Золотая голубка
автор: Jane Fletcher
переводчик: Akrill

В качестве базы преступной империи Харренвик имел один серьезный недостаток, который я отметила уже через пять минут после своего прибытия. Это, конечно, было не то место, которое выбрала бы я.

Я вывалила на Неда свои выводы, как только он появился.

- Этот город – бедная никчемная дыра, где и близко нет ничего достойного хорошей кражи. Зачем было строить здесь постоялый двор?

Сопровождая меня в заднюю комнату «Зеленого Дракона», Нед самодовольно улыбался.

- Ах, Коррин. Видишь ли, для меня это – еще одно из преимуществ данного места. Я собираюсь управлять всем отсюда и не хочу никаких проблем местного масштаба. Никто не хочет гадить на собственном пороге, так почему бы не выбрать порог... – Нед замолчал, так и не придумав метафору. Пожав плечами, он продолжил. – И у Харренвика много других преимуществ.

- Каких?

Я села на стул и огляделась. Это место можно было бы назвать хибарой, если забыть такое хорошее слово, как «развалина». Признаю, я оставалась в местах и похуже, но лишь потому, что в то время была прикована к стене.

Нед подтащил к себе второй стул. Годы и вес начали догонять его. Ножки стула заскрипели, когда он сел, и вся фигура мужчины расплылась. Несмотря на это, он все еще был красив и (что еще важнее) достаточно богат, чтобы многие женщины интересовались им. Я не была одной из них, но то, что Нед знал об этом, ничуть не помешало ему усесться на мой вкус излишне близко ко мне. Это был основной недостаток наших деловых отношений. Нед относился к людям, которые не принимают «никакого шанса» в качестве ответа.

В прошлом это не было большой проблемой. Я переодеваюсь мальчишкой и если бы кто-то не знающий заметил, что он подкатывает ко мне, это сильно повредило бы его репутации. Так что Неду приходилось держать руки при себе. К сожалению, «Зеленый Дракон» был начисто лишен свидетелей нашей беседы, знающих или нет. Но я была уверена, что смогу справиться с этой ситуацией. Нужно просто держать беседу в деловом русле. Нед был надежным скупщиком, а мне необходимо было отделаться от пары вещиц.

- Так каких? – повторила я.

- Тех, за которые я благодарен графу Честнеду, – судя по тону, это была какая-то шутка.

- Твой друг?

- Не думаю, что у него вообще есть друзья.

Я подняла брови, предлагая Неду продолжать. В контексте было непонятно, имел он в виду реального графа или это было прозвище босса преступного мира, так что мне нужно было больше информации, прежде чем отвечать на шутку – это могло оказаться смертельно опасным.

- В Харренвике бедная земля и никаких ископаемых, стоящих упоминания. Владение никогда не было особо богатым, но лет тридцать назад дела тут шли хорошо. Здесь пересекались многие торговые пути, по которым перевозили товары более богатые соседи, работал процветающий рынок, полдюжины гостиниц, кузницы и лавки других ремесленников. Затем графом стал Честнед – и он хотел денег, так что он поднял налоги на все товары. Самые богатые торговцы стали искать обходные маршруты для своих караванов, выплаты упали, так что граф снова поднял налоги, что отпугнуло еще больше торговцев.

- Никто не посчитал нужным объяснить ему закон убывающей доходности?

- Может кто-то и решился, но граф не поверил. Теперь, через тридцать лет после того, как он получил власть, «Зеленый Дракон» – единственный постоялый двор в городе, а рынка здесь вовсе больше нет. Я купил это место за сущие гроши. Дороги еще хорошие, но все путники здесь – мимохожие бедняки, с которых и взять-то нечего. Они не останавливаются в городе и не общаются с местными.

Нед немного расслабился, и по его улыбке я поняла, что он гордится собственным умом.

- Таким образом, никто не обращает внимания на моих людей, когда они заходят сюда. Прекрасное место для базы моей организации.

Я покачала головой.

