Алекс Вуд
Джейн ищет мужа


1

Крохотный кабинет в желто-коричневых тонах, квадратный стол и два жестких стула. Спинка сиденья безжалостно впивается в мою спину, а вентилятор бессмысленно гоняет воздух по душному помещению без единого окна. Немолодая хмурая женщина допрашивает меня по всем правилам управления персоналом.

— Ваше имя?

— Джейн Джулия Остин.

Быстрый взгляд маленьких глаз из-под толстых стекол очков. Да, знаю, от имени так и тянет книжной пылью [1]. Но выбирала не я, так что не надо на меня так смотреть.

— Возраст?

— Тридцать два года.

Недовольно поджатые губы. Я чувствую себя беспримерно старой и никому не нужной.

— Адрес?

— Элм-стрит, Нью-Айленд.

Кажется, здесь все в порядке. Приличный район, солидные соседи. Хорошо, что родители решили купить дом именно здесь. Иначе эта грымза в очках на порог меня бы не пустила. Интересно, где она сама живет? Сколько ей лет? А главное, сколько ей платят за то, чтобы она менторским тоном допрашивала людей на собеседовании? Наверное, не очень много, а то с чего бы ей так злиться?

— Семейное положение?

— Старая дева.

И снова неудовлетворительный ответ. Глазки грымзы округляются, она откладывает в сторону ручку, и я понимаю, что задумалась и сболтнула лишнее. Этого места мне не видать, как своих ушей.


— Что именно входило в ваши обязанности?

На этот раз напротив меня сидит очаровательная девушка в строгом костюме в крупную клетку, вертит в руках мое непримечательное резюме, мило улыбается и делает все, чтобы я чувствовала себя как дома. Кабинет просторный, светлый, а из окон открывается изумительный вид на нью-айлендскую мэрию.

— О, всего и не перечислишь. Деловая переписка, подготовка необходимых документов, разовые поручения начальника…

— А почему вы решили уволиться?

— Решила как следует заняться карьерой. На моем старом месте перспектив, увы, никаких не было. А мне хочется двигаться дальше.

Девушка сочувственно кивает головой. Как приятно встретить понимание!

— Думаю, вы нам подходите, — бормочет она задумчиво. — Мы пригласим вас на собеседование к президенту на следующей неделе.

Мое сердце замирает. Неужели долгожданный приз наконец у меня в руках?

— Да и еще… — спохватывается она. — Нет ли у вас ко мне каких-нибудь вопросов?

Я морщу лоб и думаю. Вопросов было множество, я хорошо подготовилась к собеседованию. Куда же они все подевались?

— Например, о сфере деятельности нашей компании, о руководстве, — подсказывает мне мой добрый ангел.

Конечно, все это изумительные вопросы, но не могу же я повторять за ней как попугай! А, кажется, есть…

— Скажите, пожалуйста…

Я наклоняюсь чуть вперед и понижаю голос, чтобы придать своему вопросу побольше солидности. На лице девушки заинтересованность.

— В вашей компании много одиноких мужчин?

Некорректный вопрос. У девушки вытягивается лицо. Результат ясен без слов.


— Отвечайте быстро, говорите первое, что приходит на ум. Мне нужны ваши спонтанные реакции. Понятно?

Я киваю. Что-то новенькое, такого со мной еще не было. Молодой тощий мужчина с впалыми щеками при обязательном галстуке. Похож на студента, работающего над проектом по психологии. Что ж, вполне возможно.

Я кладу руки на стол и морально готовлюсь к проверке своих спонтанных реакций.

— Сколько вам лет? — выпаливает он.

— Тридцать два.

— Что носят на ногах?

— Туфли.

— Имя вашего отца?

— Кейси.

— Кто изобрел телефон?

— Белл.

— Цвет ваших глаз?

— Зеленый.

— Где встает солнце?

— На востоке.

— Ваше самое большое желание?

— Выйти замуж.

Самый идиотский ответ из всех возможных.

В этой компании мне тоже не работать.


Вообще-то мое замужество — сокровенная мечта моей мамы. Но если на протяжении пятнадцати лет тебе будут каждый день твердить об одном и том же, ты сам охотно в это поверишь. Мама ужасно огорчается из-за того, что ее единственная дочь — старая дева, хотя по возможности старается избегать этого словосочетания. Но лично я привыкла называть вещи своими именами, а какое еще слово подходит для дамы слегка за тридцать, не получившей пока ни одного предложения руки и сердца?

