Рини Россель Придуманная свадьба

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Люси, милая, что?.. О, Боже мой, близнецы!

Люси нахмурилась, потянулась и вдруг поморщилась от внезапной боли в бедре. Какой странный сон! В нем был Джек, и Джек из-за чего-то волновался. На него это совсем не похоже. Он достаточно уравновешенный парень.

Еще один приступ резкой боли в бедре заставил ее окончательно проснуться. Как же она устала! Каждая клеточка ее тела требовала покоя. Но какая-то мысль вертелась в голове, мешая ей снова заснуть.

Люси открыла глаза и с удивлением осмотрелась. Почему она спала на этом незнакомом бархатном диване? Голова на подлокотнике, а ноги свешиваются и уже затекли от неудобной позы. Люси вскочила, ужаснувшись тому, что задремала. Совершенно непонятно: как она смогла заснуть в такой критический момент? Усилием воли девушка окончательно прогнала усталость. Мерцание двух свечей на пыльном столе было единственным освещением, но и этого света оказалось вполне достаточно, чтобы убедиться, что ее младшей сестренки в комнате нет. Люси успокаивала ее — держала ее за руку… А теперь Хелен исчезла! Сердце Люси замерло от страха.

— Хелен?

Как сквозь туман она увидела двух новорожденных малюток, которые лежали на диване, завернутые в ее плащ, — маленький драгоценный сверток. Слава Богу, с ними все в порядке. Одернув свитер, Люси взволнованно оглядывалась по сторонам. В особняке было очень холодно, а ее сестра только что родила двух малышек и была очень слаба. Хелен, должно быть, совсем замерзла. Но куда же она пропала?

— Хелен? — Ни звука в ответ. От ужаса у Люси перехватило дыхание. — Хелен? — закричала она в отчаянии. — Пожалуйста, отзовись, где же ты?

Вдруг Люси услышала, как кто-то бежит. Она бросилась на звук быстрых шагов и увидела высокую темную фигуру, которая появилась в дверях, заслонив собой свет. Люси ощутила еще большую тревогу. Что все-таки происходит? Неужели она была настолько измотана и эмоционально истощена, что ей уже стали мерещиться привидения? А может, она все еще спит? Да, конечно же, она все еще спит. И нет никакой громадной пугающей фигуры, а Хелен дремлет на диване рядом со своими дочурками…

Сжав кулаки, Люси зажмурилась.

— О, пожалуйста, пожалуйста, я хочу проснуться, избавиться от этого кошмара!

Но тут же услышала, как кто-то прошел в комнату, кто-то, кто уже не казался ей привидением. Ужас и беспомощность овладели ею. И единственной мыслью было броситься к малышкам и попытаться спасти их.

Она было кинулась к дивану, но услышала довольно-таки странный звук. Кто-то усмехнулся.

В тот же момент чьи-то нежные руки сжали ее плечи.

— Люси, Люси… — с мягкой настойчивостью прозвучал мужской голос, но от звука этого голоса Люси только сильнее задрожала. — Я знаю, что я не мужчина твоих грез, но кошмары!.. Дай же мне передохнуть!

Этот голос! Она знала этот голос! Но его владелец не мог находиться здесь. Он должен был быть на Бермудах. Его последнее письмо пришло именно оттуда.

Она подняла веки. И первое, что увидела, были светло-карие глаза с веселой искоркой.

— Джек? — Хотя в комнате царил полумрак, она никогда не спутала бы эти глаза ни с чьими другими. — Джек! — Она схватила его за рубашку. — О, слава Богу, ты здесь! Хелен пропала! Ты должен мне помочь найти ее.

— Успокойся. — Джек обнял ее. — Я уже усадил Хелен в машину и сообщил в больницу, что мы скоро приедем.

Люси настолько обрадовалась, что не могла произнести ни слова. Она лишь обняла его изо всех сил.

— А что… что ты делаешь в Брэнсоне?

— Ну, как обычно. — Он притянул ее к себе поближе — так, что она чувствовала его дыхание. — Ты же знаешь: сражаюсь с драконами. Освобождаю девиц из заточения.

Люси чувствовала себя такой защищенной в его объятиях… Его голос так успокаивал ее… Она уже собиралась оторваться от него, но он ее опередил. Шагнул к дивану, на котором лежали ее маленькие племянницы, посмотрел на них и сказал:

— Как ты думаешь, нам удастся спасти этих юных дам?