- Законники скоро схватят тебя за задницу.

- О, об этом уже позаботились. Пару лет назад Честнед устроил большую облаву на всех местных преступников. Он заставил городскую стражу серьезно рисковать – некоторые из них были убиты и покалечены. Затем, как только уровень преступности снизился, граф заявил, что теперь в его владениях нет существенных преступлений, так что стража не оправдывает траты на них, и снизил всем плату, – улыбка Неда стала еще шире. – Можешь себе представить, как легко было их подкупить? Я мог бы вовсе ничего им не платить – они бы просто оставили меня в покое только для того, чтобы досадить графу Честнеду.

Я задумалась лишь на мгновение.

- Да что за идиот этот Честнед?

- Можешь сама убедиться. Через час он будет произносить речь перед горожанами. Мы может пойти и послушать, – Нед наклонился вперед и обнял меня за плечи. – Но сначала дела. Думаю, ты хочешь показать мне парочку вещиц.

Я убрала его руки подальше, но удержалась от более активных действий. У меня есть своя гордость, но деньги более полезны, а я сомневалась, что получу более выгодную цену, если переломаю ему пальцы. С этим придется подождать до завершения сделки.


~~~~~~~


Граф Честнед был высоким болезненным мужчиной за пятьдесят. Когда он молчал, его губы были сжаты в тонкую линию, которая явно была отработана годами практики. Невозможно смотреть на него без того, чтобы на ум пришло слово «сушеная треска». Его одежда была простой и темной – дань наивной вере в то, что большое количество черного должно выглядеть, как строгий хороший стиль. В случае с Честнедом, черный цвет ткани не скрывал ни ее изношенности, ни поеденных молью кружев, ни стиля, вышедшего из моды лет тридцать назад.

Речь графа была весьма формальна, но выражала его веру в то, что люди ленивы, глупы, некомпетентны, бесчестны и трусливы, но в первую очередь ленивы, так что он не собирается и дальше быть столь же добрым с ними. Затем Честнед объявил об изменении в правовой системе, состоящем в том, что любому, пойманному на лени, отрежут уши раскаленным ножом.

Уже через тридцать секунд после начала его речи я поняла, каким же идиотом он был. Он разрушил всю экономику своего владения, но сумел убедить себя в том, что это не его ошибка. Богатые всегда убеждены, что бедные сами в ответе за свою бедность. Но Честнед шагнул дальше – он решил, что они в ответе и за его бедность тоже. Так что он хотел, чтобы все работали еще напряженнее, дабы вытащить его из ямы, которую он сам вырыл.

Я огляделась. Здесь, безусловно, было много бедных людей, которых можно обвинять. Харренвик должно быть был самым нищим владением в королевстве. Мало кто был одет не в тряпье даже из дворян, стоящих на помосте за спиной графа.

Лица людей выражали различные эмоции: горожане выглядели сердитыми, гвардейцы – смущенными, сам же граф явно упивался собственной благочестивостью, а остальные люди, стоящие на сцене, старательно притворялись, будто их там нет. Я столкнулась взглядом с женщиной, стоящей практически за спиной графа. На долю секунды на ее лице отразилось что-то вроде узнавания, но затем она вернулась к абсолютному равнодушию.

Она была единственной женщиной среди людей, стоящих на сцене. Судя по ее одежде, можно было предположить, что она из важных персон, даже несмотря на отсутствие драгоценностей. Большинство графов не одарили бы плащом с капюшоном, в который она была закутана, и свою кухарку. Даже руки опытной швеи не могли замаскировать следы починки.

Граф Честнед перешел к заключительной части своей речи, которая подвела итоги того, насколько он ненавидит лень. Затем он и другие пэры покинули площадь под эскортом гвардейцев. Толпа рассосалась со скоростью, дающей основания предположить, что они опасаются остаться без ушей. Но как бы поспешно жители не разошлись по делам, я успела услышать немало комментариев, сводившихся к тому, что мать Честнеда зачала его на скотном дворе.

Затем Нед устроил мне быструю экскурсию по городу. Не то, чтобы здесь было на что посмотреть, но потертое состояние позорного столба, скамьи для порки, виселицы и позорного стула демонстрировали бег мысли Честнеда, мечтающего перевернуть экономику своего владения. Я сильно сомневалась, что нововведенное наказание будет успешно в этом плане, а не забьет последний гвоздь в крышку гроба торговли серьгами.


