Алекс Вуд Муж напрокат

1

— Тони, точно тебе говорю, ты совершаешь ошибку! Величайшую ошибку и своей жизни!

— Ты как всегда преувеличиваешь.

— Я знаю, что говорю! Алисон будет ехидничать и злословить за твоей спиной всю неделю.

— Пускай.

— Пускай? Когда же ты поймешь, что эта женщина приносит тебе одни неприятности? Давно пора выкинуть ее из головы!

— Господи, Берни, я уже давно забыл о ней. По-моему, это тебе она до сих пор не дает покоя…

Энтони Грейвуд лукаво усмехнулся. Внезапно побагровевшие щеки его давнего друга и компаньона Бернарда Мелчета указывали на то, что в этих словах есть доля правды.

— Ерунда! — негодующе фыркнул Берни. — Ты как всегда все переворачиваешь с ног на голову!

— Прости. — Энтони изобразил надлежащее раскаяние. — Но я все равно поеду к Диллингам. Соберутся все, и было бы глупо с моей стороны отказываться от возможности провести время с нужными людьми из-за того, что там будет моя бывшая жена.

— Как хочешь, — вздохнул Берни. — Но не говори потом, что я тебя не предупреждал…

Полгода назад весь лондонский высший свет только и судачил, что о скандальном разводе Энтони Грейвуда, будущего графа Норфольского, и его жены леди Алисон, урожденной Дипплдери. Газетчики буквально сошли с ума и охотились за злосчастной парой повсюду. В каждом утреннем выпуске «Ньюсуик газет», весьма популярном бульварном листке, выдвигались разные версии развода самой красивой пары этого десятилетия. Вначале утверждали, что Энтони Грейвуд, в прошлом известный плейбой, измучил жену постоянными изменами. Потом все были склонны винить в разрыве леди Алисон. Поговаривали, что ее склочный характер довел Энтони, обладающего импульсивным и взрывным нравом, до такой крайней меры, как развод. Но дальше гаданий на кофейной гуще дело не пошло. Никто, даже самые близкие друзья Энтони и Алисон, не знали наверняка, что же произошло между ними на самом деле.

Даже Берни Мелчет не был ни в чем уверен. Единственное, и чем он не сомневался, так это в том, что Тони до сих пор питает нежные чувства к жене. Иначе как объяснить тот факт, что за эти холостяцкие полгода он не только не завел себе постоянную подружку, но и не завязал ни одной мало-мальски стоящей интрижки? А ведь многие, Берни был готов руку дать на отсечение, горели желанием утешить Энтони Грейвуда!

И вот теперь Тони собирается к Диллингам, к этой отвратительной парочке, на целую неделю, а ведь всем известно, что миссис Диллинг — кузина Алисон Дипплдери по материнской линии. Все эти рассуждения о выгоде и необходимости поддерживать знакомство с нужными людьми ни на секунду не обманули Берни. Тони едет туда повидаться с Алисон. Кого-кого, а Берни ему провести не удастся!

— Послушай, дружище, ну на что тебе сдалась эта дамочка? — попробовал Берни еще раз. Его верное сердце обливалось кровью при мысли о том, что другу придется снова страдать. — Не пора ли покончить с прошлым?

Зеленые глаза Энтони блеснули насмешкой.

— С прошлым давно покончено, — терпеливо произнес он. — Почему ты настолько не доверяешь мне? Кажется, я давно уже не мальчик и в состоянии справиться с собственными чувствами! Не нужно меня постоянно опекать.

Энтони Грейвуд говорил совершеннейшую правду. Мальчиком он перестал быть лет пятнадцать назад. Сейчас это был вполне взрослый, самостоятельный мужчина, при одном взгляде на которого у женщин подкашивались коленки и кружилась голова. Энтони никогда не считал себя красавчиком. Его чуть раскосые глаза, длинный породистый нос с тонкими крыльями ноздрей и тяжеловатый подбородок не соответствовали общепризнанным канонам мужской красоты. Но в то же время он знал, что стоит ему только бронью повести, и любая женщина с радостью прыгнет в его объятия. И великосветские дамы, и продавщицы, и горничные замирали при виде Энтони Грейвуда.

О любовных победах Тони складывались легенды. Берни знал, что, по крайней мере, половина из них — выдумки. Но реальность тоже впечатляла. К тридцати четырем года за Энтони Грейвудом укрепилась слава неотразимого покорителя женских сердец, и многие скучающие замужние дамы из высшего света изнывали от желания подтвердить репутацию Энтони.

