Джессика Харт
Временная секретарша


Глава первая

— Сколько, по-вашему, сейчас времени?

Финн, нахмурившись, поднял голову.

Кейт посмотрела на часы.

— Сейчас… э-э-э… почти четверть десятого.

— А вы должны приступать к работе, во сколько?

— В девять.

Кейт с ужасом почувствовала, как раскраснелось ее лицо. Она вспотела и запыхалась, пробежав всю дорогу от метро до офиса. В лифте Кейт подтянула колготки и, поглядев в зеркало, убедилась в том, что ее темно-каштановые кудрявые волосы, которые и в лучшие-то времена было трудно уложить, безнадежно спутались.

Не лучшее начало дня.

Особенно неопрятно она смотрелась рядом с Финном. В сером костюме и безупречной рубашке ее новый босс казался Кейт застегнутым на все пуговицы. У него было мужественное лицо, холодные серые глаза и густые темные брови. Сейчас его губы были сжаты и не выражали ничего, кроме неодобрения.

— Я знаю, что опоздала, извините, — задыхаясь, проговорила она, и пустилась в длинные объяснения о том, как она помогала заблудившейся в метро старушке. — Не могла же, я ее там бросить, закончила Кейт. — Поэтому я проводила ее до Пэддингтона и показала, где ее поезд. Старушка была так расстроена. Она не очень хорошо владела английским и с трудом могла разобраться, куда едет и как ей попасть в пункт назначения. А контролер даже не подумал помочь ей. Как бы он себя почувствовал, если бы пытался найти дорогу… ну, не знаю… скажем, в джунглях Амазонки?..

Финн устало посмотрел на нее.

— Все это меня не касается. Единственная вещь, которая меня сейчас волнует, — это то, что в преуспевающей компании не так просто быть секретарем. Элисон, например, взяла себе за правило приезжать за десять минут до начала рабочего дня. На нее всегда можно положиться.

Не такая уж она надежная, раз умудрилась сломать ногу, когда каталась на лыжах, подумала Кейт. Ей изрядно поднадоело слышать об идеальной Элисон, секретарше Финна, которая была и рассудительной, и квалифицированной, и безупречно одетой, и еще печатала со скоростью света. Рабочее место Элисон, конечно, тоже всегда было аккуратным.

Без нее Финну было нелегко. Уже две временные секретарши в слезах уволились, не в состоянии соответствовать высоким стандартам Элисон. Кейт была удивлена, что продержалась так долго. Это была третья неделя ее работы и, судя по выражению лица Финна, последняя.

Ее не удивляло, что остальные сдались. Финн Макбрайд был сварлив и к тому же умел уколоть словом. Если бы ей так не нужна была работа, она бы тоже хлопнула дверью.

— Я же извинилась, — угрюмо проговорила Кейт.

Это не произвело впечатления на Финна. Его холодные серые глаза с гневом обследовали ее с ног до головы, задержавшись на спутанных волосах.

— Я плачу деньги своим сотрудникам, — холодно сказал он, — и хочу, чтобы они занимались своей непосредственной работой. Вы же, кажется, считаете, что вам платят за то, что вы целый день отвлекаете всех от нее.

У Кейт буквально отвисла челюсть от такой несправедливости. Она предприняла несколько попыток поближе познакомиться с остальными сотрудниками, но они не имели особого успеха. Должно быть, Финн видел сквозь стены, если узнал, что Кейт разговаривала с кем-то!

— Я никого не отвлекаю.

— А как иначе это назвать? — спросил Финн. — Вы все время где-то в коридоре или в других офисах болтаете с кем-нибудь.

— Это называется социальным взаимодействием, — возбужденно ответила Кейт. — Людям свойственно общаться. А в этом офисе все, как будто роботы. Я буду счастливейшей из смертных, если услышу от вас «доброе утро».

Темные брови Финна угрожающе сдвинулись к переносице.

— Элисон никогда не жалуется.

— Ну, может, Элисон нравится, когда с ней обращаются, как с принтером или ксероксом, — ядовито возразила она.

Финн бросил на нее сердитый взгляд. Похоже, его застали врасплох. Впрочем, он довольно скоро оправился.