Люси захотелось улыбнуться шутке Джека. И как это ему всегда удается рассмешить ее? Когда она снова посмотрела на него, он уже взял малышек на руки и собрался идти. Люси поспешила за ним. Но вдруг, вспомнив свой странный сон, остановила его:

— Ты назвал меня «милая»?

На секунду ей показалось, что в его взгляде промелькнуло замешательство, но оно так же быстро исчезло, как и появилось. Люси даже не смогла бы с уверенностью сказать, было ли оно вообще. Джек начал спускаться по ступенькам.

— Конечно. Всех девчонок из семейства Кросби я называю «милыми». Благодаря этому мне не обязательно помнить вас по именам.

Люси покраснела, почувствовав, что над ней смеются, и стала спускаться вслед за ним.

— Прости, наверное, я слишком переволновалась.

— Да ладно. — Он передал близнецов Хелен и помог Люси сесть в свою роскошную машину. Наклонился к ней, заправил прядку светлых волос ей за ухо и добавил: — Между прочим, с днем рождения, Люси. — Прежде чем она успела что-либо сказать в ответ, он уже сидел на месте шофера и заводил мотор. Она смущенно улыбнулась. Могла бы и догадаться, что Джек не забудет о ее дне рождения…

Одна из малышек захныкала, и Люси обернулась к младшей сестре:

— Ты себя хорошо чувствуешь, Хелен?

Молодая мама, повернув голову, ответила:

— С такими помощниками, как ты и Джек, разве я могу чувствовать себя плохо?

Внезапно Люси захотелось плакать — ей даже не верилось, что все таким чудесным образом разрешилось! Но она взяла себя в руки. Сейчас не время для слез. Тем более, что самое страшное позади. Слава Богу, роды прошли нормально.

Джек поднял трубку телефона в машине.

— Я позвоню в полицию: Элайза заявила, что вы пропали. — Потом он еще позвонил и Элайзе, сказав, чтобы она встречала их в больнице.

Люси откинулась на сиденье. Как хорошо, что Джек рядом и обо всем позаботится.

Но одна мысль все же мучила ее — мысль о Стэдлере. Люси закусила губу — лучше испытывать физическую боль, чем думать об этом человеке. Сейчас она не в том настроении, чтобы предаваться грустным размышлениям о разбитом сердце и жестоком обмане. Сейчас ей хотелось думать только о приятном. Ее взгляд упал на широкие плечи Джека, потом скользнул по красивым загорелым рукам, уверенно державшим руль. Лучше она будет думать о Джеке.

Пятнадцать лет назад его мать, Рита Галлахер, сошлась с их отцом, но, прожив с ним три года, так и не позволила ему усыновить Джека. Тем не менее, даже когда Рита убежала с очередным мужчиной, сестры Кросби не захотели расставаться с Джеком, который, хотя и не был их кровным родственником, был им как брат.

Джек мчал в больницу, а Люси размышляла: как же он умудряется появляться именно в тот момент, когда нужен им?

* * *

Джек передал ей стаканчик с горячим кофе. Родильное отделение находилось в новом здании больницы. Приемный покой был такой же, как и во всех подобных учреждениях: стены выкрашены в розовато-лиловый и бирюзовый цвета, ковер на полу, казавшийся абсолютно лишним здесь, где все и так разговаривают вполголоса и ходят на цыпочках.

Мебель была скудная и не очень удобная, но Люси не хотелось никуда уходить отсюда. Она слишком устала. Впрочем, врач только что поднял ей настроение, сообщив, что с Хелен и детьми все будет хорошо.

— А где же Элайза? — Джек сидел на стуле слева от Люси.

— Ну, ты же знаешь ее. Бегает где-нибудь.

— Ох уж эта наша Элайза! Маленькая наседка. — Джек обнял Люси за плечи. — У тебя все в порядке?

Она знала, что он имеет в виду ее отношения со Стэдлером, но не хотела говорить об этом. Рана, которую ей нанесли, была еще слишком свежей. Поэтому, отхлебнув немного кофе, Люси кивнула:

— Все в порядке. Теперь, когда я знаю, что Хелен и дети в безопасности, мне больше не о чем беспокоиться.

— Ты сделала очень много. — Джек с улыбкой смотрел на нее. Это была та самая прекрасная, успокаивающая улыбка, с которой он всегда смотрел на нее, когда она, еще маленькая девочка, прибегала к нему в комнату во время грозы. Появившийся в их семье большой, сильный Джек — на семь лет старше ее — казалось, абсолютно ничего не боялся. — Ты молодец, что сообразила поставить свечи на окно, Люси.

Она не сдержала улыбки.

