Алекс Вуд Бриллианты твоих глаз

1


За столом сидели шесть человек. Берти Аркрофт, граф Кентский, его младший брат Джеймс, их бабушка леди Элизабет, Кэтрин Уильямс, знакомая леди Элизабет, баронесса Леонарда Штайн, молодая хорошенькая немка, и Изабель Алмеду, гостья Берти. В комнате царил таинственный полумрак. Двенадцать свечей в золотистых резных подсвечниках отбрасывали причудливые тени на мраморные стены большой гостиной фамильного особняка Аркрофтов. Больше никакого освещения не было, но глаза собравшихся за столом уже привыкли к темноте, и они четко видели напряженные лица друг друга.

На столе белел огромный круг бумаги с нечеткими буквами английского алфавита, написанными по краям. В левой части круга под буквами было выведено слово «ДА», в правой — «НЕТ», чтобы духи могли кратко отвечать на вопросы собравшихся, не затрудняя себя. Тут же присутствовало неизменное для спиритического сеанса блюдце со стрелкой, прикрепленной к нему. Свечи были расставлены на каминной доске, между ними курились благовония. Этот процесс шел уже давно, и вся гостиная была окутана легкой дымкой. У баронессы от непривычного запаха разболелась голова, однако леди Элизабет настаивала на точном следовании всем правилам. Она помнила, как проводились спиритические сеансы еще при ее дедушке, и теперь собиралась показать молодым, как это делается по-настоящему.

Худые руки леди Элизабет возлежали на блюдце. Она прикрыла глаза и что-то бормотала себе под нос. Берти Аркрофт, сидевший по левую руку от бабушки, подмигнул Изабель, намекая на комичность происходящего. Было ясно, что позднее он ни за что не упустит шанс посмеяться над старомодным ритуалом и серьезностью старушки.

Изабель ответила ему легкой улыбкой, но на самом деле она совсем не разделяла его веселости. Спиритический сеанс задумывался как шутка, небольшое развлечение в скучный зимний вечер, но почему-то у Изабель было тяжело на душе. Не то чтобы она верила в духов и прочую мистическую чепуху, но невозможно было не почувствовать веяние таинственности в этом старинном английском замке. Всякое может произойти в такой вечер...


Изабель познакомилась с Берти Аркрофтом на ипподроме. Сезон скачек уже давно закончился, но некоторые любители конного спорта порой появлялись там и наблюдали за редкими тренировками, выбирая достойнейших лошадей. Берти, несмотря на занятость, всегда выкраивал время для подобных визитов и знал всех постоянных посетителей в лицо. Загадочная девушка в черном, которая каждый день появлялась в ложе и смотрела на несущихся лошадей, сразу привлекла внимание импульсивного аристократа. Просидев несколько часов на ипподроме, она вставала и уходила. У входа ее неизменно ждал черный лимузин, что тоже вызывало немалый интерес.

По крайней мере, у Берти Аркрофта. Рьяный спортсмен, любитель скачек, страстный болельщик и азартный игрок, он с не меньшим воодушевлением относился и к женскому полу. Тридцатидвухлетний холостяк, богач с голубой кровью и очаровательный джентльмен. Что еще требовалось, чтобы вскружить голову даже самой стойкой женщине? Победы графа Кентского в любовной сфере далеко превосходили его спортивные достижения. Многие мужья грозились «придушить этого нахала Аркрофта», если он хоть раз попадется им на пути, но Берти был достаточно умен, чтобы не создавать себе дополнительных проблем. Он безжалостно срывал цветы, вдыхал их аромат, а потом исчезал, ловко избегая заслуженного наказания. О покорении Берти Аркрофта мечтали многие великосветские девицы, однако пока ни одной из них не удалось завлечь его в матримониальные сети. Он по-прежнему неутомимо искал свою единственную и неповторимую, щедро одаривая женщин знаками внимания.

Таким образом, таинственная незнакомка, отличавшаяся к тому же редкой красотой, была обречена на знакомство с Аркрофтом. После недели пристального наблюдения он решился на конкретные действия. Берти не страдал застенчивостью и отсутствием находчивости, поэтому он просто подсел к девушке и заговорил с ней о лошадях, пользуясь свободой общения, царившей на ипподроме.

