Хэдер Макалистер Невеста за бортом

Глава первая

Откинув вуаль, Блэйр Томасон открыла записную книжку и пробежала глазами окончательный свадебный список. Цветы. Так. Музыканты. Она открыла дверь главной каюты «Соленой сеньориты», прислушалась к мелодии фламенко и поморщилась. Одна гитара явно фальшивит. Сделав пометку рядом с музыкантами, она продолжала черкать в блокноте, пока не добралась до последнего пункта в списке: жених. С широкой удовлетворенной улыбкой Блэйр поставила галочку рядом с именем Арманда.

Ровно в семнадцать минут девятого, когда садящееся солнце окутает золотыми лучами Мексиканский залив, Блэйр станет миссис Арманд Луис Хорхе де Мура ло Сантро-и-Чиапис-Чикас-и-Баррантес. Или Чикас-Чиапис? Блэйр поставила галочку — надо уточнить. Арманд редко употреблял свое полное имя, а когда Блэйр спросила, почему оно такое длинное, сослался на какие-то королевские корни в истории их рода.

Королевская кровь. Блэйр вздохнула. Родословная Арманда уходила в глубь веков. У Арманда были древние корни, а теперь и имя Блэйр будет вписано в его семейное древо.

В каюту постучали.

— Блэйр, дорогая!

— Арманд! — Блэйр кинулась к двери. — Ты же знаешь, что видеть невесту перед свадьбой — плохая примета.

Из коридора послышалось хихиканье, и голос с сильным акцентом произнес:

— Я видел тебя днем, когда мы садились на корабль. Я смотрел и восхищался, как ты мастерски управляешься с экипажем.

Блэйр улыбнулась. Хорошо, что он это заметил, потому что отныне организация изысканных развлечений будет одной из ее обязанностей.

— Но на мне тогда не было подвенечного платья.

— Моя дорогая, не думай о платье. Это всего лишь гражданская церемония. В Аргентине нас обвенчает в фамильной церкви де Мура священник, который меня крестил. На тебе будет кружевная мантилья — та, что носили до тебя поколения невест рода де Мура.

Блэйр прижала к груди записную книжку и вздрогнула. Поколения. Род. Она вздохнула, вспомнив, что никто из многочисленной семьи Арманда так и не явился на свадьбу. Но и из ее семьи никто не приехал…

— Я не позволю, чтобы моей невесты коснулся вонючий смрад скандала, — заявил Арманд. — Поскольку не нашлось подруги, чтобы тебя сопровождать, мы поедем в Аргентину под защитой светской респектабельности.

Интересно, каким будет ее медовый месяц? Они с Армандом еще не… Да, Арманд очень трепетно относился к ее чести. Она может предстать перед его семьей с легким сердцем.

— Моя дорогая, — сказал он, — у меня сломалась запонка, и я хотел бы взять другую пару из сейфа.

— Все гости в салоне?

— Думаю, да.

— Хорошо. Тогда я смогу выскользнуть и еще разок все проверить. Отвернись, — скомандовала Блэйр.

Когда она открыла дверь, Арманд, как и полагается человеку чести, стоял к ней спиной.

Господи, какая же я счастливая! — думала Блэйр, перекидывая через руку шлейф своего платья и забираясь на верхнюю палубу. Правда, ее родители не соизволили явиться на свадьбу дочери, но Арманд и бровью не повел в знак неодобрения. Он просто предложил гражданскую церемонию, чтобы избежать кривотолков.

Первый раз в жизни Блэйр чувствовала себя защищенной. Кто-то заботится о ней, кто-то о ней думает.

Нежданно-непрошено в памяти всплыл неуместный совет матери: «Сперва выходи замуж ради денег, а уж потом можешь позволить себе обрести счастье с любимым. Я все перепутала, и смотри, что со мной произошло». Действительно, мать Блэйр выходила замуж столько раз, что Блэйр уже не помнила, был ли ее теперешний муж деньгами или любовью.

Она достигла верхней палубы и осмотрела ее. Пусть предстоит только гражданская церемония, но свадьба есть свадьба, и Блэйр требовались обычные свадебные финтифлюшки, чтобы почувствовать реальность происходящего.

Реальность. Блэйр усмехнулась. Шесть недель назад она была высококвалифицированным консультантом при фирме «Уотсон энд Уотсон менеджмент консалтс» в Хьюстоне. А сейчас вот-вот станет женой Арманда де Мура ло Сан-тро-и… и так далее. Черт! И правда надо запомнить порядок имен. Стоит написать это двумя способами.

