Анна Кэмпбелл
Полночная страсть


Глава 1

Лондон, апрель 1827 года


Николас Чаллонер, маркиз Рейнло, лениво наблюдал за воздушными белоснежными платьями, кружащимися в вихре танца. Кто бы мог подумать, что отъявленный повеса, известный всему лондонскому свету, явится на бал дебютанток? Нужно вовсе лишиться рассудка, чтобы показаться на подобном почтенном собрании, несмотря на скандальную славу законченного распутника.

Стоило маркизу войти в зал, и оживленные разговоры тотчас смолкли. Рейнло привык, что его появление неизменно вызывает переполох. Ни любопытство, ни откровенная враждебность толпы не смущали его. Оркестр запиликал затасканный экосез, и маркиз обвел глазами зал, высматривая добычу.

«О, да…»

Его скучающий взгляд остановился на жертве.

Девушка была в белом. Разумеется. Белый цвет символизирует чистоту и невинность. Он убеждает покупателей на этом особом рынке, что ничья рука еще не замарала лакомый товар.

Однако участь мисс Кассандры Демарест была решена: маркиз в самое ближайшее время намеревался доказать, что обещание чистоты и непорочности не более чем ложь. В последнее время Рейнло успел забыть, что такое волнение, но, разглядывая девицу, ощутил прилив воодушевления сродни охотничьему азарту.

После короткой напряженной тишины зал взорвался шумом голосов. Определенно, не один маркиз пребывал в убеждении, что таким, как он, здесь не место. Распутникам вроде него самое место в преисподней. Корчиться им в адовом пламени.

Гости не зря всполошились. Маркиз носил в душе изъян и слыл человеком порочным.

Рейнло не сводил взгляда с девушки. Его губы искривились в усмешке предвкушения. Но вдруг какое-то пугало в черном заслонило собой прелестную Кассандру, испортив весь вид. Маркиз недовольно нахмурился. За спиной у него раздался голос виконта Торпа:

— Вы уверены, что готовы рискнуть, старина? Сплетницы так и сверлят вас злобными взглядами, и вы не просили мисс Демарест подарить вам танец.

— Рано или поздно всякий мужчина входит в возраст, когда следует обзавестись детской, Торп.

Рейнло снова окинул взглядом намеченную жертву. Черная преграда, заслонившая мисс Демарест, оказалась высокой женщиной с бесцветным лицом. Впрочем, половину лица ее скрывали темные очки и кружевной чепец с уродливыми лентами.

Торп недоверчиво хмыкнул:

— Едва ли мисс Демарест удостоит вас вниманием, любезный друг.

Рейнло ответил ему циничной усмешкой:

— Я один из самых богатых людей во всей Британии, а мой род восходит к завоеванию Англии норманнами.

Виконт презрительно фыркнул:

— Вы сделали все, чтобы обесчестить свое имя! Не воображайте, что к вашим ухаживаниям отнесутся благосклонно, друг мой. У мисс Демарест самая грозная компаньонка во всей Англии. Вы могли бы одурачить простодушное дитя, но устрашающая мисс Смит заставит вас пуститься наутек прежде, чем вы наложите лапу на состояние девицы Демарест. Готов поклясться, вы не успеете даже почуять запах ее денег.

— Меня не интересует богатство мисс Демарест, — признался Рейнло без тени лукавства. — Но неужели вы и впрямь полагаете, что какая-то жалкая старая дева способна меня обуздать? Да я ем компаньонок на завтрак.

На обед и на ужин маркиз съедал куртизанок, вдовушек и замужних женщин, получая при этом куда больше удовольствия. Он мало во что верил в жизни, но после первого опьяняющего любовного опыта прочно уверовал в быстротечное наслаждение, даруемое женским телом. Ничего более он не требовал от своих любовниц. Чаще всего к их вящей досаде.

Глаза Торпа азартно блеснули.

— Ставлю сотню гиней, что мисс Смит прогонит вас в три шеи, как только вы отвесите приветственный поклон.

— Сотню? Но дело верное, никакого риска. Пусть будет пять сотен.

— Идет.

Леди Рестон, стоявшая в окружении гостей, помахала рукой новоприбывшим. Торп позаботился заранее, чтобы его тетка послала Рейнло приглашение на бал. Однако, похоже, она была не слишком рада появлению маркиза.

