я хочу сделать его лучше. И если мне улыбнется удача, я смогу взять повара на полную ставку. Тогда мы сможем значительно расширить меню как в кафе, так и в службе доставки.

Мать нахмурила брови.

– Хорошо, а что говорит Том?

– Том хочет, чтобы я работала в кафе до тех пор, пока мы не поженимся. А дальше… Кто его знает? По-моему, он не очень-то хочет, чтобы я активно занималась карьерой.

Миссис Гордон вздохнула.

– Что ж, на мой взгляд, он по-своему прав. В конце концов, пока ты снова не встретила Кэрри Мэл… Мейсо