Джорджия Бирс «Слишком близко, чтобы коснуться»

Глава первая

Как и утверждал путеводитель по лесби-барам Нью-Йорка, «Чёрная вдова» в Рочестере[1] оказался дня Гретхен Кайзер приятным сюрпризом — женщина была рада, что нашла это место. Во всём чувствовался высокий класс заведения, чего так недоставало многим барам подобного рода, и публика казалась куда более искушённой, чем среднестатистическое стадо местных дайковатых студенток. Деревянная барная стойка была украшена медными вставками, а стулья просто не догадывались о том, что их поверхность может быть рифлёной от насечек и царапин, и не грозились рассыпаться под посетителями.

Гретхен подозревала, что в «счастливый час»[2] всей недели в заведении соберется приличное количество женщин в строгих официальных костюмах — существование такой многообещающей возможности она хотела проверить сразу после своего переезда в Рочестер. Помимо собственной атмосферы утончённости, «Чёрная Вдова» гордилась стандартными для лесби-бара развлечениями: бильярдным столом для пула в глубине помещения, крошечным прямоугольным танцполом, как раз перед барной стойкой, и музыкальным автоматом в самом углу, из которого победно раздавался хрипловатый голос Мелиссы Этеридж[3]. Гретхен чувствовала себя уютно, как дома.

В неторопливой расслабленности Кайзер потягивала остатки «Дьюарса»[4] со льдом и смотрела, как Кристи, симпатичная барменша, заботилась о группке из четырех женщин, которых она, очевидно, знала. Для субботнего вечера было ещё слишком рано, но посетителей становилось всё больше, и Гретхен радовалась тому, что успела приватизировать место в самом углу за стойкой бара. Ей открывался потрясающий вид. Так она могла наслаждаться напитком, оценивающе наблюдать, как Кристи наклоняется вперёд, чтобы достать пиво из холодильников под стойкой, и разглядывать лесби-аудиторию этого нового города. Её нового города.

— Ты уже с ним справилась, дорогуша? — Темно-рыжие волосы барменши были собраны на затылке в «конский хвост». Непослушные прядки выбивались из него и обрамляли её лицо с гладкой, как персик, кожей. Веснушки брызгам выступали по всему носику и окружали маленькую пуссету[5] с бриллиантом в левой ноздре. Кристи многозначительно посмотрела на почти пустой бокал. — Я могу предложить имениннице ещё один?

— Было бы здорово, Кристи. Спасибо, — Гретхен улыбнулась в ответ на то, как девушка назвала её.

Кайзер приехала сюда около часа назад. Бар был практически пустым, и женщина разговорилась с Кристи как раз незадолго до того, как виски развязал ей язык, и Гретхен поведала той свою историю в обычной манере «выплесни это на бармена». Кайзер изо всех сил старалась забыть о том, что день уже подходил к концу, а её отец так и не позвонил, чтобы поздравить дочь с днём рождения, который она встречала в новом для себя месте. Гретхен, как ребенок, ждала должной заботы. Ей было уже за сорок. Принято считать, что в таком возрасте дни рождения больше ничего не значат. И её отец, судя по всему, был с этим согласен.

Обеспокоенная этим, женщина была рада тем знакам внимания, которые ей оказывала Кристи — барменша сразу же выпила праздничный шот текилы вместе с именинницей. И уже сейчас Гретхен поймала себя на мысли, что ей интересно, получится ли уговорить Кристи пойти с ней, Кайзер, домой или нет. Судя по тому постоянному вниманию, которое рыжеволосая сотрудница лесби-бара начала оказывать ей уже с самого начала разговора, Гретхен была уверена наверняка, что всё у неё получится.

По-прежнему улыбаясь, именинница просканировала взглядом близлежащее пространство и поняла, что группка женщин, сидящих на другом конце бара, тайком за ней наблюдает. Пульс участился. Подобные «осмотры» были для Гретхен в порядке вещей. Она знала, что привлекательна, и женщины не обходили её вниманием, но, несмотря на это, лёгкий румянец выступил на щеках Кайзер.

Собираясь обновить напиток Гретхен, Кристи остановилась как раз рядом с группкой любопытствующих. Вернувшись за стойку, девушка поставила стакан с виски перед Кайзер, и кивнула в сторону женщин:

— А этот — от них, дорогуша.

Следуя жесту женщины. Гретхен посмотрела в направлении группки. Вся четверка подняла бокалы и прозвучал тост:

— С днем рождения!

Гретхен отсалютовала в ответ, широко улыбаясь, и беззвучно произнесла «спасибо». Она многозначительно посмотрела на Кристи, и та подмигнула ей. Когда две женщины из четверки направились к столу для пула, две другие неторопливо подошли к Кайзер. Одна была высокой, крупной и мускулистой женщиной приятной наружности, которая держалась уверенно и не пыталась скрыть свои габариты… Казалось, что её спутница, молодая женственная блондинка, терялась на фоне подобного окружения, либо оно доставляло ей определенные неудобства; было трудно сказать.


Высокая незнакомка жестом указала на соседний стул:

— Не возражаешь, если мы присоединимся?

— Нисколько, — ответила Гретхен. — Спасибо за напиток.

— Да ладно, это же твой день рождения, — пояснил незнакомка и протянула руку, — Мик.

— Гретхен.

У Мик была крупная и сильная рука с неожиданно нежной кожей. Её рукопожатие оказалось крепким, но не слишком сильным.