— Я слишком занят для экивоков.

— Вежливость не занимает много времени, — не могла остановиться Кейт. — Всегда можно начать с чего-нибудь простого, например «как дела?» или «приятных выходных». А если это будет получаться, можно попытаться освоить и более сложные фразы типа «благодарю за помощь».

— Ну, последняя мне не понадобится, пока вы здесь, — последовало оскорбительное замечание Финна. — Честно говоря, даже если бы вы и приносили какую-нибудь пользу, не вижу причины менять свои привычки ради вас. И если вы еще не заметили, что начальник здесь я, я дам распоряжение подыскать мне другую временную секретаршу!

Этого было достаточно, чтобы Кейт замолчала. Она не могла позволить себе потерять это место. В агентстве и без того неохотно послали ее сюда, и в случае увольнения она может вылететь из списков ищущих работу.

— Я могу обойтись, — быстро сказала Кейт. — Мне просто это не нравится.

— А это и не обязательно, — отрезал Финн. — Теперь мы можем начать работать? Мы и так уже потеряли немало времени.

Кейт едва успела снять пальто, как ей пришлось выдержать долгую и изнурительную диктовку на предельной скорости. Она еле сдерживала гнев, пока ее ручка носилась по бумаге, и с трудом сдержала вздох облегчения, когда зазвонил телефон.

Пока Финн говорил по телефону, Кейт тайком наблюдала за ним из-под ресниц. Он слушал кого-то на том конце провода, время от времени, бормоча замечания, и рассеянно рисовал черные квадратики на лежащем перед ним листе бумаги.

По рисункам обычно можно многое сказать о человеке. Что же значат черные квадратики — заинтересовалась Кейт. Скорее всего, они указывают на угнетение. Подходит, учитывая его всегдашнюю замкнутость.

Но не энергичность. О чем свидетельствовала линия рта.

Кейт быстро отвела глаза. Она принялась разглядывать рамку для фотографии, единственное свидетельство наличия у него личной жизни. С того места, где она сидела, изображения не было видно, но Кейт знала, что там очень красивая темноволосая женщина с большими синими глазами и младенцем на руках. Оба улыбаются в камеру.

Жена Финна, заключила Кейт, удивляясь, как он вообще смог подобрать слова, чтобы попросить кого-то выйти за него замуж, тем более такую красавицу. Было трудно представить его улыбающимся или с ребенком на руках, что уж там говорить о поцелуях и прочем.

Странная мысль. Холодок пробежал по спине Кейт, и она вздрогнула, обнаружив, что смотрит прямо в ледяные серые глаза Финна. Он закончил телефонный разговор и с легким раздражением наблюдал за ней.

— Вы проснулись? Прочитайте, на чем мы остановились.

«Пожалуйста», — хотела пробормотать Кейт, но, взглянув на лицо Финна, решила, что сегодня не лучший день для уроков хороших манер.


Она сорвала злость на клавиатуре, бешено стуча по клавишам, когда снова зазвонил телефон.

— Слушаю, — рявкнула Кейт в трубку.

— Это Фиби.

— О, Фиби… привет.

— Что случилось? Ты такая сердитая.

— Это снова мой босс, — пожаловалась Кейт. — Он такой грубый. Прошлый тоже был не подарок, но этот переходит все границы.

— Но он, по крайней мере, не такое ничтожество, как твой последний начальник, — попыталась приободрить ее Фиби.

— Не думаю, что этого можно назвать ничтожеством, — рассудительно ответила Кейт, — но от этого с ним не легче общаться.

— Привлекательный? — спросила Фиби.

— Довольно-таки, — неохотно признала Кейт. — Если тебе нравятся суровые мужчины типа «моя работа — это моя жизнь». Но, насколько мне известно, это не для тебя!

— Не считаю, что кто-то сможет назвать Гиба суровым, — сказала Фиби.

Они рассмеялись, и Кейт почувствовала себя лучше. Она была рада за подругу. Перемены, произошедшие с Фиби после того, как она вышла замуж за Гиба, были потрясающими. А в собственной личной жизни Кейт наступил полный штиль, после того как Сэб бесцеремонно бросил ее.