~~~~~~~


- Кто была та женщина, стоящая за Честнедом? – спросила я Неда, как только мы вернулись в «Зеленого Дракона».

- Леди Изабель, его жена. Несчастное пугало.

- Она намного моложе его.

- Это уже третья его жена. Первые две умерли и, судя по свидетельствам, с выражением облегчения на лице.

- Интересно, не сталкивалась ли я с нею раньше.

- Все может быть. Я точно сталкивался. Ее отец ответственен за то, что со мной разделались за воровство, – Нед придвинулся ближе ко мне во время разговора.

Я отступила на шаг.

- Каким образом?

- Это он оставил следы на моей спине. После этого я решил, что скупка краденого менее рискованна.

- Думаешь, она могла запомнить тебя? – я копалась в памяти, задаваясь вопросом, посмотрела женщина тогда на меня или на Неда.

- Сомневаюсь. Это было десять лет назад. Она тогда была ребенком, а я был просто еще одним жуликом, которого высекли у позорного столба. Ее отец – герцог Южного Ранварда. Она замужем за Честнедом меньше года. Ходят слухи, что этот брак связан с политическим маневрированием вокруг концессий на экспорт меди.

- Так говорят обо всех аристократических браках. Какие тут могут быть медные концессии?

Нед снова приблизился на шаг. Понизив голос, он дернул бедрами вперед.

- Не знаю, но я был бы счастлив сделать тебе несколько личных уступок. Собственно, я могу предложить тебе очень большую концессию... настоящую концессию мужского размера. Как насчет этого?

На сей раз, я был тверда.

- Нед. Мой ответ «НЕТ». И окажи услугу нам обоим – прекрати вести себя как жопа.

Мужчина не был напуган.

- Я знаю твою репутацию, Королева Сорока, известный вор, который спит только с женщинами. Но ты должна дать мужчинам шанс. Тебе это может и понравится, если человек будет правильным.

- Ты хочешь, чтобы я повторила свое «нет» или сразу заехала тебе коленом по яйцам?

- Не могу поверить, что ты говоришь всерьез, – несмотря на свои слова, Нед остановился на месте, пусть и продолжая улыбаться и нежно бормотать. Он неторопливо двигал бедрами по спирали, то ли в надежде, что я сочту это эротичным, то ли думая, что я не смогу поразить движущуюся цель.

- Тогда попытайся что-нибудь сделать – и получишь поучительный опыт.

- О, да ладно. Я знаю, что ты хочешь этого. Я хорош в постели.

- Я слышала обратное.

Эта фраза заставила его коротко выругаться. Внезапная смена манер выглядела смешно. Я всегда считала весьма эффективной резкую смену темы разговора.

- От кого ты...

Нед не получил возможности спросить, кто же подверг сомнению его мужественность. Нас прервала внезапно открывшаяся дверь «Зеленого Дракона», которая впустила внутрь двух женщин. Первой шла леди Изабель. Вторая держалась у нее за спиной, что подразумевало менее высокое положение.

Нед немедленно развернулся к двери. Правда, он не сразу сумел вернуть бедра в более приличное положение, так что его ждал короткий неудобный момент перед тем, как мужчина выпрямился и отвесил неуклюжий поклон дамам.

- Моя леди. Чем я могу помочь вам?

Леди Изабель царственно выдвинулась вперед.

- Насколько мне известно, вы можете доставить определенные вещи из соседних графств.

- Я могу попытаться, моя леди. Если вы сообщите, что именно хотели бы получить, я могу сказать пару слов людям, проходящим через Харренвик. Возможно кто-нибудь из них сможет привезти то, что вам нужно, по пути назад.

