Ада Суинберн Сердце ковбоя

ГЛАВА 1

Вертолет частной авиакомпании «Эверс эйрлайнз» развернулся над бескрайними зелеными пастбищами, окаймленными с северо-востока горным кряжем. Далеко внизу виднелись стада коров, табуны лошадей. Серебристой лентой сверкнула извилистая река, протекающая через долину.

Какая красота! — с восхищением думала Рейчел Браннер. А какой простор, просто дух захватывает! Даже не верится, что часть этой земли и то, что на ней находится, принадлежит ей.

Вертолет стремительно пошел на снижение. Рейчел вздохнула. Ну, вот и последний пункт ее длительного путешествия. Позади остались утомительные перелеты, переезды, ночевки в гостиницах. Она уже договорилась с пилотом и совладельцем «Эверс эйрлайнз» Майком Линнетом, что завтра или послезавтра позвонит ему и условится об обратном рейсе.

Ранчо «Сердце ковбоя» располагалось в очень удобном и красивом месте — в долине реки Хаф-Мун, которая на этом участке изгибалась в форме полумесяца, за что и получила, видимо, свое название. Земля здесь походила на огромный цветной ковер, показавшийся Рейчел еще привлекательнее после долгого полета над высохшей пустыней. Окруженная сине-зелеными горами, долина пестрела ухоженными пастбищами, кое-где разделенными белыми изгородями. На одних пастбищах паслись стада коров, на других — табуны лошадей. В стороне, за купой деревьев, располагался фермерский дом под красной черепичной крышей.

Наконец вертолет сел, и Рейчел вздохнула с облегчением. Нет, она не боялась полетов, не боялась высоты, но все равно на земле чувствовала себя гораздо спокойнее, чем в небе.

Майк Линнет щелкнул тумблерами, и рев двигателя резко оборвался, остался лишь постепенно затихающий звук пропеллера.

Рейчел увидела, что на краю поля собралась небольшая группа людей. На их лицах было написано удивление пополам с любопытством. Она ощутила некоторую неловкость из-за того, что не сообщила заранее о своем прибытии.

Пока пилот отстегивал ее ремень безопасности, она разглядывала собравшихся людей с не меньшим любопытством, чем они ее. Все эти люди, без сомнения, работники ранчо, судя по их рабочей одежде и стетсонам. Взгляд Рейчел остановился на очень высоком человеке, чье лицо затеняли поля ковбойской шляпы. Среди остальных он выделялся не только ростом, но и статной, крепкой фигурой и аурой властности, исходившей от него. Рейчел помимо воли окинула оценивающим женским взглядом широкий разворот плеч, узкие бедра, подчеркнутые кожаным ремнем с массивной пряжкой, и длинные сильные ноги, туго обтянутые выгоревшими джинсами. Другие мужчины тоже выглядели крепкими и мужественными, но у них не было такой осанки, такой воинственной, самоуверенной позы, одновременно небрежной и настороженной.

Майк Линнет открыл дверцу и помог Рейчел спуститься на землю.

— Осторожнее, — предупредил он, когда она ступила на трап вертолета.

Когда ее лодочки на небольшом каблуке ступили на твердую землю, Рейчел вздохнула полной грудью и ослепительно улыбнулась встречавшим ее людям. Рядом с высоким, властным мужчиной, на которого она обратила внимание, стояла женщина лет пятидесяти пяти. Пока пилот доставал из вертолета багаж, Рейчел направилась к молчаливой группе и, естественно, обратилась к женщине:

— Здравствуйте!

Та шагнула ей навстречу и, дружелюбно улыбнувшись, ответила на приветствие. Рейчел немного расслабилась, рассматривая живое, покрытое мелкой сеточкой морщин лицо, открытые черты, излучающие приветливость, довольно стройную моложавую фигуру в синем платье в мелкий белый горошек и каштановые, слегка подернутые сединой волосы.

Но если женщина смотрела на нее вполне приветливо, то этого нельзя было сказать о высоком ковбое, привлекшем ее внимание своей статью и налетом высокомерия. Из этого, а также беглых взглядов, которые бросали на него другие мужчины, можно было безошибочно сделать вывод, что он здесь хозяин.

— Меня зовут Рейчел Браннер, — проговорила она и с улыбкой протянула руку. — Миссис Ричард Браннер.