Какая жалость. Она выглядела куда счастливее накануне вечером, принимая Рейнло в своем летнем домике. И еще более довольной эта достойная леди казалась полчаса спустя, со спущенными к лодыжкам панталонами и лихорадочным румянцем, оттенявшим великолепную белизну ее кожи.

Что ни говори, а женщины капризные создания, пропади пропадом все их восхитительные уловки.

Рейнло перевел взгляд с хорошенькой хозяйки дома на Кассандру Демарест, вновь оказавшуюся на виду. За этой малышкой поклонники увивались толпами с самого ее приезда в Лондон неделю назад. Маркиз наблюдал за ней издали. Она показалась ему лакомым кусочком. Блондинка. С изящной фигурой. Рейнло стоял слишком далеко, чтобы разглядеть выражение ее лица. Впрочем, наверняка на этом личике застыла та же бессмысленная сладкая улыбка, что и на остальных девичьих лицах в зале.

Не считая лиц компаньонок.

Маркиз вновь присмотрелся к темной фигуре: женщина, покровительственно склонившаяся над юной мисс Демарест, напоминала дерево, протянувшее свои ветви к беззащитной овечке. И словно прочитав мысли Рейнло, мисс Смит на мгновение замерла. Затем подняла голову и посмотрела на маркиза.

Даже на расстоянии, даже сквозь темные очки было видно, как сверкают ее глаза.

Компаньонка смотрела сурово, решительно, оценивающе. В этой особе не было ровным счетом ничего притягательного, и всё же Рейнло почувствовал, что не в силах отвести взгляд. Каким-то непостижимым образом чудовищная какофония голосов вдруг утихла, в зале повисла настороженная тишина.

Пронзительным колючим взглядом мисс Смит бросала вызов столь же откровенно, как если бы швырнула маркизу в лицо перчатку. Затем она повернулась к мисс Демарест: девушка о чем-то ее спросила, — а в следующее мгновение к Рейнло приблизилась леди Рестон во всем своем пышном великолепии. С ее появлением трещавшие в воздухе искры враждебности померкли и угасли.

До странности смущенный этой безмолвной сценой, Рейнло поднес к губам руку хозяйки дома, а после попросил представить его юной наследнице Демареста. Миллисент, леди Рестон, недовольно поморщилась, не в силах скрыть досаду. Однако она превосходно знала законы этого мира. Девушки рождаются на свет, чтобы выйти замуж и произвести потомство. И у холостяков имеются обязательства. Даже закоренелым бобылям, которые в молодости вели весьма разгульную жизнь, рано или поздно приходится думать о законном наследнике.

Вежливая отговорка, будто Рейнло интересуется ярмаркой невест, служила всего лишь удобным предлогом подобраться поближе к намеченной жертве. Впрочем, маркиз редко прибегал к подобным уловкам, маскируя бесчестные намерения. Лицемерие принадлежало к тем редким грехам, которым он предавался лишь от случая к случаю. Он также не был склонен к самообману. Маркиз знал, что будет гореть в геенне огненной за свои коварные замыслы. Кассандра Демарест была невинным ангелом, она не заслуживала участи, которую уготовил ей безжалостный распутник. Но маркизу хотелось во что бы то ни стало осуществить задуманное, а девушка как нельзя лучше подходила для отведенной ей роли. Рейнло усмехнулся про себя: он не позволит сомнениям или угрызениям совести помешать его планам. Он давно забыл, что такое колебания и чувство вины.

Маркиз задержался возле хозяйки дома, желая потешить ее тщеславие, но продолжал следить за каждым движением мисс Демарест. Он заметил, как юная Кассандра приняла приглашение на танец, и как кавалер вернул ее свирепой компаньонке. Грозная дуэнья казалась высокой, как сама Длинная Мэг, о которой слагают баллады. Ее широченное выцветшее черное платье еще лет пять назад вышло из моды.

Малышка Демарест что-то сказала, а скучная мисс Смит улыбнулась. И в то же мгновение вдруг перестала быть скучной.

У Рейнло перехватило дыхание, словно кто-то ударил его кулаком в живот.

Откуда этот жгучий интерес к компаньонке? Какое странное чувство. Маркиз давно не испытывал ничего подобного. Оказывается, у старой карги прелестные пухлые губки. Впрочем, подойдя ближе, Рейнло обнаружил, что мисс Смит вовсе не старуха. Ее кожу, нежную и гладкую, покрывал легкий румянец цвета утренней зари. Любопытно, какие глаза скрываются за стеклами ее нелепых очков?

Великий Боже, да что с ним такое?