— Я звоню, чтобы напомнить тебе о приглашении на ужин сегодня вечером, — продолжала подруга. — Ты придешь?

— Конечно, — ответила Кейт, но Фиби уловила замешательство в ее голосе.

— Что?

— Ну, Белла намекнула, что вы решили устроить мне свидание вслепую сегодня вечером.

— Она не должна была говорить тебе! Я сказала ей только потому, что хотела пригласить ее и Джоша, чтобы все было больше похоже на дружескую вечеринку. Но она теперь встречается с каким-то новым парнем, и он ведет ее в модный ресторан как раз сегодня. Но Джош обещал прийти, — добавила она обнадеживающе.

— Почему ты мне не сказала?

— Потому, что я хотела, чтобы вы оба вели себя естественно, а то ты будешь нервничать, гадая, нравишься ему или нет.

— Хмм. И что же вы ему обо мне рассказали?

— Что ты высококлассная секретарша — ведь ты можешь ею быть, если немножко сосредоточишься! — заметила Фиби. — У него собственный офис, и твоя временная работа не помеха. Мы сказали ему правду, только правду и ничего, кроме правды, — невинно закончила она.

— О, так, значит, правду! И какую же именно правду?

— Что ты добрая, веселая и привлекательная и вообще абсолютно замечательная, — твердо произнесла ее подруга.

— А его не удивит, почему такая замечательная, вынуждена знакомиться с кем-то через друзей? Почему же тогда мужчины не бросаются к моим ногам?

— Не знаю. Действительно, что с ними такое?

Именно это качество Фиби больше всего нравилось Кейт. Она никогда не сомневалась в своих друзьях.

— И что это за парень?

— Я никогда его не видела, — призналась Фиби. — Он старый друг Гиба.

— Насколько старый?

— Думаю, сорок с небольшим.

— Значит, как раз на пороге кризиса середины жизни, — произнесла Кейт с несвойственным ей цинизмом.

— У него уже было достаточно кризисов, — серьезно сказала Фиби. — Он вдовец. Его жена умерла, когда их дочь была совсем крошкой, с тех пор он растит ее один.

— Это ужасно. — Кейт невольно почувствовала симпатию к этому человеку и чувство вины за свой легкомысленный комментарий. — Ему, должно быть, трудно.

— Наверное. Гиб сказал, что он обожал свою жену, но это было шесть лет назад. Он думает, что его маленькой дочке нужно, чтобы рядом была женщина. Поэтому он начал встречаться с женщинами, а Гиб предложил пригласить вас обоих на ужин и познакомить.

— Вряд ли я гожусь в мачехи, — с сомнением произнесла Кейт. — Я ничего не знаю о детях.

— Ерунда! — Фиби не колебалась ни секунды. — Ты так здорово ладишь с животными. Дети почти то же самое. Им нужен кто-то, кто возьмет их под крылышко. А кто лучше тебя справляется с хромыми утятами?

— Но я не хочу встречаться с хромым утенком, — запротестовала Кейт. — Мне нужен кто-нибудь сексуальный и обаятельный.

Как Сэб.

Видимо, та же мысль промелькнула и в мозгу Фиби.

— Нет, — твердо сказала она. — Теперь тебе нужен кто-то добрый.

Кейт вздохнула.

— Почему это не может быть кто-нибудь добрый и одновременно сексуальный и обаятельный?

— Потому, что я уже вышла за него замуж, — самодовольно заявила Фиби. — Послушай, у этого парня нелегкая жизнь, будь с ним поласковей.

— О, ну конечно, — проворчала Кейт. — И все-таки, как его имя… — Дверь кабинета Финна внезапно распахнулась, и она поспешно оборвала разговор: — Ой, сюда идет мистер Грубость! Нам лучше попрощаться. — Кейт поспешно положила трубку.

Финн бросил на нее подозрительный взгляд.

— С кем вы разговаривали?

Кейт не собиралась сообщать ему правду. У нее было богатое воображение, и она решила им воспользоваться. Кейт пустилась в длинный и далекий от правды рассказ, придумав некоего знакомого Элисон, который находился в командировке в Сингапуре и только сейчас узнал, что та сломала ногу. Он справлялся, куда можно послать открытку с пожеланиями скорейшего выздоровления.