Дружелюбную улыбку с лица женщины словно ветром сдуло. Она заметно побледнела и растерялась. Не обращая внимания на протянутую руку Рейчел, она обернулась к высокому мужчине, стоявшему рядом. Рейчел опустила руку, чувствуя себя ужасно глупо. В этот момент мужчина сделал несколько шагов навстречу ей.

— Простите, как вас зовут? — услышала она его низкий, резкий голос.

— Рейчел Браннер, — повторила она, совершенно не понимая, что происходит.

На протяжении всей этой поездки ее встречали совсем иначе. Конечно, ей не надо, чтобы перед ней заискивали, но она вправе ожидать хотя бы элементарной вежливости.

Теперь мужчина был достаточно близко, и она смогла получше его рассмотреть. Холодные серо-голубые глаза глядели прямо и дерзко, и внезапно Рейчел почувствовала, как жаркая волна зарождается где-то в животе и поднимается вверх, ярким румянцем заливая щеки. Однако она не позволила себе отвести глаза и продолжала разглядывать его лицо. Черты не отличались классической правильностью, но притягивали взгляд силой и мужественностью, которые они излучали.

Мужчина резко обернулся и велел остальным возвращаться к работе. Тем временем подошел Майк Линнет с ее багажом. Рейчел поблагодарила его и сказала, что позвонит и сообщит, когда за ней прилететь. Когда пилот попрощался и отошел, ее внимание вновь сосредоточилось на хозяине ранчо и женщине, оставшейся стоять с ним рядом.

— Меня зовут Лилиан Фенстер, — сказала та, обращаясь к Рейчел. — Добро пожаловать на ранчо «Сердце ковбоя», миссис Браннер.

— Благодарю вас, — отозвалась Рейчел с некоторым облегчением и снова перевела взгляд на мужчину.

— Джастин, давай перенесем вещи миссис Браннер в дом, — предложила Лилиан.

— По мне, так лучше бы она снова села в этот вертолет и улетела туда, откуда явилась, — прорычал он, не сводя с Рейчел ледяного взгляда.

За спиной Рейчел послышался рев включенного двигателя, и набирающий обороты пропеллер послал в их сторону поток воздуха. Грубость этого ковбоя шокировала и озадачила Рейчел. Не понимая, чем может быть вызвана подобная враждебность, она начала сердиться. Какого черта, ведь она приехала сюда лишь потому, что «Сердце ковбоя» значится в ее списке. Это последний пункт ее ознакомительной поездки. И что бы ни говорил этот невежа, она сделает то, что запланировала.

— Как видите, вертолет улетел, — не удержалась она от сарказма. — Очевидно, я должна сразу прояснить ситуацию, — твердо продолжила Рейчел. — Мне принадлежит половина этого ранчо, и я хотела бы его осмотреть. — Она взглянула в холодные глаза Джастина. — По вашему авторитарному тону я заключаю, что вы мой партнер. Это так?

Джастин и бровью не повел, хотя внутри у него все кипело. Одного имени Браннер было достаточно, чтобы вывести его из равновесия, а то, что это имя носит женщина, которой не больше двадцати пяти — двадцати шести лет, просто бесило его. Масла в огонь подлило и то, что она оказалась чертовски привлекательна. Нет, не просто привлекательна, мысленно поправился он. Очень красива. Волосы цвета опавших осенних листьев, волнами спускающиеся ниже плеч, и изумительные золотисто-карие глаза — поразительное сочетание, наверняка сводившее с ума не одного пылкого поклонника. Красивая, цветущая, богатая…

Он горько усмехнулся.

— Попали в точку, леди. Я ваш партнер.

Рейчел устремила на него пристальный и, как ей казалось, твердый взгляд.

— Вас не слишком затруднит назвать свое имя?

Что ж, это имя прозвучит для нее словно гром среди ясного неба, промелькнуло в голове у Джастина. Чуть заметная злорадная усмешка заиграла на его твердо очерченных губах, прежде чем он ответил:

— Джастин Холдейн.

— Прекрасно, мистер Холдейн. Нравится вам это или нет, но я собираюсь взглянуть на «Сердце ковбоя», — проговорила Рейчел, поклявшись себе, что ни за что не спасует перед этим спесивым грубияном.

Джастин с Лилиан переглянулись и поняли, что думают об одном и том же: его имя ничего не говорит Рейчел Браннер. Она не знает о нем. Странное чувство облегчения нахлынуло на Джастина, и он смог проговорить уже несколько менее агрессивным тоном:

— Да глядите, сколько ваша душа пожелает. Мне до этого нет никакого дела. — Резко развернувшись, он направился к ее багажу, сгруженному неподалеку. — Судя по количеству вещей, вы к нам надолго пожаловали.