А вдруг безобразная компаньонка окажется чертовски соблазнительной? Ну и что с того? Его ждала другая добыча. Юная доверчивая рыбка, трепещущая в сетях его мщения.

Леди Рестон выполнила просьбу маркиза.

— Лорд Рейнло, разрешите представить вам мисс Кассандру Демарест, дочь мистера Годфри Демареста из Баском-Хейли в Сомерсете. А эта дама — ее компаньонка, мисс Смит.

Краем глаза Рейнло заметил, как компаньонка настороженно выпрямилась, словно почуяла опасность. Она заметно встревожилась, тогда как ее подопечная лишь очаровательно покраснела и присела в грациозном реверансе.

— Рад знакомству с вами, мисс Демарест, — прошептал маркиз, поднося к губам изящную ручку в белой перчатке.

Он не сомневался, что и девушка, и строгая компаньонка непременно заметят его подчеркнутую почтительность.

— Милорд.

Кассандра Демарест окинула маркиза долгим внимательным взглядом из-под густых ресниц, по-детски длинных, с золотистыми кончиками чуть более темного тона, чем роскошные локоны, обрамлявшие ее прелестное личико.

Прирожденная кокетка.

Рейнло не слишком удивился. Как не удивился тому, что девчонка оказалась красавицей. Она была восхитительна, будто нежный нарцисс.

Под суровым взглядом компаньонки кожа Рейнло запылала. Черт бы побрал эту облезлую ворону, мисс Смит. Маркизу следовало думать о своей цели, а не о какой-то ничтожной старой деве с кислым лицом. Хотя чем пристальнее он приглядывался к компаньонке, тем моложе она ему казалась.

Оркестр заиграл вальс.

— Вы окажете мне честь, согласившись потанцевать со мной?

— С радостью…

Тут вмешалась мисс Смит:

— Мне очень жаль, лорд Рейнло, но отец мисс Демарест решительно не одобряет вальс. Однако вы могли бы составить пару в контрдансе после ужина. Этот танец свободен.

В голосе дракона в юбке не было и тени сожаления. Хрипловатый голос компаньонки звучал на удивление твердо, учитывая, что она давала отповедь джентльмену, который стоял намного выше ее по положению.

— Ах, Тони, я уверена, папа не стал бы возражать, — с очаровательной улыбкой проворковала мисс Демарест.

Тони — интригующе прелестное имя для эдакого чопорного бревна — нахмурила золотистые брови.

— У вашего отца строгие правила, сами знаете.

Мисс Демарест явно привыкла добиваться своего. Рейнло приготовился к детской вспышке гнева, но девушка безропотно приняла отказ. Он неверно судил об обеих женщинах. Мисс Демарест вовсе не была безмозглой ветреницей. А черная жужелица таила в себе приятный сюрприз.

Как интересно…

Подлетели другие легкокрылые белые бабочки. Хозяйка представила маркиза Рейнло. Последовал обычный в подобных случаях обмен любезностями. Компаньонка ни на шаг не отпускала от себя подопечную.

Прозорливая стражница.

Леди Рестон удалилась, пока Торп расспрашивал мисс Демарест об общих знакомых в Сомерсете. Виконт состоял в родстве с доброй половиной английской аристократии, а оставшуюся половину составляли его близкие друзья. Его разговор с прелестной Кассандрой грозил затянуться до самого утра. Воспользовавшись удобным случаем, маркиз подступил ближе к компаньонке. Она оказалась даже выше, чем он думал. Эта женщина как нельзя лучше подойдет ему в постели.

Что за чушь, черт возьми, лезет ему в голову?

— Девочка останется без мужа, если вы будете отпугивать всех достойных джентльменов, мисс Смит.

Музыка и людской гомон приглушили язвительное замечание маркиза.

Компаньонка вздрогнула, но не отступила. Рейнло поймал себя на мысли, что храбрость и самообладание этой ведьмы вызывают у него невольное уважение. Она не спускала глаз с мисс Демарест.

— Милорд, надеюсь, вы позволите мне высказаться начистоту, — холодно отчеканила мисс Смит.

Рейнло легко мог вообразить, что собирается сказать мисс Дракон. Его репутация завзятого ловеласа была широко известна. Маркиз рассчитывал, что дурная слава послужит ему орудием соблазнения. Юные девицы, к прискорбию их домашних, находили его распутство весьма романтичным.

Глупые куколки.

— А если я отвечу «нет»? — лениво осведомился маркиз.

— Мне все равно придется объя