— Спасибо. Но я и представить не могла, что ты явишься в ответ на мои мольбы.

Что-то загадочное, почти страдальческое промелькнуло в его глазах. Джек кашлянул.

— Получается, у тебя и твоих племянниц день рождения в один день.

Люси еще не думала об этом.

— Выходит, что так. — Она слабо улыбнулась и зевнула, прикрыв рот ладонью. Заметив его взгляд, Люси смутилась. — Извини. Это была долгая ночь.

Он тоже улыбнулся.

— Да. Я приехал из аэропорта Спрингфилд в гостиницу уже поздним вечером. И когда Элайза пошла за вами, выяснилось, что вы с Хелен еще не вернулись с прогулки. В течение двух часов мы колесили по всей округе, пытаясь вас найти. Потом Элайза отправилась в полицию, а я случайно заметил свечу в окне особняка.

— Хелен нельзя было оставлять одну. Вторая малышка родилась намного позже первой. Я должна была что-то предпринять.

Наступила пауза. Люси почувствовала себя несколько неловко и не могла понять почему.

— Элайза рассказала мне о Стэдлере, — наконец не выдержал Джек. — Если хочешь, мы можем поговорить об этом.

При упоминании имени Стэдлера Люси вся сжалась. Она покачала головой. Потом прошептала:

— Я не могу. Не сейчас. Но все равно — спасибо.

— Не за что. Я могу подождать. — Он поджал губы, пытаясь найти другую тему для разговора. — А где Деймьен?

Обрадовавшись, что можно переключиться на что-то другое, Люси оживилась.

— Он из-за снегопада застрял в аэропорту в Денвере. Деймьен почти закончил свою поездку. Осталось всего лишь два города. — Она отхлебнула еще кофе и улыбнулась. — Когда я с ним разговаривала полчаса назад, он ясно сказал мне, что намерен поставить точку. Передаю дословно: «Мне абсолютно неважно, что моя книга возглавляет список бестселлеров и что моего издателя наверняка хватит удар. Я должен быть с Хелен и моими малышками. Поэтому, как только закончится снегопад, я вернусь домой». — Люси была счастлива за свою младшую сестру, имевшую такого прекрасного мужа. — Деймьен замечательный парень.

Тут она заметила, что Джек смотрит на нее очень серьезно и внимательно. Она тоже посмотрела ему прямо в глаза, и ее сердце наполнилось радостью из-за того, что он был рядом.

Его темные густые волосы падали ему на воротник, а шелковый галстук был наполовину развязан, отчего Джек больше напоминал подростка, чем преуспевающего бизнесмена.

Он закатал рукава рубашки, обнажив крепкие, сильные руки. Люси вспомнила, как однажды забралась на дерево и не могла слезть. Но тут появился Джек и помог ей. А когда она упала с велосипеда, он на руках отнес ее к доктору и все время, пока врач обрабатывал рану у нее на бедре, держал ее. Она тогда кричала на него, говорила, что его ненавидит и будет презирать всю жизнь. А он в ответ, смеясь, повторял: «Ты просто безумно любишь меня».

Она улыбнулась своим мыслям. Люси и в самом деле была от него без ума. И, должно быть, тогда еще не умела скрывать свои чувства. Она провела рукой по спутанным волосам. Ей захотелось, чтобы Джек покрепче обнял ее, как бывало в детстве. Сейчас Люси нужна была прежняя защита и поддержка.

— Близнецы должны были родиться в апреле?

Его вопрос заставил ее очнуться от размышлений. Люси вспыхнула. Что бы сказал Джек, узнай он, что она сидит и думает о его руках?

Она кивнула.

— Оставалось еще две недели. — У нее защемило сердце, а глаза снова наполнились слезами. — О, Джек! Это я во всем виновата!

Он ослепительно улыбнулся.

— Так это от тебя Хелен забеременела?! А я-то все думал, от кого.

Люси пихнула его в бок, но не могла удержаться от смеха.

— Джек, ты слишком много работаешь. Тебе необходимо прослушать курс по вопросам планирования семьи. — Тем не менее шуткой ему удалось снять ее напряжение. Но Люси все еще не могла спокойно вспоминать события прошлой ночи. — Нет, правда. Если бы я не была так расстроена, Хелен не предложила бы погулять, мы бы не забрели так далеко и у нее не начались бы схватки.

— Знаешь, близнецы иногда рождаются раньше срока. Не вини себя.

Она снова посмотрела на него.

— Так ты прослушал этот курс? — (Его темные брови удивленно поднялись.) — Я имею в виду