К его удивлению, незнакомка не стала кокетничать или настаивать на сохранении инкогнито.

Наоборот, она мило улыбнулась ему, и через несколько минут они уже болтали как старые приятели. Берти никогда за словом в карман не лез, а Изабель (так звали таинственную девушку) оказалась великолепной собеседницей, чуткой и внимательной.

Берти был заинтригован. Судя по темной одежде, роскошной машине и полнейшей отстраненности, девушка должна бы напускать тумана, томно закатывать глаза и изображать из себя роковую женщину. Ничего подобного не происходило. Изабель была приветлива, открыта, и это поставило Берти в тупик. Неотразимый граф Кентский впервые в жизни почувствовал, что его чары не оказывают ожидаемого эффекта. Он удвоил усилия. Безрезультатно. Он попытался изобразить холодность и добился лишь того, что Изабель ужасно расстроилась из-за этой внезапной перемены!

Одним словом, к концу недели знакомства Берти Аркрофт всерьез увлекся ею. В Изабель были шик, шарм и непередаваемое обаяние, которое Берти объяснял тем, что его новая знакомая — француженка, а значит, просто обязана пленять с первого взгляда.

Берти все нравилось в Изабель. И короткие темные волосы, завитками прикрывающие маленькие уши, и строгий утонченный профиль, словно отчеканенный на монете, и нежный голос с таким милым акцентом. Изабель разговаривала на правильном английском, лишь некоторые неточности в произношении выдавали в ней иностранку. Однако самым примечательным в ее лице были глаза. Огромные, в обрамлении пушистых черных ресниц, они заставляли вглядываться в лицо девушки еще и еще. Больше всего поражал их цвет, смесь голубого и серого, он напоминал прозрачный хрусталь, омытый родниковой водой.

Вскоре Берти было позволено проводить Изабель домой, и он узнал, что она живет в Лондоне с тетушкой, сурового вида немолодой особой. Разъяснился и черный цвет одежды. Полгода назад Изабель потеряла в автомобильной катастрофе обоих родителей.

Берти был потрясен. Он сам стал сиротой в четыре года, когда его отец неудачно упал с лошади и сломал шею (мать умерла еще раньше, едва произведя на свет его младшего брата Джеймса). Аркрофт сразу почувствовал сострадание к Изабель, и это чувство лишь усилило его влечение к ней. Берти стал частым гостем в доме Изабель. Тетушка, правда, была против его визитов. Это Аркрофт понял сразу. Она никогда не оставляла Берти и Изабель наедине и отпускала в его адрес нелицеприятные замечания.

— Тетя очень волнуется из-за меня, — поясняла Изабель, и ее хрустальные глаза наполнялись слезами. — Она боится, что кто-то причинит мне боль...

Берти вполне понимал суровую тетю. Обидеть такое хрупкое существо очень легко, и Аркрофт старался и словом и делом доказать, что ни за что не навредит Изабель.

Настало время, когда Берти должен был вернуться домой, в свой старинный замок, который благодаря усилиям предков Берти, а также его собственным являл собой настоящее произведение искусства. Но расстаться с Изабель было немыслимо, и Аркрофт предложил ей провести некоторое время в его фамильном замке. Конечно, с драконом-тетушкой. Изабель охотно согласилась. Возможно, она уже начала чувствовать к графу Кентскому симпатию, которая быстро возникает между двумя свободными привлекательными молодыми людьми.

А вот свирепая тетушка ехать отказалась. Тут Берти с удивлением узнал, что в этом тандеме отнюдь не она играла решающую роль. Изабель была богата, а тетушка нет, Изабель распоряжалась всем и решала, куда и зачем ехать, тетушка не имела права голоса. Берти поначалу не мог поверить собственным ушам, но вскоре убедился, что хрупкая француженка совсем не так беззащитна, как казалось на первый взгляд. Она принимала трезвые решения, здраво рассуждала и была похожа не на сказочное существо, а на вполне реальную женщину.

Сделав это открытие, Берти очень обрадовался. Значит, Изабель такая же женщина, как и все остальные, и на нее должны подействовать те же приемы. Зима в Аркрофт-Хаузе обещала быть очень интересной...


— Блюдце двигается, — вполголоса произнесла Леонарда.

