Алекс Стрейн
Проделки Купидона


1

Уже много позже Анна абсолютно точно поняла, что события начали выходить из-под контроля в тот злополучный четверг, когда в кабинет в дизайнерском агентстве «JTB» в самом конце рабочего дня вошла Вирджиния Крис.

— Привет, Анна, как дела?

Анна оторвалась от экрана монитора и удивленно взглянула на Вирджинию.

— Привет, Джи, все хорошо. Почему ты здесь?

Удивление Анны было совершенно искренним, потому как Вирджиния Крис, основатель и единоличный владелец «JTB», очень редко снисходила до того, чтобы самолично появляться в общем зале, служившем рабочим пространством Анне и еще нескольким ее коллегам-дизайнерам, предпочитая вызывать их в свой роскошный кабинет.

— Просто зашла проведать тебя и немного поболтать…

Эти слова насторожили Анну еще больше. Смысл этой безобидной фразы был гораздо более глубок, нежели можно было бы предположить. Потому что Вирджиния Крис никогда и ничего не делала просто так. И даже дружеские отношения между двумя женщинами существовали только за дверями «JTB» и только в нерабочее время, а в стенах этого очень престижного заведения Анна была всего лишь подчиненной Вирджинии.

Анна откинулась на спинку вращающегося кресла и пытливо взглянула на начальницу.

— Присаживайся, Джи. Я очень внимательно тебя слушаю.

Вирджиния села в мягкое кресло и пристально оглядела Анну, словно выискивая в ней то, что до определенного времени было скрыто от ее зоркого взгляда. Глаза у нее при этом как-то странно мерцали, что Анна посчитала еще более скверным признаком. Внутри забегали миллионы маленьких муравьев, и этот внутренний трепет отдавался иголочками онемения в кончиках пальцев. Несмотря на все предчувствия, внешне Анна выглядела совершенно спокойно, ничем не выдавая обуревавших ее эмоций. Вирджиния была из тех руководителей, кто любил немного помучить персонал неопределенностью. Это безотказно действовало даже на мужчин. Одна Анна пока счастливо избегала незавидной участи стать объектом недовольства Вирджинии, но рано или поздно всякое везение кончается, и Анна отстраненно подумала, что ее час пробил. Она собрала волю в кулак и постаралась стойко и бесстрастно дождаться продолжения.

Наконец Вирджиния слегка поправила густые шелковистые пряди волос медового цвета и улыбнулась уголками губ.

— Ты, как всегда, прекрасно владеешь собой.

— Неужели ты пришла сюда только затем, чтобы лишний раз убедиться в этом?

Вирджиния ценила прямодушие и поощряла непринужденное общение, поэтому она просто усмехнулась прямоте поставленного вопроса.

— Не только. Как продвигаются дела с заказом Лейлы Кардини?

Анна помрачнела. Так и есть — Лейла что-то наговорила Джи…

— А в чем дело? — осторожно поинтересовалась она.

— Сегодня она звонила мне… — Джи, как всегда некстати, остановилась, и Анна почувствовала, что ее нервы сейчас завибрируют как натянутые струны. — Она просто в восторге от того, как продвигаются дела.

Анне показалось, что она сейчас расползется по креслу как прокисшее тесто.

— Правда? Сегодня утром мы немного подискутировали, и я было подумала…

— Господи, она даже тебя сумела довести… — Джи совершенно искренне расхохоталась. — Выйдя замуж за итальянского графа — который, кстати, не имеет ни гроша за душой, — она тут же причислила себя к высшему обществу и хочет, чтобы все соответствовало избранному имиджу. Но, не знаю даже к счастью или к сожалению, для этого у нее нет ни чувства меры, ни вкуса, зато прежний муж оставил ей кучу денег. Что произошло, Анна?

— В общем, ничего страшного. Сначала дела шли как обычно. Я подготовила модель, мы все с ней обсудили перед началом изменений, и мне показалось, что мы нашли общий язык. Все было обговорено и утверждено, я составила смету и заказала материалы… А сегодня утром Лейла заявила, что дизайн супружеской спальни слишком прост. Ей непременно нужны пухлые амурчики по всей комнате, роспись потолка, отделка пурпуром и золотом…

— О Боже…

— …полог над кроватью, занимающей добрых две трети спальни, и зеркальная стена… — Анна обреченно вздохнула. — Я битый час объясняла ей, что оформление этой комнаты совершенно выбьется из общего стиля, но, только закончив объяснения и взглянув Лейле в глаза, я поняла, что с таким же успехом могла бы все это объяснять стене. Когда я попыталась настоять, то поняла, что бедняжка близка к истерике.