— Я ответила, что он может прислать ее сюда, и мы передадим ее, — закончила она.

К этому времени терпение Финна уже было на исходе.

— Лучше бы я не спрашивал, — вздохнул он. — Четверть часа моей жизни пропали впустую!

— Но мы же не операции на головном мозге проводим, — мрачно пошутила Кейт. — Пятнадцать минут туда или сюда не имеют значения.

— В таком случае вам не составит труда задержаться после работы, раз уж вы потеряли целый час сегодня утром. У нас на подходе очень серьезный проект, и есть несколько факсов, которые нужно отправить до завтрашнего утра.

— Боюсь, что не смогу, — ответила она без всякого сожаления в голосе. — У меня встреча.

— А вы не можете позвонить своим друзьям и предупредить, что задержитесь?

Если бы на месте Финна Макбрайда был кто-нибудь другой, Кейт так и сделала бы.

— О, не думаю, что моему приятелю это понравится, — сказала она, изображая самодовольство.

— У вас есть приятель?

Финн не скрывал своего удивления, и Кейт разозлилась.

— Да, — сказала она, решив убедить его в том, что даже если она и не лучшая секретарша, то кому-то она все же нужна. Доверительно наклоняясь вперед, Кейт продолжала: — Думаю, на этот вечер у него особые планы. Он собирается сделать мне предложение!

— Правда? — Финн пренебрежительно поднял бровь.

— О да! — пылко воскликнула она. — Именно поэтому я и работаю временно. Как только я встретила… — Кейт лихорадочно подбирала имя, и вспомнила чрезвычайно обаятельного нынешнего приятеля Беллы, — Уилла, — произнесла она после едва заметной паузы, — мы сразу поняли, что созданы друг для друга. Он финансовый аналитик, — легкомысленно продолжала Кейт, рассудив, что карьеру Уилла она тоже может позаимствовать, — поэтому я не хочу устраиваться на постоянную работу, ведь его в любой момент могут послать в Нью-Йорк или Токио. Он постоянно повторяет мне: «Милая, тебе вовсе не обязательно ходить на работу каждый день», но для меня важно сохранять финансовую независимость.

— Не думал, что ваше жалованье временной секретарши имеет какое-то значение, раз вы живете с финансовым аналитиком.

— Это дело принципа, — беспечно сказала Кейт.

Финн повернулся к своему кабинету.

— Сделайте своим принципом являться на работу во время, — произнес он неприятным тоном.


Жаль, что у нее лучше получается придумывать жизнь, чем на самом деле устраивать ее, мрачно размышляла Кейт, пока автобус полз в потоке машин в час пик.

Чего она достигла к тридцати двум годам? Ни карьеры, ни собственного дома, ни близкого человека. Единственное, что она приобрела за последние несколько лет, был лишний вес. Когда ее подруги расставались с кем-то, они худели. Кейт же только с помощью еды смогла пережить расставание с Сэбом и потерю работы незадолго до Рождества.

Кейт поклялась найти новую, лучшую работу и нового, лучшего мужчину. И еще она начнет ходить в спортзал, сбросит лишние килограммы.

После пары бутылок шампанского все это казалось таким достижимым. И вот уже февраль, а новогодние планы до сих пор на стадии благих намерений.

Даже временная работа подворачивалась крайне редко. Кейт уже была готова устроиться официанткой в местный бар, когда Элисон сломала ногу.

Когда она добралась до дома, Белла с накрученными на бигуди волосами жевала тост на кухне. С тех пор, как Фиби вышла замуж и переехала к Гибу, они и угрюмый кот Кейт жили в доме втроем.

Кот задумчиво ждал у холодильника, и Кейт знала, что лучше даже не пытаться присесть, пока он не накормлен. Он мог исцарапать ей ноги. Поэтому она нашла пакетик дорогущего кошачьего корма, единственное, что он, соглашался есть, и переложила его в миску еще до того, как сняла пальто.

— Я думала, у тебя сегодня свидание? — спросила она Беллу, завистливо поглядывая на тост.

Белла могла есть все, что нравится, и не полнеть при этом.

Белла была симпатичной го