Подобная небрежность была не в ее стиле, но в течение целых двух недель она занималась подготовкой к свадьбе, и времени хватало лишь на то, чтобы поразмыслить, как она будет жить в чужой стране.

Блэйр поправила ряд складных кресел: Арманд и его друзья непременно заметят такую деталь, как неровные ряды. Дернула белую атласную дорожку и натянула ее. Два букета белоснежных роз стояли по бокам створчатой решетки.

Она нахмурилась. Решетка, украшенная огромным белым бантом, не очень уместно смотрелась на корабле и к тому же портила панораму заката. Ленты банта развевались на ветру, который явно набирал силу.

Итак, от решетки надо избавиться. Но куда же она ее денет? Рядом нет никого, чтобы помочь. Гости, друзья Арманда, сейчас наслаждаются изысканными закусками в салоне. Команда из двух человек задействована в качестве официантов. Музыканты все еще внизу. Великолепно.

Поняв, что ей не справиться одновременно со шлейфом, вуалью и тяжелой решеткой, Блэйр просто опрокинула последнюю через перила и позволила волнам довершить остальное. Потом глянула за борт. «Соленая сеньорита» уже ушла так далеко в море, что стали видны нефтедобывающие платформы, уродующие прекрасный пейзаж.

Она посмотрела на решетку, ослепительно белую на фоне маслянистых волн, и стала ждать, пока она утонет. Вуаль трепетала вокруг ее лица, застилая глаза. Этот ветер действительно невыносим. Нужно взглянуть еще раз на макияж и найти способ закрепить вуаль, чтобы та не улетела во время церемонии.

Только Блэйр собралась идти назад, как на горизонте, между джунглями нефтевышек и линией берега, появилась тень. Катер. Маленький уродливый катерок. Церемония должна начаться через двадцать две минуты. Если он опередит их, не отклоняясь от курса, уныло подумала Блэйр, то будет выделяться унылой кляксой на горизонте, пятном на безукоризненно подготовленной ею церемонии.

Этого она не могла позволить.

Миновав салон, она вернулась в главную каюту, надеясь найти там Арманда.

Каюта была пуста.

Блэйр поправила макияж и крепко заколола вуаль, использовав столько шпилек, что теперь вуаль могла слететь только вместе с ее скальпом.

Удовлетворенная, она взяла записную книжку и направилась к рубке, намереваясь попросить капитана изменить курс или окликнуть этот идиотский катер и приказать ему убраться с дороги.

Темноволосая голова Арманда виднелась в дверном проеме. Может быть, он тоже заметил катер и совещался об этом с капитаном. Что ж, это в его характере. Так же как и она, Арманд придает значение мелочам. Именно поэтому им так хорошо вместе.

Стараясь уберечь платье от соприкосновения со сваленным на палубе оборудованием, Блэйр двинулась вперед, стараясь расслышать разговор, но в то же время остаться вне поля зрения Арманда.

— …Долго еще до мексиканских вод? — спрашивал он.

— Больше сорока минут, — отвечал капитан.

— Вы можете двигаться быстрее?

— Тогда на верхней палубе будет слишком ветрено.

— Плевать. Мне необходимо оказаться в мексиканских водах до того, как мировой судья объявит нас мужем и женой.

— Я посмотрю, что можно сделать, сэр.

Шум моторов усилился.

Мексика… Они запланировали остановиться на ночь в курортном городке Сонома-Вилья, где намеревались попрощаться с гостями и начать медовый месяц. Блэйр улыбнулась. Арманд, должно быть, взволнован. Подобная ошибка совсем не в его духе. Он собирался сказать капитану, что они не должны оказаться в мексиканских водах до того, как мировой судья из Техаса совершит церемонию. Мировой судья не имеет юридических полномочий в Мексике. Их брак не будет законным.

Она сделала два шага к рубке и остановилась. Арманд смотрел на карманные часы.

— Как вы думаете, этот катер принадлежит правоохранительным органам США? — спокойно спросил он.

Повинуясь внутреннему инстинкту, Блэйр отступила в тень.

— Мне кажется, — раздался голос капитана, — что с катера нас тоже разглядывают. Может, это рыбаки.

— Мне это не нравится. — В речи Арманда все еще был заметен акцент, но уже лишенный той очаровательной протяжности, которая так нравилась Блэйр.

— Никто ничего не заподозрит. Вы открыто разыграете церемонию. Если эти рыбаки имеют отношение к закону, тогда они увидят обыкновенную свадьбу.