Сэр Чарльз, отец Тони, безумно гордился сыном, видя в нем свое второе воплощение, но мать, леди Маргарет, дальновидная и проницательная женщина, огорчалась. Она считала, что сыну давно пора жениться, завести детей. Должен же кто-то унаследовать титул! Бесконечное порхание от одной красотки к другой не приведет ни к чему хорошему! Сэр Чарльз, скрепя сердце, был вынужден признать правоту жены. Победы на любовном фронте — прекрасная вещь, но пора бы и остепениться…

И словно отвечая на мысленные просьбы родителей (потому что обсуждать с сыном вслух подобные проблемы робкая леди Маргарет не решалась), Энтони внезапно женился. Сэр Чарльз и леди Маргарет могли вздохнуть спокойно. Их опасения, что единственный сын женится на какой-нибудь длинноногой безмозглой манекенщице или смазливой официантке, не сбылись. Избранницей Энтони стала девушка очень хорошего происхождения, из приличной семьи. Алисон Дипплдери была отменно воспитана и прекрасно образована. К тому же она была ослепительно хороша собой. Родители Энтони были в восторге.

Энтони и Алисон действительно были прекрасной парой. Он — высокий, темноволосый, с постоянной насмешкой в зеленых глазах и язвительной остротой на устах; она — стройная, статная женщина с густыми пепельными волосами и огромными фиалковыми глазами. Он — воплощенная мужественность и надежность; она — женственность и мягкость. Оба были известны, знатны и богаты. Неудивительно, что их семейная жизнь, а потом и развод вызывали такое количество сплетен и кривотолков.

Через полтора года после образцовой свадьбы молодые попали в автомобильную аварию. Никто серьезно не пострадал, лишь Алисон пришлось некоторое время понаблюдаться у врача. Однако их глянцевое счастье рассыпалось как карточный домик. Буквально через четыре дня после аварии Энтони переехал к родителям. А вскоре состоялся тот самый знаменитый развод. В суде супруги выразили желание расстаться по обоюдному согласию, но, видя их мрачные лица, знакомые судачили, что не все так просто, как кажется.

Родители Энтони, если и знали что-то, то усердно это скрывали, и сплетникам пришлось довольствоваться чтением желтой прессы и собственными домыслами. Постепенно развод Энтони Грейвуда и Алисон Дипплдери перестал занимать умы их знакомых. Происходили новые события, требовавшие неусыпного внимания.

Берни был на сто процентов уверен, что после расставания с Алисон Энтони ударится во все тяжкие. Он видел взгляды, которые посылали его другу многие прекрасные женщины, и даже несколько досадовал, что не находится на его месте.

Однако Тони и сейчас всех удивил. Он стал уделять гораздо больше внимания корпорации, которой управлял его отец, почти все время пропадал на работе и совсем не интересовался заманчивыми предложениями, которые сыпались на него со всех сторон. Берни не сомневался, что у Энтони время от времени случаются легкие интрижки на стороне, ведь он мужчина, в конце концов, но никаких прямых доказательств у него не было. Берни старался развлекать Энтони, но тот стал на удивление равнодушен к их совместным эскападам. Оставалось только проклинать коварную Алисон и давать себе страшную клятву никогда не жениться!

— А ты разве не приглашен? — спросил Энтони, надеясь отвлечь друга от душеспасительных нотаций. — Кажется, Бланш пригласила всех…

— Естественно, — фыркнул Берни. — Хочет лишний раз похвастаться, какого муженька она себе отхватила! Ее домище в состоянии вместить население всего Лондона!

— Ты становишься настоящим великосветским сплетником, — с улыбкой заметил Энтони. — Бланш не виновата, что ее муж так богат… К тому же Диллинг славный малый, мы планируем с ним совместный проект, так что будь любезен отзываться хорошо о моем будущем компаньоне. Берни вытаращил глаза.

— Ты и Сэм Диллинг? Ты хочешь с ним сотрудничать? Впервые слышу об этом…

— Что тебя так удивляет? У Сэма есть свободные средства, а мне их катастрофически не хватает сейчас. Новые вложения будут очень кстати…

Берни обреченно вздохнул. Ну вот, со мной как всегда никто не посоветовался, подумал он.