Леди Изабель кивнула.

- Это будет очень любезно с вашей стороны. Мне нужно небольшое количество ткани для... изменений в моем платье. Моя горничная сообщит вам точные требования. У нее есть образцы.

Судя по ее запинке на упоминании об «изменениях», я заподозрила, что модификация будет состоять в том, что простые люди называют «заплатки». Должно быть это ужасно – быть аристократом и потому не иметь возможности признать, что не в состоянии позволить себе покупку новой одежды.

Изабель повернулась к своей спутнице и сделала жест рукой, который ясно показал, что именно эта девица будет стоять рядом с Недом и передаст ему все детали. Женщина поспешила вперед, но прежде чем она успела добраться до Неда, леди заговорила снова.

- Нет. Будет лучше, если вы выйдете наружу. Понадобится дневной свет, чтобы должным образом определить цвета.

Девица развернулась и вышла. Нед последовал за ней, останавливаясь через каждые два шага, чтобы согнуться в талии – что больше походило на то, будто его сейчас стошнит, а не на поклон, – но я полагаю, что он пытался выказать свое уважение.

Я решила, что сейчас самое подходящее время для того, чтобы тоже уйти. Я изобразила еще более неуклюжий поклон, чем Нед (хотя я весьма хороша в формальностях подобного рода, когда того требует ситуация, но я чувствовала, что в данном случае определенная неуклюжесть будет более соответствовать моменту) и направилась к двери.

- Простите меня, моя леди. Мне нужно идти.

Леди Изабель дождалась, пока я не окажусь совсем рядом с нею, и заговорила голосом таким тихим, что никто снаружи не смог бы услышать.

- Пожалуйста. Прежде, чем вы уйдете... Я задавалась вопросом...

Как бы сильно я не хотела поскорее уйти, нельзя просто сбежать, когда благородная леди обращается к тебе.

- Да, моя леди?

- Я только задавалась вопросом... Не зовут ли вас Коррин.

Это поразило меня, как удар в живот. Моя жизнь в буквальном смысле зависела от того, чтобы быть неузнанной. Я перевела взгляд на дверь, ожидая увидеть там стражников, собирающихся схватить меня, но никого не было.

Я оглянулась назад.

- Почему вы так подумали, моя леди?

- Потому, что это первое имя, приходящее на ум, когда видишь женщину, одетую мужчиной, которая беседует с осужденным вором, пусть и, судя по всему, исправившимся.

- Я, эм... – я растерялась сильнее и запаниковала. Она узнала мой пол, а не лицо. Большинство людей должны увидеть меня без одежды, чтобы бесспорно удостовериться, что я не юноша. – Как вы узнали... – я слишком поздно прикусила язык и мысленно выругалась. До сих пор леди Изабель не была уверена, потому и пришла без стражи, но теперь я подтвердила ее предположения.

- Я всегда была наблюдательной. Я многое замечаю. И у меня хорошая память на лица. Я помню вашего коллегу, – женщина положила руку мне на локоть. – Пожалуйста, не волнуйтесь. Я не собираюсь сдавать вас страже. Напротив, я хочу, чтобы вы кое-что сделали для меня.

- Не знаю, что вы имеете в виду, но думаю, что вы обратились не к тому человеку. Я не работаю по найму, и я не способна сделать и половину из того, о чем поют обо мне в песнях.

- Я уверена, что это вы сможете сделать, и это будет много для меня значить.

Я прямо уставилась на Изабель. Завитки светлых волос выбились из-под капора, маленький носик был немного вздернутым, жестко очерченные скулы контрастировали с большими зелеными глазами и мягким ртом, благодаря чему она выглядела больше взрослой, чем ребенком. Ей было самое большее двадцать два года. Граф Честнед – старый счастливчик! Что касается меня, мне не нужна была концессия на экспорт меди, чтобы заинтересоваться.

- Я... – леди Изабель опус