Повторюсь — меня это ни капли не расстраивает. Зато стоит только послушать мою маму и подружек, чтобы понять, что для душевного спокойствия им не нужно ничего, кроме моего замужества!

— В последнее время ты стала очень раздражительной, Джейн, — говорит мама каждый раз, когда я не соглашаюсь с ней, даже если речь идет о шпинате на ужин. — Ты никак не можешь определиться в этой жизни. Тебе давно пора найти себе мужа и успокоиться.

Моя лучшая подруга Кэрри выражается иначе.

— Отсутствие мужчины и регулярной половой жизни способно свести с ума любую женщину. Найди себе мужа, Джейн, и ты сразу почувствуешь разницу.

У Кэрри помимо мужа есть как минимум дюжина официальных любовников, так что она знает, о чем говорит.

— Женщине необходима опора в жизни. Поддержка, — подает голос тихая, застенчивая Эллис, идеальная домохозяйка. Боюсь, без помощи супруга она и через дорогу перейти не сможет. — Тебе обязательно надо найти мужа, иначе потеряется твоя женская сущность.

После подобных высказываний, сводящихся в итоге к одной-единственной фразе «Найди себе мужа», я начинаю чувствовать, что на самом деле превращаюсь в закомплексованную неврастеничку, у которой на лбу написано «хочу замуж».


И все-таки им удалось получить мое принципиальное согласие, хотя вначале я отчаянно сопротивлялась. Но разве можно убедить мать и лучших подруг в том, что можешь прожить без мужчин, когда они на сто процентов уверены в обратном? Численное преимущество было на их стороне, и мне пришлось уступить. Итак, совет «найди себе мужа» был мной принят. Остался лишь самый пустяк. Как правильно подметила Эллис: а где его найти?

В знаменательный день пятого мая, за столиком пиццерии Марио на Джемскот-авеню, был составлен подробный список мест, где встречаются потенциальные женихи. Авторы — настоящие асы своего дела, счастливые замужние женщины Кэрри Берч и Эллис Симпсон.

1. Клубы по интересам (гольф-клубы, яхт-клубы, картинги, тренажерные залы, бассейны и т. д.)

2. Ночные клубы (дискотеки)

3. Вечеринки у приятелей

4. Транспорт

5. Кинотеатры, театры, музеи

6. Улицы

7. Работа

Пункт первый казался самым многообещающим. Мускулистые красавцы с набитыми карманами и голливудскими улыбками занимаются спортом, а сами так и поглядывают по сторонам в надежде, что некая Джейн Остин пройдет мимо, призывно виляя бедрами. Я купила абонемент в бассейн ближайшего фитнес-клуба и чуть не умерла со скуки, плавая от бортика к бортику в компании подтянутого старичка и будущей мамочки. На дорожке справа резвилась стайка десятилетних детишек. На дорожке слева — несколько унылых подростков, которых явно смущали их худые непропорциональные конечности.

После нескольких подобных визитов меня перестал беспокоить позвоночник, на пальце вскочил подозрительный прыщ, а подтянутый старичок пригласил меня на свидание. Я была довольна такими результатами, но Кэрри и Эллис почему-то решили, что я зря теряю время, и предложили переходить к пункту номер два.

Дискотеки. В этом вопросе наша Кэрри большой специалист. В юные годы она занималась танцами и мечтала о профессиональной карьере. Потом эти мечты сами собой сошли на нет, но теперь Кэрри имеет возможность блистать на любом танцполе.

Обо мне, к сожалению, такого не скажешь. Максимум моих умений — ритмичное покачивание бедрами в такт музыке и редкие вялые взмахи руками. В ужас мои танцевальные потуги никого не приводят, но, чтобы привлечь достойного представителя противоположного пола, этого обычно бывает недостаточно.

Однако Кэрри упорно не желала в это верить (чем не доказательство истинной дружбы?) и целую неделю таскала меня по различным увеселительным заведениям.

В первых трех средний возраст посетителей не превышал пятнадцати лет. Там даже танцевальные таланты Кэрри не произвели впечатления, не говоря уж обо мне. Четвертый клуб был посолиднее. За столиками сидели мужчины постарше, много заказывали, пили и ели. Мы потолклись у барной стойки под недоброжелательными взглядами бармена, полистали меню, заказали по коктейлю «Космополитен» и принялись делать вид, что это наше самое обычное времяпрепровождение. Кэрри иногда обводила скучающим взором гостей за столиками, я же предпочитала разглядывать стойку.