— И на чем вы остановились?

— Джи, девиз нашего агентства гласит: клиент всегда прав! Поэтому воплощение всех, даже безумных идей зависит только от толщины кошелька. Я сделаю так, как хочет она. Одно меня угнетает: когда кто-то взглянет на этот ужас и Лейла назовет мое имя в качестве оформителя, я тут же останусь безработной. Потому что ни один человек в трезвом уме и твердой памяти больше не воспользуется моими услугами. Вот, взгляни… — Анна повернула монитор к Джи.

— Чудовищно!.. — воскликнула та и расхохоталась. — Тяжело же придется бедному графу в таких апартаментах.

— Лейла пришла в восторг, когда увидела все это во время ланча. Она сказала, что я словно подсмотрела ее мечту.

— А что ее новоявленный муж?

— Он молчит и только сверкает своими черными глазами. Правда, мне не очень нравится их выражение…

— Анна…

Зазвонил телефон, и Анна, извинившись перед Джи взглядом, взяла трубку. Долгое время она слушала пространные объяснения невидимого собеседника, не имея возможности вставить хоть слово в непрерывно льющийся поток речи, после чего, вежливо попрощавшись и положив трубку, мученически обвисла в кресле, прикрыв глаза.

— Кто это был?

— Лейла. — Анна приоткрыла глаза. — Теперь она снова передумала и хочет, чтобы все было так, как мы планировали вначале…

Вирджиния безмолвно смотрела на Анну, а та на нее. Не выдержав, первая усмехнулась.

— Ей-Богу, она меня с ума сведет. Хорошо, что я не успела отменить старые заказы и сделать новые. Извини, этот звонок перебил тебя, так что ты хотела?

— Я хотела поговорить с тобой о новом заказе. Как раз твоя стихия: большой дом где-то в пригороде… Кажется, Риверсайд.

— Ты хочешь поручить это мне? — изумилась Анна. — Но у меня Лейла, а кроме того, Томас Кэрри дожидается своей очереди. Ты же сама поручила мне его заказ.

— Томасом пусть займется Джил, я возьму на себя завершение работ в особняке Лейлы. А ты, Анна, займешься новым заказом.

— Неужели все так серьезно? — попыталась пошутить Анна, но на лице Джи не было даже тени веселости, и Анна тоже постаралась соответствовать моменту. — Джи, работы в доме Лейлы займут всего неделю, я хочу закончить сама.

Лицо Вирджинии слегка помрачнело, и Анна быстро пошла на попятную.

— Ну хорошо, считай, что ты меня убедила. Когда прибудет клиент?

— Алекс очень занятой человек, и тебе придется самой съездить к нему в офис. Скажем, во вторник. Я тебя не тороплю…

— Джи, дай мне время хотя бы сделать все необходимые распоряжения!

— У тебя есть еще два рабочих дня. Потом я лично прослежу, чтобы все твои идеи воплотились в жизнь.

Анна покачала головой. Чудеса, да и только: Джи снисходит до того, чтобы следить за оформлением. Должно быть, и вправду новый заказ очень важен для нее.

— Как скажешь, Джи.

— Хорошо, Анна, и… спасибо. Может, поужинаем сегодня где-нибудь? — Как всегда Джи перешла к другой теме без всякого перехода.

Анна мельком бросила взгляд на часы: рабочий день закончился и Джи решила мгновенно трансформировать деловые отношения в дружеские.

— Извини, Джи, сегодня не могу.

— Уикенд?

Анна усмехнулась.

— У меня все расписано почти по минутам. Может быть, на той неделе?

— Опять Доминик? Надеюсь, ты не собираешься выскочить замуж, нарожать кучу ребятишек и похоронить себя в семье? — иронично поинтересовалась Джи.

Но Анна знала, что под иронией скрывается озабоченность. Этот вопрос беспокоил Джи отчасти потому, что в Доминике она видела потенциального конкурента, готового лишить ее лучшего работника. Другая часть ее озабоченности была вызвана тем, что сама Джи страдала патологической недоверчивостью к лицам противоположного пола и опасалась, что подруге причинят боль.

