Алекс Вуд
Ловушка для холостяка

1

С утра огромное здание компании «Нетсофт Лтд» гудело как пчелиный улей. Клерки с документами в руках сновали из кабинета в кабинет, телефоны разрывались от звонков, переполненные лифты мгновенно взлетали с первого этажа на последний. Заядлые курильщики были вынуждены стиснуть зубы и терпеть, потому что у них не было ни одной свободной минутки для перекура. Даже в кабинете мистера Громмита, бессменного директора «Нетсофт Лтд», царила суматоха. Недавно компания получила крупный государственный заказ, и господину директору, который редко беспокоил себя серьезной работой, пришлось взять на себя руководство этим важным проектом.

Пожалуй, единственным местом во всей компании, где никто не кричал и не суетился, был двадцать второй этаж. Там располагалось подразделение программирования, которое фактически и сделало «Нетсофт Лтд» известной на всю страну компанией. В четырех просторных залах, склонившись над компьютерами, сидели люди, на чьи плечи была возложена самая сложная и ответственная часть работы. Системы безопасности многих банков Восточного побережья разрабатывались именно здесь. Электронное бронирование авиабилетов впервые было опробовано в этих стенах. «Нетсофт Лтд» была знаком высокого качества, а не просто компанией, и настолько быстро и эффективно реагировала на все изменения в сфере высоких технологий, что у ее конкурентов не оставалось ни малейшего шанса.

Руководил подразделением программирования Энтони Галлахер. Ему было всего тридцать два года, и он являлся самым молодым членом совета директоров «Нетсофт Лтд». Коллеги относились к нему с уважением и не обращали внимания на возраст. Энтони был спокоен, серьезен и всегда сосредоточен. Он с достоинством нес великое бремя ответственности, возложенное на его плечи, и сам мистер Громмит, которого обычно интересовало лишь собственное мнение, прислушивался к его словам.

В кабинете Энтони всегда было тихо. Он никогда не кричал и не ругался. Телефон на его столе звонил очень редко, так как Энтони предпочитал общаться посредством электронной почты. Даже своему секретарю Мерил Моррисон, которая сидела в приемной перед его кабинетом, Энтони давал указания в письменном виде. Так было быстрее, удобнее и гораздо приятнее. Долгие годы, проведенные за компьютером, приучили Энтони Галлахера по возможности избегать общества себе подобных. Впрочем, все обитатели двадцать второго этажа были как на подбор необщительны, на первый взгляд угрюмы и странноваты и носили в «Нетсофт Лтд» незаслуженное клеймо чудаков.

Зато у нас никогда не нервничают и не кричат, справедливо возражала Мерил Моррисон, которая за семь лет работы в «Нетсофт Лтд» всей душой прикипела к программистам. Может быть, не так оживленно, как у маркетологов или рекламщиков, но и не так суматошно. Мерил нравились светло-голубые стены их офиса, серая со стальным отблеском мебель, весь строгий, выдержанный стиль двадцать второго этажа. Сразу чувствовалось, что здесь работают серьезные, вдумчивые люди, которые не привыкли размениваться по пустякам.

Энтони Галлахер был под стать своему отделу. Высокий, светловолосый, голубоглазый, в очках, поблескивавших металлическими дужками, он воплощал собой дух аккуратности, точности и научного подхода к любому делу. Редко кто видел, что губы Энтони растягиваются в улыбке. Он был всегда собран и деловит и не желал тратить драгоценное время на пустые шутки и глупую болтовню. С первого взгляда на Энтони было очевидно, что этот человек надежен, как скала и безупречен, как Папа Римский.

Мерил Моррисон до безумия гордилась своим шефом. Он был строг, но справедлив и никогда не донимал девушку какими-нибудь начальственными капризами. По правде говоря, Мерил порой казалось, что у Энтони Галлахера вообще нет никаких капризов или прихотей, таким он выглядел серьезным и рассудительным.

Сама Мерил старалась соответствовать шефу. Никаких ярких блузочек и цветных шейных платков, чересчур коротких юбок и броского вызывающего макияжа. Ее облик был продуман до мельчайших деталей. Мерил сознавала, что является связующим звеном между Энтони Галлахером и остальным миром, и старалась выглядеть подобающе.