— Вон тот, у стены, вроде ничего, — время от времени шептала она мне. — Похож на моего Эндрю, только потолще. Посмотри…

Она толкала меня в бок, я пугалась и упорно отказывалась смотреть в нужную сторону. Все это мне напоминало возню школьников на осеннем балу и совершенно не вязалось с моими понятиями о том, как следует вести себя взрослым женщинам в ночном клубе.

Убедившись, что так у нее ничего не выйдет, Кэрри потащила меня на освещенный пятачок для танцев. За исключением нас желающих танцевать больше не было. Кэрри принялась извиваться под звуки медленной музыки, я повторяла ее движения, стараясь относиться ко всему происходящему с юмором. Можно было, например, представить себя стриптизершей, вынужденной каждый день выступать перед толпой толстосумов. Конечно, мои руки и ноги, неловко подчиняющиеся импульсам головного мозга, начисто отрицают подобную возможность, но если закрыть глаза и забыть про то, где находишься и кто ты на самом деле, может что-нибудь получиться…

Через десять минут я снова сидела за барной стойкой и наблюдала за тем, как Кэрри сливается в эротическом танце с тем толстяком, который похож на ее Эндрю. Самое смешное то, что он действительно на него похож. Впрочем, все любовники Кэрри чем-то напоминают ее мужа. Вот, это я понимаю, приверженность одному идеалу!

Танцевали они долго. Очень долго. Я успела уговорить себя выпить второй «Космополитен», прочитать все меню несколько раз, выучить его наизусть, два раза прогуляться в туалет и построить физиономии своему отражению в блестящем зеркале, заново накрасить губы, позвонить домой маме и посчитать мраморные плитки, идущие от барной стойки до входной двери.

Потом Кэрри нудно выговаривала мне за то, что я совершенно не умею себя вести. Оказывается, у Джереми, того танцующего толстяка, за столиком сидел друг и невероятно скучал. И что, если бы я перестала изображать из себя недотрогу, мы бы очень приятно провели вечер вчетвером.

Я не совсем поняла, что помешало другу Джереми познакомиться со мной или же Кэрри оторваться от своего кавалера и обратить на меня внимание, но спорить не стала. Кстати, у самой Кэрри с Джереми ничего не сложилось — в воспитательной горячке она потеряла номер его телефона, а свой она никогда не дает из-за страха быть обнаруженной мужем.

Так бесславно исчерпал себя и второй пункт нашего списка.


2

Вскоре было решено перейти к пункту номер три. Вечеринки. Муж моей второй подруги Эллис — директор по развитию в большой торговой компании и знает каждого работника в лицо. У него на работе полно перспективных мужчин, и Эллис задумала с размахом отметить свой день рождения, пригласив побольше мужниных коллег.

Роберт поначалу сопротивлялся. Он вовсе не жаждал, чтобы вся компания притащилась к нему домой. Но тихоня Эллис с пеной у рта отстаивала мои интересы.

— Как ты можешь, Бобби, быть таким бессердечным! — причитала она.

Я в это время сидела в соседней комнате с их трехлетней дочкой Сарой и делала вид, что ничего не слышу и не имею к этому никакого отношения!

— Это великолепный шанс для Джейн познакомиться с кем-нибудь. И потом, мы сто лет не устраивали никаких праздников. Тебе не помешает сойтись с коллегами поближе. День рождения — чудный повод, мы не можем его упустить.

Ответы Роберта я разобрать не могла. К лучшему, наверное. Потому что, когда их семейная перебранка закончилась полной победой Эллис, он вышел из комнаты и бросил на меня такой свирепый взгляд, что мне стало не по себе.

Пропади оно пропадом, это замужество. Из-за него я начинаю чувствовать себя ущербной дурой.

Эллис — отличная хозяйка и для этой вечеринки расстаралась. Когда дошла очередь до сладкого, я поняла, что умираю. Подобные чувства испытывали все гости. Обычно умеренная в еде Кэрри раскраснелась и бросала умоляющие взгляды на Эллис, которая выносила одно соблазнительное блюдо за другим. Однако приглашенные мужского пола н