Алекс Регул

 «Успей меня спасти»


- Лена! Дочка, ты собираешься сегодня в школу?

Лена нехотя высунула голову из своей комнаты и крикнула отцу, который суетился на кухне:

- Папуля, а можно я сегодня немного опоздаю?

- Конечно, дочь... А я можно тогда немного опоздаю с подарком? И подарю тебе ролики не на день рожденья, а на Новый год?

- Это не честно! День рождения у меня через два дня, а новый год через три месяца... Да и потом, зачем мне ролики зимой? - нехотя брела Лена по коридору в сторону кухни.

Завидев своё чадо, Егор улыбнулся. Его дочка была копией… нет, ни матери, которой с ними не было, вот уже пятый год, а именно отца. Папина дочка во всех смыслах. У Лены была короткая стрижка с длинной чёлкой, которая ещё выразительней делала большие карие глаза. С цветом волос она предпочитала не экспериментировать. Он был родной, простенький, тёмно-русый. Для своих почти шестнадцати лет Лена была высокого роста. И имея стройную, даже можно сказать, худощавую фигуру, она на вид была уже далеко не ребёнком. Это обстоятельство доставляло отцу дополнительные переживания. Морально он не был готов, к тому, что его девочка может нравиться  представителям мужского пола. И не важно, что эти самые представители, ещё  совсем недавно с сопливыми носиками бежали на школьную линейку, перевешиваемые спереди большими букетами для  первого учителя, а со спины их тянул вниз вес собственного портфеля. Мальчики ведь тоже повзрослели, как и его дочка.

На прошлой неделе Егор заезжал за Леной в школу, чтобы забрать её после занятий и отвести в гости на выходные к своей сестре, которая с мужем жила за городом, и всегда очень радовалась, когда её любимая племянница, ну и конечно, любимый братик приезжали погостить. И вот, припарковав машину напротив входа в парк перед школой, Егор во всей красе имел возможность пронаблюдать, что собой представляют парни-старшеклассники. Если утрировать, то Егор пришёл к выводу, что их можно охарактеризовать одной фразой - колоссальная энергия без вектора. Гормоны, начавшие уже свой бег по организму, частично блокировали связь мозга и остальных частей тела. Особенно Егора возмутил тот факт, что когда его дочь проходила мимо шайки школьников-переростков, пара из них проводила её оценивающим взглядом.

Странная и сильная ревность отца, по своей природе.

Отца, готового свернуть башку любому, кто представляет потенциальную опасность, посягая на честь его дочки. И поскольку Егор для Лены был единственным родителем, его никто не сдерживал в вопросе контроля над ней. Но тотальный контроль с его стороны, дочку совсем не напрягал. Лена старалась не расстраивать отца, а быть ему помощником. Стало быть, на дискотеки и другие развлечения  в распорядке недели времени у неё  не бронировалось. Она не сокрушалась... Отчасти потому, что девочки, у которых нет мам,  раньше взрослеют. И дело тут не в том обременительном объёме бытовых обязанностей, что они начинают разделять с папой, а в том, что им не перед кем быть маленьким ребёнком. Отцы в этом плане зачастую сами нуждаются в ласковом слове и нежном касании по голове. Иногда Лене казалось, что девочки взрослеют, а мужчины всё равно так и норовят остаться маленькими, за которыми нужно ухаживать и заботиться. Но при этом у них, у мужчин, в частности у её папы, и в мыслях не возникало желания расстаться с ролью главнокомандующего в семье.

- На роликах по снегу не покатаешься... - подойдя к отцу и  посмотрев на его старания приготовить себе кофе, тихо произнесла Лена.

- И какой вывод? - уточнил отец.

- Уговорил... В школу! И без опозданий!

- Умница! - он поцеловал дочь в щёчку.

- Пап, а что ты делаешь?

- Кофе.

Лена отобрала у него кружку и вылила её содержимое в кофейную турку.

- Пап, это не тот молотый кофе, который добавляют прямо в кружку. Этот надо варить.

- …Да?  Я не заметил.

Она зажгла конфорку под туркой и стала контролировать процесс приготовления кофе. 