Все глаза немедленно устремились на столовый прибор, белевший в полумраке. Блюдце действительно немного дернулось, но тут же вновь затихло.

— Вы слишком несерьезны, — раздраженно сказала леди Элизабет. От ее проницательного взгляда не укрылись ухмылки Берти. Старший внук порой ужасно действовал ей на нервы своим легкомысленным поведением.

Сама леди Элизабет всю жизнь была серьезна. Без тени улыбки она выходила замуж и растила детей. Смех казался ей чем-то совершенно ненужным, поэтому излишняя веселость Берти часто выводила ее из себя. Другое дело Джеймс...

Джеймс Аркрофт был любимцем бабушки. В отличие от легкомысленного брата он рос задумчивым, внимательным ребенком. В школе и университете его очень хвалили, но, получив образование, он не стал работать, а посвятил себя любимому делу — истории. Одно время Джеймс даже был членом нескольких исторических и археологических обществ, но потом отошел от них, предпочитая проводить научные изыскания в одиночку. Усилиями старшего брата семья ни в чем не нуждалась, и Джеймс мог заниматься наукой сколько душе его было угодно.

Леди Элизабет только приветствовала уединенный образ жизни младшего внука, более того, она даже настаивала, чтобы Джеймс как можно больше времени проводил в кругу семьи. В нем она видела настоящего потомка графов Кентских, с подобающим истинному аристократу складом ума и характера. Она сокрушалась про себя тому, что не Джеймс — наследник титула, а этот клоун Берти, который только и знает, что гоняется за юбками. То, что Берти содержит всю семью, в расчет не принималось...

Подобные настроения бабушки, которая фактически вырастила братьев, ни для кого секретом не являлись. Однако Берти относился к этому снисходительно и никогда не отказывал ни бабушке, ни брату в их маленьких просьбах.


— Пора, — громко провозгласила леди Элизабет. — Соединим энергию наших душ и позовем к себе обитателей загробного мира.

Тотчас все сидящие за столом взялись за руки. А Берти, который, несмотря на свое легкомыслие, считался прекрасным медиумом, вместе с леди Элизабет дотронулся до блюдца. Больше не было обмена веселыми улыбками и многозначительными взглядами. Всех охватило некое мистическое предчувствие, которое иногда посещает впечатлительных людей, да еще собравшихся в старинном замке, где до сих пор можно было встретить привидение...

Блюдце зашевелилось, стрелка дрогнула, легкий порыв ветра поколебал пламя свечей, словно и вправду в гостиную влетел бесплотный дух. Изабель вздрогнула. У нее были крепкие нервы, но это уже слишком...

— Дух Эдуарда Аркрофта, моего покойного супруга, ты ли здесь? — продолжала леди Элизабет.

Все знали, что она помешана на потустороннем общении с мужем, который ушел в мир иной около пятнадцати лет тому назад. Берти постоянно шутил по этому поводу, вызывая улыбку даже на лице непреклонной Кэтрин Уильямс, верной подруги и компаньонки леди Элизабет.

Все удивлялись этой странной дружбе. Кэтрин было всего сорок лет, и никто не понимал, что заставляет ее проводить почти все свободное время с семидесятилетней леди Элизабет. Берти часто приставал к Кэтрин с расспросами, но ей всегда удавалось отшутиться. В конце концов, ее оставили в покое, и она стала неотъемлемой частью зим в Аркрофт-Хаузе. Летом леди Маргарет обычно уезжала к морю, а Кэтрин растворялась в воздухе, намекнув, что ей необходимо проведать родственников. В начале декабря она снова появлялась в Аркрофт-Хаузе. Берти только радовался тому, что в доме есть посторонние люди, потому что зимой в замке было скучновато...

Но только не в этот раз. Столько гостей в это время года Аркрофт-Хауз не видел уже давно. Во-первых, Изабель Алмеду, приглашенная Берти. Во-вторых, новая знакомая леди Элизабет, баронесса Штайн, которую та привезла из очередного морского круиза. Если учесть тот факт, что обычно в начале декабря в Аркрофт-Хаузе были лишь члены семьи и Кэтрин, то воодушевление Берти становилось понятным. Он обожал шумные компании, и затишье перед Рождеством всегда угнетало его. Атак присут