— Это Тина.

Мик представила блондинку, которая улыбнулась в ответ, но руки не протянула.

— Хочешь сыграть в пул? — поинтересовалась Мик.

— О, нет. Я стараюсь не заниматься тем, что у меня плохо получается.

Собеседница понимающе улыбнулась.

— Извини за избитый вопрос, но я тебя здесь раньше видела, — она сделала большой глоток пива из бутылки, которая практически полностью помещалась у неё в руке.

Гретхен засмеялась:

— Просто я никогда не бывала здесь раньше.

— Хорошее объяснение.

— Мне нужно отойти в туалет, — вмешалась в разговор Тина, сжимая предплечье своей спутницы.

— Хорошо, детка, — Мик проводила ее взглядом, и Гретхен воспользовалась возможностью лучше рассмотреть свою новую знакомую.

Около двух метров ростом, Мик выглядела за тридцать и определенно была в весе. Гретхен была рада, что они обе сидели, иначе при своем «метр шестьдесят», она бы чувствовала себя совершенно маленькой и отставшей в росте, на фоне исключительного присутствия этой женщины. У Мик были тёмно-каштановые волосы и короткая стильная стрижка. Её левое ухо украшали три серебряных серьги-колечка, на одном из них болталась подвеска в виде зеркала Венеры. Одета она была опрятно и без претензий, но недешево.

Джинсы были идеально подобраны по фигуре: они подчеркивали крепкие мускулы и аккуратно обхватывали пышные формы владелицы. Белая футболка новой знакомой не выглядела слишком мужской благодаря треугольному вырезу. Он демонстрировал взглядам окружающих загорелую кожу Мик, достаточно бронзовую для того, чтобы Гретхен стало любопытно, что скрывается под тканью. Из-под левого рукава футболки выглядывала татуировка в виде радуги.

Когда взгляд глубоких зеленых глаз Мик устремился в направлении Кайзер, та чуть было не засмеялась в голос над тем, как бессовестно она рассматривала свою собеседницу, и быстренько уставилась на свой бокал. «Совершенно не мой тип», — подумала именинница, — «во всем, кроме глаз».

— Скажи мне, Гретхен, — продолжила Мик, — а почему ты никогда не бывала здесь раньше?

— Потому что я новенькая в этом городе.

— Да? И откуда же ты?

— Покипси[6].

— А, девочка из большого города. Классно, — собеседница в очередной раз отхлебнула из бутылки. — У тебя квартира или дом?

— Пока квартира, а там — посмотрим, как дело пойдет.

— В самом городе или в пригороде?

— Рядом с Парк Авеню[7].

— Прекрасный выбор. Думаю, тебе там понравится. Действительно классное местечко.

Беседа протекала легко, и Гретхен внезапно осознала, насколько комфортно ей было общаться с Мик. Подобное не часто случалось с Кайзер, особенно если разговор никак не связан с бизнесом. В целом, она была достаточно замкнутым человеком и крайне неохотно вступала в разговор с незнакомцами, если только это не имело отношения к её работе.

Когда Тина вернулась. Мик заказала им всем по напитку, отмахнувшись от попыток Гретхен самой сделать заказ.

— Ни в коем случае, — она отодвинула деньги обратно и обратилась к Кристи, — имениннице нельзя расплачиваться.

Динамика развития отношений между Мик и Тиной показалась Гретхен интересной. Кайзер сомневалась в том, что женщины являлись парой, но они определенно были вместе может быть, всего лишь на эту ночь? Тина собственнически обвивала плечо Мик, её руку и бедро, как будто помечая свою территорию и обозначая ее специально для Гретхен. Гретхен в свою очередь, лишь спокойно улыбалась, и её взгляд нарочно блуждал по Мик.

Вечер проходил бурно. Две другие женщины первоначальной четверки присоединились к ним после партии в пул и представились как Лори и Кати. По словам Мик, они были вместе уже много лет. Все пятеро болтали, шутили и выпивали, подкидывая Кристи заказы и кокетливые комментарии. Помня о том, что ей надо довезти себя домой, Гретхен сознательно замедлила темп потребления алкоголя после того, как Мик купила ей ещё один бокал виски. Кайзер хорошо проводила время с этими новыми друзьями, так что меньше всего на свете она хотела позволить себе напиться. Нет более лучшего способа отвадить от себя новых друзей, чем заставить их нести ответственность за доставку твоего тела до дома и укладывание его в постель.

Словно читая мысли Гретхен, Кристи поставила стакан воды рядом с бокалом виски и сжала руку Кайзер. Та мысленно отметила про себя, что барменше стоит оставить двойные чаевые. Гретхен испытывала лёгкое головокружение. Она пыталась переключить свое внимание на Лори, которая спросила у неё:

— Итак. Почему ты здесь? Почему ты перебралась из Покипси на север штата?

— Честно? Мне нужно было установить некоторую дистанцию между мной и моей семьей.

Это была правда. Может быть, не вся правда, но Гретхен нервничала из-за того, что в понедельник она выходит на новую работу, и ей вовсе не хотелось обсуждать причины подобного изменения в её жизни. Кайзер прекрасно проводила время в этой компании, поэтому она в целом обошла эту тему стороной и сделала акцент совсем на другом.

Лори с пониманием посмотрела на неё.

— Ясно. У них проблема с тем, что ты лесби?

Собеседн