— Диллинги хотят, чтобы ты вернулся к Алисон, — упрямо произнес он. — Для этого все и устраивается: и проект, и вечеринка, и приглашение.

— Зачем им это? И вообще, Берни, я не вижу никакого повода скрываться от бывшей жены. Почему я должен от нее бегать? — с некоторой досадой проговорил Энтони. — Полгода я вел затворнический образ жизни, пора наконец развлечься немного…

Энтони встал и потянулся. Потом подошел к окну и пошире распахнул тяжелые бордовые портьеры. Яркий солнечный свет залил библиотеку. Берни, чьи глаза успели привыкнуть к щадящему полумраку, растерянно заморгал. Энтони же счастливо жмурился и улыбался.

— Я поеду к Диллингам, Берни, и если хочешь отдохнуть, последуй моему примеру! Лично мне не помешает даже целая толпа бывших жен.

Энтони повернулся к другу и подмигнул ему. Неужели я ошибся, думая, что Алисон все еще небезразлична ему? — нахмурился Берни. Надо же так просчитаться…


Двадцать первого июня Бланш Диллинг исполнялось тридцать три года, и она хотела отпраздновать это событие как следует. Сэм Диллинг, добродушный толстяк, намного старше жены, не смел ни в чем ей перечить. С первого дня их совместной жизни Бланш постоянно давала ему понять, что невероятно опозорила себя, согласившись стать супругой американского мыловаренного магната.

Подумать только! Она, Бланш Атринс, состоявшая в дальнем родстве с самой герцогиней Кентербери, пошла на такую жертву! В то время, как она изучала Китса и Шелли в обществе таких же знатных и изысканных особ, ее будущий муж вовсю надрывал спину на какой-то американской фабрике. Потом каким-то чудом ему удалось сказочно разбогатеть и с помощью денег приблизиться к ней. Сэм Диллинг чувствовал собственную ничтожность и старался потакать всем капризам жены, чтобы искупить неблаговидное прошлое. И когда Бланш заикнулась о том, чтобы празднование ее дня рождения длилось целую неделю, он беспрекословно согласился.

Один только список приглашенных составлялся несколько дней. Бланш и ее многочисленные подруги и родственницы старательно прикидывали, кого следует почтить приглашением, а кого можно и не звать.

— Кстати, а что делать с Грейвудом? — протянула Бланш, делая вид, что имя Тони только что пришло ей в голову. — Приглашать его или нет? Что скажешь, Алисон?

Ее кузина Алисон, которая уже давно гостила у Диллингов, поморщилась.

— Это твой праздник, Бланш, ты можешь приглашать кого угодно. В том числе и Тони.

— Но мне бы не хотелось, чтобы тебе было неприятно встречаться с кем-нибудь из моих гостей, — пропела Бланш, не сводя с кузины глаз.

Ее милая улыбка никого не обманула — все прекрасно знали, что за внешним дружелюбием скрывается вечная вражда и зависть.

— С чего ты взяла, что мне будет неприятно встречаться с Энтони Грейвудом? — хладнокровно спросила Алисон. Она владела собой лучше Бланш, и ее красивое лицо не выражало ничего, кроме легкой скуки. — Наоборот. Он очень мил. Иногда. К тому же я уверена, что все приглашенные женщины будут на седьмом небе от счастья, если увидят здесь Тони.

Алисон многозначительно посмотрела на Бланш, намекая на то, что хозяйка дома сама неравнодушна к Грейвуду. Бланш чуть покраснела.

— Тогда я записываю Энтони Грейвуда, — сказала она.

На самом деле Тони был бы приглашен, даже если бы Алисон на коленях умоляла ее не делать этого. Накануне Сэм Диллинг лично попросил жену об этом, упомянув, что у них с Энтони общие дела. Бланш просто не могла устоять перед искушением немного подразнить Алисон.

Между кузинами с детства существовало некое соперничество. Алисон была на три года моложе Бланш, гораздо красивее и богаче ее. Она вышла замуж за красавца Энтони Грейвуда, а незаметной Бланш, видимо, была уготована роль старой девы. Все это давало Алисон право относиться к кузине с добродушной снисходительностью. Однако как по мановению волшебной палочки они поменялись ролями. Сказочный брак Алисон был расторгнут, денежные дела ее семьи пошатнулись. Бланш же встретила пятидесятилетнего американского богача Сэма Диллинга и к собствен