Блэйр перестала дышать. Разыграете церемонию? Закон?

— Не волнуйтесь, сеньор Варга. Как обычно, все мастерски спланировано.

Варга? Капитан назвал Арманда сеньором Варгой. Блэйр не была уверена в точном порядке всех имен Арманда, но знала наверняка, какие там были, а каких не было. Имени Варга она не помнила.

Раскрыв записную книжку, она нашла копию объявления, которое послала в газету перед отъездом. Арманд Луис… но не Варга.

Блэйр потрясла головой. Должно быть, она не поняла. Ее жизнь изменилась так необычно, что она просто была сбита с толку.

Блэйр любила порядок во всем и с головой окунулась в подготовку к свадьбе. Думала, что предусмотрела все, но…

— Время начинать церемонию, — объявил Арманд с тяжелым вздохом. — Если я не вызову гостей из салона, то за меня это сделает моя деятельная невеста. Может быть, мне удастся придумать какую-нибудь маленькую уловку… Вы позвоните в рынду, когда мы окажемся в мексиканских водах?

Блэйр не дождалась ответа капитана. Подхватив шлейф, она побежала к борту на другой стороне корабля и уставилась в пенистую воду.

Варга? Закон? Мексиканские воды? Как обычно? Значит, Арманд не впервые отправился в свадебное путешествие? Так сколько же фиктивных невест побывало здесь, стараясь запомнить порядок его имен?..

— Размышляешь над ответственным шагом, который собираешься сделать, дорогая? — Голос Арманда раздался прямо позади нее, только теперь протяжный акцент, скорее, настораживал Блэйр.

— Шаг? — Девушка резко обернулась, отбрасывая с лица вуаль. — Ты о чем?

— О замужестве, — непринужденно отозвался Арманд.

— Да, это шаг, верно? Благодаря тебе я собираюсь жить в незнакомой стране, среди людей, которых не знаю, с человеком, которого… — Она резко отвернулась и вперила взор в далекую береговую линию.

— С человеком, который благодарен тебе за твой выбор, — мягко проговорил Арманд. Ты выглядишь прекрасно, дорогая, — сказал он, делая к ней шаг.

Блэйр съежилась у перил, ее вуаль колыхалась на ветру.

— А-а. Мне нельзя видеть тебя до свадьбы, так? Прими мои извинения.

Она услышала, что он разворачивается, чтобы уйти.

— Арманд!

— Да, моя любовь?

— Так ветрено, и эта вуаль сущее наказание. Не мог бы ты сказать капитану, чтобы корабль двигался помедленнее? А еще лучше, — она обернулась, чтобы видеть его лицо, — попроси его бросить здесь якорь до окончания церемонии.

Легкая улыбка застыла на лице Арманда. Темные глаза ничего не выдавали.

— Столько проблем из-за какой-то вуали. В конце концов, я бы понял, если бы это была фамильная свадебная мантилья, но…

Блэйр подарила ему ослепительную фальшивую улыбку.

— Арманд, я хочу, чтобы все было в норме. — Она взяла его под руку. — Пойдем попросим капитана вместе.

— Не думаю, что нам нужно беспокоить капитана по пустякам, дорогая. — Он похлопал ее по руке.

Это твоя роль. Смейся и соглашайся со всем. Потом, я знаю, все будет хорошо.

— Дорогая, тебя что-то беспокоит. Гости могут и подождать.

Маленькая уловка, оттягивающая время…

Блэйр хотелось закричать. Вместо этого она посмотрела на Арманда, сравнивая человека, которого недавно подслушала, с тем, кого, как она думала, хорошо знает. Длинные лучи садящегося солнца подчеркнули морщинки на его лице, мягкую линию подбородка и бронзовую кожу шеи, оттененную белым воротничком рубашки. Невероятно черные волосы и усы шириной в карандаш поглощали свет, не возвращая назад ни лучика. Господи, да он наверняка красится!

Сколько ему лет?

— Тебе ведь тридцать семь, правда? — выпалила она.

— Мне тридцать семь, — усмехнулся он, — в моем сердце.

— А сколько тебе лет вне твоего сердца? Сорок семь? — Это делало его на двадцать лет старше Блэйр.

Она почувствовала холодок, заметив его недобро приподнятые брови.

— Дорогая, я отвечу на твой вопрос, но ты уверена, что хочешь этого?

Нет, она не хотела. К тому же у нее был другой вопрос:

— У тебя проблемы с законом?

Черные брови изогнулись еще больше.

— Кто-то тебе что-то сказал. Что?

На лице та