Все ее костюмы было серо-голубого оттенка, блузки — на тон светлее. Короткие темно-каштановые волосы были аккуратно зачесаны за уши, на ногтях бесцветный лак, и, конечно, никаких украшений. Женское тщеславие было ей чуждо. Мерил отдавала себе отчет, что порой сливается с серо-голубыми тонами приемной, и чрезвычайно гордилась этим. Она была идеальным секретарем точно так же, как Энтони Галлахер был идеальным начальником.

Рабочий день Энтони неизменно начинался с чашки зеленого чая. От души наслаждаясь ароматным напитком (правда, на его непроницаемом лице это никак не отражалось), он выслушивал отчет Мерил о том, какие дела запланированы на сегодня. После чая Энтони приступал к работе, плавный ход которой лишь изредка нарушали непредвиденные обстоятельства.

Ровно в час дня Энтони спускался на четвертый этаж в ресторанчик «Нетсофт Лтд». Конечно, ему не было никакой необходимости обедать вместе с простыми сотрудниками. Мерил без труда приготовила бы ему что-нибудь перекусить. Но Энтони прибегал к ее услугам, только когда был очень занят. В остальное время он сознательно заставлял себя выходить из кабинета и общаться с людьми. В ресторане можно было узнать последние новости, обсудить новое решение начальства или наметить детали очередного проекта.

К тому же Энтони, как человека молодого, смутно влекло общество девушек, и хотя в основном он в одиночестве поглощал пищу или обсуждал рабочие вопросы с нужными людьми, ему* было приятно, что недалеко от него кто-то весело и звонко смеется.

Так как в его подразделении девушек, особенно привлекательных, было очень мало, каждый раз, заходя в ресторан, Энтони делал удивительное открытие. Оказывается, сотрудники остальных отделов «Нетсофт Лтд» отнюдь не походили на его подчиненных, неразговорчивых хмурых мужчин, небрежных во всем, что не касалось их работы. Ресторан в обеденный перерыв был полон женщин. В воздухе витали многообещающие улыбки, заливистый смех, игривые взгляды, которые самым непонятным образом действовали на Энтони. Он сразу заливался румянцем, который приписывал духоте в помещении, и старался занять столик в углу, чтобы не сидеть на виду у всех.

Нельзя сказать, что Энтони Галлахер намеренно сторонился женщин. Проблема заключалась в том, что он неловко себя с ними чувствовал. Энтони не имел ни малейшего представления, о чем с ними говорить. Слова, словно неподъемные валуны, ворочались у него в голове, а мысли, наоборот, разбегались в темпе олимпийского чемпиона по стометровке. Энтони хотелось быть интересным, небрежным и остроумным собеседником, чтобы та или иная привлекательная девушка пришла в восторг. Однако глупость очередной красавицы парализовала его, и Энтони сознавал, что все, что он говорит, кажется скучным и напыщенным по сравнению с ее легкомысленной болтовней.

С менее симпатичными девушками дело обстояло проще. Желание произвести неизгладимое впечатление не особенно терзало Энтони, и он мог расслабиться и поддерживать нормальный разговор. Но если его ум отдыхал, то глаз возмущался, и Энтони, ругая себя в душе за недостойные взгляды, не мог заинтересоваться дурнушкой, какой бы умницей она ни была.

Естественно, рассуждал он сам с собой в минуты откровенности, должны существовать в мире женщины как некрасивые и неумные одновременно, так и наоборот. Блестящее сочетание внешнего и внутреннего — редкий дар, но такие женщины иногда появляются на свет, чтобы сводить мужчин с ума. Энтони твердо верил в их существование, но, увы, пока таких он не встречал.

Впрочем, в глубине души он не был уверен в том, что осмелится подойти к подобному совершенству.

Поэтому Энтони Галлахер существовал исключительно в мире мужчин, с которыми он мог позволить себе роскошь быть самим собой. Женщины оставались для него существами далекими, загадочными, волнующими, не всегда приятными, чуточку опасными и непременно жаждущими поставить его в неловкое положение.

