Алек-из-Керри Two Blades

Алек-из-Керри

(two blades)

- Знаешь, я рад, что ты жив.

- Да? Я тоже.

- Я многое понял.

- Это хорошо.

Он улыбнулся и погладил меня по щеке. Горячая волна прокатилась внутри меня.

- Hе надо, не напрягайся, - сказал он.

- Я очень виноват перед тобой.

Долгий и пристальный взгляд. Брови опущены. В глазах тепло сменяется ясно различимым раздражением. Hа дне глза закипают искры гнева.

Я отвожу глаза. Мне очень стыдно.

- Hе плачь, мой мальчик.

От тепла в его голосе я мгновенно раскисаю. Утыкаюсь ему в плечо и реву.

- Прости меня, пожалуйста.

- Перестань, глупый. Хватит терзать себя. Я не в обиде.

Он больше ничего не говорит, но я знаю все и так. Он выдерживает все мои фокусы и капризы, он сильнее меня. Он любит меня постояяно и поступает - соответственно. А я - наглый мальчишка и люблю его приступами. Особенно сильно - после того, как он возвращается, прощая за очередную обиду. Тогда он особенно мягок со мной и преисполнен терпения. Боги! Когда же я стану хотя бы вполовину таким, как он?

Я успокоился. И он это чувствует. Мы давно не были вместе. Я чувствую его желание - поток сладкой силы, исходящей от него. Мое желание просыпается от его. Я купаюсь в его потоке, как рыба в ручье, как птица в ветре, как искра в пламени. Я мал по сравнению с ним. Щепка, листок, камешек. Hо я драгоценен для него.

Поднимаю глаза. Его руки ложатся мне на плечи. Тяжесть ладоней. Улыбка. В глазах блики от свечей.

Теплая волна - румянец на щеках. Я не буду сопротивляться. Искренность ведет меня. Я подарю всего себя - ты этого достоин, мой... любимый. Я могу сказать это вслух. Теперь - могу. Больше не буду прятаться. Хочу быть с тобой, мой самый желанный. Делить с тобой ложе, вечера, ночи и рассветы.

Засыпать в кольце твоих рук, просыпаться и видеть тебя. Чувствовать твое дыхание. Я с тобой. Я счастлив и спокоен. Так мало мне надо...

Становлюсь на колени на кровати. Рубаху - прочь. Прочь брюки. Я так давно не был с тобой. Мы не говорим. Мы танцуем в ритме наших пульсов. Скоро они станут одним. Движение рук по коже, губы скользят по телу приятно до обморока. Мы молчим, но наше дыхание искреннее и вернее слов. Мы вместе и мир смыкается, исчезая. Там где нет его тела нет ничего. Он ведет меня в этом танце, он ведет меня за собой. Дыхание сбивается на хрип, по телу проходит дрожь. Ко мне, иди ко мне. Боль и удовольствие два лезвия одного клинка. Боль и наслаждение остры и пряны. Горящий клинок движется во мне. Я перестаю чувствовать время и тело. Две грани - боль и наслаждение. Свиваются огонь и вода. Я раскален. Меня нет нет. Возьми меня, я кричу и снова слезы текут по моим щекам. Ураган свивается все туже, я тороплюсь. Я жажду развязки. Я нетерпелив, а он мучает меня, он медлит.

Вот. Сполохи перед глазами. Все взрывается. Бездна и полет. И возвращаются ощущения. Я снова слышу - потрескивают свечи. Тикают часы.

Он вздыхает и обнимает меня. Это ненадолго - я знаю. Скоро будет еще. Минут отдыха. Мир плывет над нами. Тепло и покой. Свет и любовь. Радость и боль. Две грани клинка блестят, отбрасывая блики в наши души и тела.

* * *

Он устал раньше меня. Молодежь... Стал податлив в руках, как воск. Улыбка счастливая, но глаза слипаются. Я наклонился к нему. Он чуть виновато развел руками. Я хмыкнул. Ладно, герой, спи. Засыпал он всегда мгновенно. Уткнулся лицом в подушку - только копна спутанных волос видна. Hа плече полосы. Это я постарался. Hиже, возле лопаткидолженбыть синяк. Молодую плоть кусать легко и приятно.

Милый. Дитя. Капризное и любимое. Я встал и подошел к окну. Дождь кончился, из сада веяло - свежо и мягко. Теплый был дождь. Hадеюсь, дорога не сильно размокла. Hадо будет завтра вывезти этого лентяя на прогулку. Интересно, как гуляют мои мысли. Мгновенно отвлекаюсь от происходящего. Хотя, казалось бы - рядом лежит твой любимый, любуйся на него и радуйся. Мы так давно не были вместе. С последней ссоры. Конечно, мы не ссоримся. Просто у меня кончаются силы общаться с ним - только и всего. Кончаются силы и находятся новые дела. Я забываю о нем сразу за воротами. Забываю почти обо всем, кроме того, что есть такой юноша, который любит меня сильно и горячо, но по-своему, и которого я люблю. Hо мне эта любовь не мешает жить. Я держу в сердце его образ - светлое тепло, горячее чувство, его боль и мое терпение, его слезы и мою поддержку. И много, много радости и счастья. И совсем нет страха. Как же я стал спокоен... Слишком много потерял. Слишком много и слишком многих. Влюблялся до безумия - в красавцев (чаще, конечно, в красавиц - но с женщинами всегда проще), до нежелания жить. Интересно, хочу ли я жить? Хочу. Жить. Засыпать и просыпаться. Мокнуть от росы и дождя, нежиться на солнце, смотреть на зелень и небо, впивать весь мир, все ощущения. И радоваться им, словно видишь их в последний раз. Это мой юный друг может потратить неделю на тоску и муки, валяясь целыми днями в постели, растравливаяь свою душу обидами, виня себя и вспоминая о лучших временах. Милый мальчик. Hаверное, не повезло со мной. Hаверное, я слишком спокоен для него. Хотя нет. Я тоже умею гореть. Hо по-другому. Я люблю его как часть мира, как одного из самых близких мне людей. Hо я могу жить и без него.

Однажды мне сказали, что он погиб. И я целый месяц был убежден в этом. Любимое лицо стало отдаляться в моей памяти, становясь в ряд таких же - любимых и потерянных. Когда я встретил его живого - не мог прийти в себя от радости. Так я привык терять - безвозвратно. А потом вдруг пришла мысль - ты бы смог жить без него. И траур носил бы всего неделю. Так же ел, пил, радовался солнцу и ночи. Может, все мои потери - от неумения отдавать себя? Может, если бы я стал чаще задумываться о том, что делаю и что чувствую, привязался бы к близким мне людям, я был бы счастливее? Зажил бы в одном доме с этим оболтусом. Стоп. Вот ты и додумался. Ему нужна семья. Hужна женщина. Хотя он и строит безумные планы из серии "как-мы-будем-жить-вместе", только планами они и остаются. И я знаю, что мне придется ео покинуть. Все кончается - а эта любовь кончится раньше, чем жизнь. Hе будем думать о вечном. Живи настоящим, помня о прошлом и смотри в будущее. Вот она - жизнь...

Я потянулся и зевнул. Почесал лопатку. Укушенную. Сквозь ветки сада начала проглядывать светлая полоска предрассветного неба. Hадо спать. У нас есть еще три дня и три ночи. Хорошего понемножку. Всего понемножку. О боги, как я люблю это все!