— Думаю, до этого не дойдет, — улыбаясь, успокоила Анна подругу и стала собираться. Они вместе вышли из кабинета.


Анна действительно должна была обедать с Домиником. Она взглянула на часы. Времени было достаточно для того, чтобы немного отдохнуть и успеть собраться. Она загнала машину в гараж и вошла в свою квартирку. Оформлением, конечно, занималась она сама, и даже ее мать признала, что это поистине райский уголок. Отец отказывался посещать квартиру Анны из принципа и все приглашения неизменно отклонял. Мать Анны, Фрэнсис, успокаивала дочь тем, что со временем Клайд смирится. Но прошло уже довольно много времени, а отец оставался так же непреклонен. И Анне пришлось смириться с разочарованием.

Она сбросила туфли на низком каблуке и по пушистому ковру направилась в гардеробную. Там она переоделась, потом приняла душ, решив, что сегодня обойдется без фена: времени было достаточно для того, чтобы они высохли естественным путем. Выйдя из ванной, она прослушала автоответчик. Сообщений было немного: звонила мать, чтобы напомнить о шопинге в субботу, отец — чтобы она не забыла об ужине в воскресенье в родительском гнезде, а также Доминик, который тоже напоминал ей о сегодняшнем обеде.

Они все думают, что у меня совсем плохо с памятью, пожаловалась Анна своему отражению. Хотя… они правы. В последнее время я так замоталась на работе, что постоянно обо всем забываю. Но, право слово, о еженедельном обеде у родителей я уж никак бы не забыла. Анна тут же чуть не прикусила себе язык, вспомнив, что, к великому неудовольствию отца, именно так и случилось две недели назад. Семейные традиции были попраны грубейшим образом! После того случая отец считал себя обязанным оставлять ей подобные сообщения.

Она присела за туалетный столик и стала накладывать макияж. Наверное, стоило отдать себя в руки профессионалов, посетив парикмахерскую, но именно сегодня ей хотелось покоя в промежуток времени между окончанием работы и встречей с Домиником.

Доминик заехал за ней ровно в девять, и его восхищенный взгляд сказал Анне, что ее усилия не пропали даром. Его взгляд медленно прошелся по ней от макушки до кончиков туфель.

— Ты восхитительна!

— Напрашиваешься на ответный комплимент?

В голубых глазах Доминика вспыхнули веселые огоньки.

— Не отказался бы от любых проявлений твоего восхищения.

— Ты великолепен… — промурлыкала Анна и прикрыла глаза, словно ослепленная его сиянием.

Доминик изящно поклонился своей даме, и прекрасная пара покинула маленькую квартирку.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Анна, наблюдая, с какой изящной небрежностью Доминик управляется с мощным автомобилем.

— Это сюрприз… — Он улыбнулся Анне и вновь сосредоточился на дороге.

— Из-за твоих сюрпризов я никогда не бываю уверена, подобающим ли образом одета.

— Извечные женские опасения. Ты выглядела бы потрясающе, даже если бы нарядилась в костюм дорожного рабочего, с этим… как его?..

— Ярким светящимся жилетом?

— Ты права. Однако на цвет твоего жилета слетелось бы множество мотыльков, и мне пришлось бы вызволять тебя из стаи одержимых конкурентов.

Анна усмехнулась, представив себе эту картину, и откинулась на спинку сиденья.

— Сегодня ты очень напряжена, — обронил он. — Как дела на работе? Как всегда, Доминик проявил удивительную проницательность.

— Прекрасно, я завалена заказами, и в ближайшее время, судя по всему, безработица мне не грозит.

— Очень рад. — Доминик подрулил к стоянке огромного развлекательного комплекса. — Здесь есть прекрасный рыбный ресторан. А еще мы можем потанцевать или просто посидеть в баре.

— Замечательно.

Ужин прошел в раскованной обстановке. Доминик, как всегда, был очень мил. Анна получала удовольствие от непринужденной беседы, радуясь, что их разговор не затрагивает никаких опасных тем. С Домиником они встречались уже несколько месяцев. Они познакомились на вечеринке, которую устраивала подруга Анны, Энджи, и Анна, весьма настороженно относящаяся к лицам противоположного пола, вдруг почувствовала симпатию и доверие к Доминику. Через два дня после вечеринки Доминик пригласил ее поужинать, и она согласилась. Их встречи стали частыми. Доминик был приятным собеседником, галантным и пр