- Сейчас всё исправим, - тихо произнесла Лена.

Егор присел на стул рядом с окном и, посмотрев на просыпающийся город, поинтересовался у дочки:

- Я заметил, что ты как-то без инициативы начала этот учебный год. Всё время с надрывом собираешься в школу. У нас проблемы, о которых я не знаю? Тебе что-то мешает? 

Лена стояла к нему спиной. Но по её выпрямившемуся позвоночнику он понял, что вопрос  для неё болезненный.

- Нет, пап, всё нормально.

Соврала, догадался Егор.

- В эту пятницу родительское собрание. Меня сюрпризы там не ждут? – на всякий случай уточнил он.

Лена налила приготовленный напиток в кофейную чашку и подала её отцу.

- Спасибо, дорогая.

- Пап, у меня всё нормально с учёбой. Не придумывай себе проблемы.

- Ты случайно не... - он запнулся, боясь произнести слово "влюбилась" и в последний момент изменил свой вопрос, - не передумала ехать на эти выходные вместе с одноклассниками на базу отдыха?

- Нет, не передумала. Тем более что ты уже оплатил моё пребывание там.

- Ну, деньги это не причина. Главное, чтобы ты хотела там быть.

- Папуля, опять ты себе придумываешь проблемы. Я хочу ехать с одноклассниками  на базу отдыха. Тем более что едут не все, а Ольга Петровна просила от коллектива не отрываться.  

- А кроме неё, кто ещё будет за вами присматривать?

- Борис Петрович, наш физрук. Потом, будет ещё отец Тимура Громова и отец Алины Васильевой.

- Бедная ваша Ольга Петровна. Как она представляет себе проконтролировать вас и ещё трёх взрослых мужиков на природе, вдали от жён?

Лена улыбнулась.

- Может быть, мне всё-таки отменить встречу со Ждановым и в субботу присоединиться к вам?

- К нам с Ольгой Петровной присоединяйся, я возражать не буду. А вот если ты присоединишься к отцам и физруку, то лучше не надо.

- Это когда я дискредитировал тебя своим поведением!?

- Никогда! И дальше себя также  веди! Пап, я, наверное, всё же опоздаю в школу. Ты меня заболтал!

- Ну, лишь бы не закалибал, - уже уходящей по коридору дочке, улыбаясь, сказал Егор. 

Дочка, остановившись перед дверью в свою комнату, и с нежностью посмотрела на отца.

- Я тебя люблю.

- И я тебя тоже, дочь.

***

Она не опоздала. И теперь, сидя за партой, ждала начала уроков.

Или не их?

Это началось первого сентября. Когда для всех наступил просто очередной учебный год, для неё начался один большой дискомфорт. Виноватой в котором, была её подруга Леся, которая, закончив девятый класс, простилась со школой и поступила в мед. колледж. Оставив Лену без дружеской поддержки, а главное, освободив половину парты. Именно это вакантное место и было занято новым одноклассником, Андреем, по фамилии Буров. Рослый, крепкого телосложения, он сразу же привлёк внимание женской половины класса. Лена же, которая всегда старалась избегать "популярные вещи", на которые велась общая масса, поневоле оказалась в центре событий. Одни одноклассницы в укор ставили, что сманила новенького, другие с критикой контролировали её корявое общение с соседом. А одна даже, Вика Рубальская, спустя несколько дней после того как появился Андрей в классе, выловила Лену в коридоре  на перемене и предложила, ротацию посадочных мест. Но, несмотря на то, что присутствие Андрея напрягало, сидеть с грубияном Сорокиным, Лене вообще не улыбалось. Она отказала Вике. За что и получила, новый виток сплетен и подколов. 

Да и он, сосед, ну прям, каждый день из кожи вон лез, чтобы обратить на себя внимание. То он фатально проваливал контрольную работу по алгебре, и Лена, из сострадания, дала ему правильные варианты ответов. Он жадно ловил её подсказки и в результате незаметно грудью прижался к её плечу, в то время как его рука уже лежала на спинке её стула. По закону невезения это было замечено математичкой. Она на весь класс сделала замечание, что нужно контрольные задания решать, а не зажиматься на последней парте. И если Лену такое замечание  ужасно пристыдило, то Андрея только повеселило, и он бодрым голосом пообещал учителю, что постарается сдерживать свои эротические желания, по  крайней мере, на уроках алгебры. Класс грохнулся от смеха. Лена сжалась  в комок и подумала о Сорокине… и уже не как о грубияне.