* * *

В день, когда у Шарлотты Бакстон, Кэтлин Холмс и Дэнизы Риччи впервые зародился Гениальный План, Энтони Галлахер спустился в ресторан на пятнадцать минут позднее обычного. Это опоздание имело прямо-таки роковые последствия, потому что все уютные угловые столики были заняты. Энтони заказал свой любимый бифштекс с хрустящим картофелем и уселся за столик в середине зала. На его лице застыло обреченное выражение. Перспектива обедать на глазах у всех Энтони явно не радовала.

Прямоугольное помещение ресторана, оформленное в светло-зеленых тонах, с небольшими двухместными столиками, было переполнено. Сотрудники «Нетсофт Лтд» вовсю пользовались возможностью немного передохнуть и пообщаться. Энтони в одиночестве сидел за столиком, чуть сгорбившись и положив перед собой руки. Он разглядывал блестящую поверхность стола из зеленого пластика, ждал бифштекс и обдумывал решение задачи, поставленной недавно перед ним мистером Громмитом. Даже в страшном сне Энтони не могло привидеться, что его скромная персона только что привлекла внимание трех очаровательных девушек.

Шарлотта Бакстон, Кэтлин Холмс и Дэниза Риччи неизменно обедали вместе. Они приходили за пять минут до официального начала обеденного перерыва и занимали любимый столик у окна. Шарлотта работала в рекламном отделе, Кэтлин была помощником пресс-секретаря «Нетсофт Лтд», а Дэниза занималась финансовыми расчетами. По работе девушки были почти не связаны, и это очень способствовало развитию искренней дружбы между ними.

Они вместе проводили свободное время, вместе знакомились с мужчинами, вместе устраивали вечеринки. Обеденный перерыв был для них самым любимым временем. Они рассказывали друг другу о мелких неприятностях и крупных радостях, делились слухами и подозрениями и (куда же без этого!) обсуждали перспективных мужчин и строили планы на будущее.

Хотя Дэниза и Шарлотта проработали в «Нетсофт Лтд» два года, а Кэтлин и того больше — три, Энтони Галлахер впервые попал в поле их зрения. Это досадное упущение можно было объяснить несколькими причинами, самой вероятной из которых была излишняя занятость маленьких хищниц другими, более доступными и близкими объектами. Естественно, они знали о его существовании, но никогда не воспринимали его всерьез. Однако в тот злосчастный день, когда Энтони не досталось места в углу и он был вынужден обедать на виду у всех, у Дэнизы, Шарлотты и Кэтлин вдруг открылись глаза.

— Девочки, а ведь Энтони Галлахер — настоящий красавчик, — прошептала Дэниза, не сводя глаз с одинокой фигуры молодого человека.

Шарлотта и Кэтлин как по команде посмотрели в его сторону.

— Даже не думай, — авторитетно заявила Кэтлин. — Это невозможно.

— Почему? Он что, женат и безумно влюблен в свою женушку?

— Нет у него никакой жены, — отрезала Кэтлин. — Дело не в этом.

— А в чем? — прищурилась Дэниза. — Только не говори мне, что он специализируется по мальчикам. Что за времена! Если привлекательный мужчина, так обязательно го…

— Нет, что ты!

Кэтлин чуть не поперхнулась чаем. В силу должности и природной склонности она считала своим долгом знать все обо всех и была для подруг признанным авторитетом.

— Просто он не такой, как остальные…

Кэтлин задумалась. Пожалуй, ответить на этот вопрос объективно она не в силах. Энтони Галлахер на самом деле молодой, привлекательный, холостой мужчина. Как раз тот самый представитель сильного пола, в котором нуждается каждая женщина. Состоятельный, умный — список его достоинств можно продолжать до бесконечности. Однако одно «но» все-таки было.

— Ты же не будешь крутить роман с коллегой, — сказала Кэтлин. — Это чревато…

Она многозначительно покосилась на Шарлотту. Год назад между ней и Робертом Фултоном из ее же рекламного отдела вспыхнула головокружительная страсть. После месяца упоительных свиданий в окрестных мотелях неистовая любовь сошла на «нет», а совместные проекты остались. Шарлотта едва не завалила работу. Спасло ее лишь то, что Роберта кстати повысили и перевели в другой отдел. На эту историю Кэтлин и намекала.

— Галлахер — не совсем колле