— Можете не беспокоиться, ненадолго, — холодным тоном отрезала Рейчел. — Просто у меня была продолжительная поездка. Ранчо «Сердце ковбоя» — ее последний пункт.

— Что ж, и на том спасибо, — проворчал Джастин. Он подхватил чемоданы так, словно они ничего не весили, и зашагал вперед не оглядываясь.

Ну и хам! — мысленно возмутилась Рейчел. Перекинув через плечо ремень дорожной сумки, она повернулась к ожидавшей ее Лилиан.

— Идемте в дом, миссис Браннер, — предложила та. — Вы, должно быть, устали с дороги и вам надо отдохнуть.

— Спасибо, миссис Фенстер, я действительно немного устала. И, прошу вас, зовите меня Рейчел.

— А вы меня Лилиан, — отозвалась женщина.

— Договорились. — Рейчел улыбнулась ей тепло, с благодарностью, и Лилиан ответила такой же улыбкой, хотя, быть может, чуть более натянутой.

Несколько секунд они шли в молчании, но потом Рейчел все-таки не удержалась от вопроса, вертевшегося у нее на языке:

— Скажите, он… всегда такой?

Лилиан смутилась.

— Нет, что вы. Джастин, он… хороший.

Насчет «хорошего» у Рейчел были большие сомнения, но вот в его мужских достоинствах сомневаться не приходится. Он просто излучает мужественность, и, несмотря на грубые манеры, любая женщина обратила бы на него внимание. Но лично ей до этого нет никакого дела. Она устала и эту последнюю остановку на пути домой постарается сделать как можно короче.

Дом… Это слово с некоторых пор вызывало у нее противоречивые чувства. Одним из них было чувство одиночества. Со дня смерти Ричарда дом, в котором они жили в течение пяти лет, утратил для нее свое значение.

Не исключено, что она и отправилась в эту поездку для того, чтобы выбраться из этого одинокого дома, хотя и убеждала себя, что ей необходимо увидеть свое наследство собственными глазами. Ричард был скрытным человеком и лишь изредка упоминал при ней о делах. И сейчас ей очень нелегко входить во владение разветвленной империей недвижимости, разбросанной по всей стране. В течение полугода она изучала цифры и документы и пришла к решению лично осмотреть все объекты. До сих пор поездка проходила вполне гладко. Однако здесь, в «Сердце ковбоя», она чувствовала себя незваной гостьей. И это выводило ее из равновесия.

Теперь они с Лилиан шли через небольшую рощицу, защищавшую дом от солнца, и приятная прохлада заставила Рейчел осознать, как жарко было на солнце.

— Похоже, это старые посадки, — заметила она, глядя на огромные сучковатые ветки. — А что это за деревья?

— По большей части тополя, — ответила Лилиан. — Они все лето дают хорошую тень.

Старый дом под красной черепичной крышей выглядел прочным, надежным и ухоженным. На цветочных клумбах перед ним красовались яркие петунии, бархатцы, календула и анютины глазки. Рейчел с одобрением отметила, что открытые террасы, опоясывающие первый и второй этажи дома, придают ему необычайно уютный и привлекательный вид.

— Не знаю, чего я ожидала от ранчо в Колорадо, но я не думала, что оно такое! — призналась Рейчел.

Лилиан рассмеялась.

— Вы всю жизнь прожили в городе? — поинтересовалась она.

— Да, в Миннеаполисе.

Они как раз подошли к лестнице, ведущей на террасу второго этажа.

— Здешняя жизнь очень сильно отличается от городской, но, возможно, она вам понравится.

— Боюсь, я пробуду здесь недостаточно, чтобы удостовериться в этом, — отозвалась Рейчел, проходя вслед за Лилиан в большой прохладный холл. Начищенные до блеска полы были покрыты пестрыми плетеными ковриками явно ручной работы. — Какая прелесть! — восхитилась Рейчел, с любопытством разглядывая эти самые настоящие произведения искусства.

— Спальни и ванные комнаты наверху, — сказала Лилиан. — Вам нужно устроиться и как следует отдохнуть, а потом вы сможете осмотреть дом.

Стук сапог по ступенькам лестницы заставил Рейчел поднять глаза. К ним спускался Джастин. Выражение его лица по-прежнему оставалось хмурым и раздраженным. Он, несомненно, крайне недов