Но уже на следующий день, когда была физкультура, очередная выходка Бурова, заставила переключиться класс на пересказ нового анекдота.

Нужно было построиться в две шеренги, девочки и мальчики. И потом разбиться по парам. Все стояли, как всегда, по росту. Самому высокому мальчику досталась самая высокая в классе девочка. Нехотя Лена подходила к Андрею. Предыдущий опыт общения с соседом подсказывал, нужно быть начеку. Да и любопытные взгляды одноклассников, ожидающие шоу, не вселяли в Лену оптимизма.

- А теперь, - скомандовал физрук, - когда вы разбились по парам, выполняем упражнение для укрепления мышц живота. Один из партнёров занимает позицию лежа на спине, руки за голову, и осуществляет подъём корпуса. Другой фиксирует его ноги за лодыжки и ведёт отсчёт. Мальчикам три раза по тридцать, девочкам два раза по двадцать. Вопросы есть?

Класс, зная суровый характер физрука, монолитно молчал.  

- Приступаем! Пацаны, первый круг ваш!

Андрей  принял позу лёжа на спине. С опаской Лена положила свои руки на его лодыжки. Упражнение началось. Физически Андрей был развит на «отлично». И не нуждался в помощи, как на алгебре. Чего не скажешь про Лену. Она старалась изо всех сил, но на втором подходе в конец вымоталась. Но "партнёр" делал вид, что не понимает её состояние и упорно требовал от неё подъёма.

- Пятнадцать... Пятнадцать.  Давай ещё немного. Умница, - Лена рухнула, в позицию лежа. - Шестн... Шестнадцать? Ты чего лежишь?

- Я устала. Больше не могу.

- Можешь!

- Нет.

- Михеева, я с тебя не слезу пока ты двадцать раз не поднимешься.

Рубальская Вика, которая отжималась поблизости, захихикала, и было ясно, реплика Бурова ушла в массы.

- Ну не замерзай, - требовательно просил Андрей, пристально смотря в глаза Лене. - Я не привык, чтобы девушка так бесполезно подомной лежала.

Вика кайфовала! Ещё бы! Её рот так и хотел поделиться с остальными одноклассниками услышанным.

Приложив усилия, Лена сделала ещё три подъёма. Мышцы ныли. Андрей улыбался и продолжал придерживать её ноги.

- Ещё два раза и я с тебя... 

- Заткнись, - прорычала  Лена и сделала ещё один подъём.

Мышцы живота свело судорогой. Ни о каком двадцатом разе и речи быть не могло. Андрей отпустил ноги и, склонившись над ухом Лены, тихо прошептал:

- Если закончишь упражнение, я на весь спортзал крикну что я гей.

- Тебе не поверят. Хотя предложение очень заманчивое, – сухо выдавила она.

- А хочешь я нашего физрука поцелую?

- Андрей, отстань от меня. Ничего я не хочу. Целуйся ты, с кем хочешь. Меня только не позорь и не выставляй на посмешище. Итак, я с твоим появлением в классе, на всеобщее обозрение, как в витрину, выставлена.

Андрей пробежался по Лене взглядом, прилёг рядом и спокойно произнёс:

- Так! Будем считать, что ты упражнение выполнила. Вставай, теперь твоя очередь мне ноги держать. Или ты забыла, что мне ещё один подход нужно сделать, чтобы закончить упражнение?

Лена, приложив усилия, встала. Разогнулась и, подарив вымученную улыбку «партнёру», зафиксировала его ноги. 

Одно радовало, на базу отдыха Андрей не ехал. Ольга Петровна подходила к нему на прошлой неделе перед занятиями, чтобы узнать причину его отказа ехать, и Лена невольно слышала, как сосед по парте ссылался на какую-то ерунду:

- Поехать не могу. На выходных занят. В планах генеральная уборка. Перенести уборку не могу, итак два месяца отлынивал.

Классная руководительница, удивлённая подобным признанием, отстала от парня. А через день, когда она вновь подошла к их парте, чтобы всё же уговорить поехать, Андрей для неё доработал легенду и, встав из уважения к подошедшей  учительнице, сообщил:

- Кажется хомяк, что сбежал из клетки в прошлом месяце, ещё жив и живёт своей жизнью где-то в диване.  В субботу  последний срок его найти. Иначе мать грозиться выкинуть диван на помойку. А спать  на полу мне не хочется, - слегка наклонившись к Ольге Петровне, он тихо добавил. -  Такая половая жизнь меня не привлекает.

Ольга Петровна, будучи далеко не пенсионного возраста, отшатнулась от парня, и вообще  с этого дня старалась с ним не встречаться взглядом. 

Вот с таким соседом теперь и соседствовала Лена. Поэтому собираясь с утра в школу, она старалась собрать себя не только внешне, но и внутренне.

"Что его заставило выбрать место рядом со мной? – не раз задумывалась Лена. - Мест свободных в классе было несколько. На второй парте с Тимуром мог сесть. В соседнем ряде вообще было три полупустые парты. А он нет, сел ко мне! …Может быть потому, что моя парта самая дальняя, плюс к стене. Я вообще, практически в углу сижу.  Благодать... И вот пришёл он, как снег на голову! И моё тихое местечко, сразу же утратило статус "Камчатки". ...Откуда он вообще взялся"?

Но остерегаясь вопросом привлечь внимание Андрея, она у него ничего не спрашивала. Вообще. Сведя их общение к приветствию и лаконичными на все его вопросы ответами, типа; "да", "нет", "не знаю", "не помню", "забыла", "спроси у другого".

В таком ритме они с Андреем и существовали.

***

Отгремел скромный день рождения Лены и вот наступил день родительского собрания.

Егор, припарковал машину, как мог ближе к школьному парку. Погода была прекрасная. В такие вечера ему хотелось завалиться в какой-нибудь ресторанчик, имеющий террасу,  чтобы сидя за столиком в компании приятного собеседника, а лучше собеседницы, попивая какой-нибудь горячительный напиток, наслаждаться атмосферой золотой осени, аккумулируя энергию ускользающего теплого времени года.

Войдя в кабинет классного руководителя, преподавателя географии, Егор поздоровался со всеми родителями, присутствующими на тот момент уже в кабинете, и прошёл в уголок, где стояла парта его дочери. Присев, он отметил скудное количество пришедших. Кто-то ещё не пришёл, кто-то и не смог вырваться на столь радостное мероприятие. А некоторые, как в частности отец Леси, бывшей соседки по парте Лены, больше и не появятся. 

Спустя пару минут, озабоченно в класс впорхнула Ольга Петровна. Как всегда с кипой бумаг. Она что-то бурно объясняла вошедшей с ней высокой, стройной женщине, одетой в  строгую, элегантную одежду. Тёмно-синий пиджак, одетый поверх бежевой блузки, имел приталенный покрой. Юбка того же цвета, что и пиджак, заканчивалась ниже колен, но не могла полностью скрыть великолепные стройные женские ножки, обутые в чёрные туфли на высоком остром каблучке. И это при её-то росте под метр семьдесят пять! …И ещё одна деталь поразила Егора - лицо незнакомки. Красивые огромные карие глаза, бесподобный носик и живые губы, реагирующие улыбкой на фразы Ольги Петровны.  А её стрижка боб каре на тёмные волосы средней длины усиливала строгий, и в то же самое время, сексуальный вид. Лёгкий макияж делал женское лицо ещё выразительней.

Однозначно незнакомка  привлекла внимание Егора. Он стал жадно наблюдать за ней. Но неожиданно Ольга Петровна жестом руки указала собеседнице в сторону именно Егора. От чего волна удивления в нём вызвала напряжение осанки.

"Неужели Лена настолько недоработала по какому-то предмету, что учительница самолично пришла указать мне на пробелы знаний моей дочери?"

Незнакомка стала