Алекс Вуд Ставка на женщину

1

В жизни Алекса Меррелла женщины никогда не были на первом месте. Власть – вот что привлекало его с тех пор, как он понял, что мир делится на тех, кто подчиняется, и тех, кто управляет. Власть и деньги, как самое быстрое средство ее достижения. Сами по себе они не имели для него большой ценности, однако Алекс слишком хорошо знал силу денег, чтобы пренебрегать ими. Неудивительно, что к тридцати пяти годам Алекс добился всего, о чем мечтал. Или почти всего, потому что, когда речь идет о власти, насытить человеческие аппетиты вряд ли возможно. Но, оглядываясь назад, Алекс сознавал, что никто из его друзей и знакомых не достиг таких вершин, как он. Это приятно грело ему душу.

Алекс Меррелл имел все основания гордиться собой. Родившийся в семье скромного преподавателя университета, сейчас он считался некоронованным королем игорной столицы мира – Лас-Вегаса. Ему принадлежало несколько известнейших казино, а его сеть игровых залов «Утраченный рай» опутала своими щупальцами всю страну. Алекс делал деньги на азарте, одной из самых пагубных страстей человечества, и не испытывал по этому поводу никаких угрызений совести. Раз людям нравится играть, я предоставлю им такую возможность, а об этической стороне вопроса пускай заботятся проповедники, нередко говорил он.

Ночью двадцать пятого августа Алекс по своему обыкновению находился в казино «Блестящий Вегас». Он периодически делал смотр всем своим владениям, однако «Вегас» пользовался его особенной любовью. Это казино по праву можно было считать жемчужиной его владений. В городе, где сверкающие огнями казино и игровые залы встречались на каждом шагу, «Блестящий Вегас» был первым и лучшим. Огромные залы с рулеткой и карточными играми на любой вкус, великолепная кухня, роскошные развлекательные программы и предупредительный персонал привлекали в казино толпы клиентов. Однако двери «Блестящего Вегаса» открывались не для всех. Здесь игра шла по-крупному, и охранники Алекса научились безошибочно угадывать по одежде и машинам посетителей, кого надо встречать с приветливой улыбкой, а кого выпроваживать. Для игроков попроще существовало множество других заведений, в том числе и «Утраченный рай».

Кабинет Алекса Меррелла в «Блестящем Вегасе» был оборудован таким образом, что позволял Алексу наблюдать за всем, что происходит в казино. Пятнадцать мониторов были установлены напротив стола Алекса. Переключая их с помощью дистанционного управления, Меррелл мог заглянуть в любой уголок «Блестящего Вегаса». Такой системы не было даже на пункте охраны. Алексу нравилось лично контролировать все, что происходит в его казино.

В первом часу ночи Алекс смешал себе виски с содовой и устроился в кабинете. Ожидался большой наплыв посетителей, и он хотел присмотреться к тем, кто решил заглянуть в его казино в эту субботу. Пока людей было немного, но Алекс знал, что не пройдет и часа, как у рулеточных и карточных столов вырастет толпа, а к игровым автоматам будет трудно подойти.

Дорогие автомобили один за другим подкатывали к главному входу «Блестящего Вегаса». Мужчины в смокингах и дамы в вечерних платьях поднимались по мраморным ступенькам казино и устремлялись к своим любимым столам. Со многими из гостей Алекс был знаком лично. Например, Роджер Фултон, сын известного промышленника, или Мадлен Кроули, в прошлом голливудская звезда. Они, как и Алекс Меррелл, принадлежали к миру сильных, миру избранных, где одних денег было мало, чтобы создать положение их обладателю. Требовалось нечто большее, чтобы быть признанным в этом кругу, а что именно, вряд ли кто-нибудь мог сказать.

Через два часа стало ясно, что эта ночь ничем не будет отличаться от предыдущих. Кому-то повезло в баккара, кто-то проиграл целое состояние в рулетку. Кого-то осыпало дождем монеток из однорукого бандита, кто-то запихал тысячедолларовую купюру в трусики стриптизерши. На каждое развлечение в казино Алекса Меррелла находились любители, недаром он избрал своим девизом фразу «Здесь не скучно никому».

Алекс собрался уже выйти из кабинета, чтобы немного побродить по залам и поздороваться со знакомыми, как вдруг его внимание привлекла незнакомая девушка в длинном нежно-голубом платье. Она стояла у входа в зал с игровыми автоматами, и на ее личике застыла недовольная гримаса. Девушка была чудо как хороша, но не это заставило Алекса присмотреться к ней. В «Блестящем Вегасе» каждый вечер появлялись и не такие красотки. Некоторые приходили в сопровождении пожилых состоятельных мужчин, некоторые – одни, но с надеждой познакомиться с подобными мужчинами. Можно было смело утверждать, что в казино Алекса Меррелла не было ни одной непривлекательной женщины. Те, которых природа обделила внешними данными, с лихвой компенсировали это драгоценностями и шикарными нарядами.

Нет, не красота незнакомки заинтересовала Алекса, хотя девушка, несомненно, заслуживала того, чтобы обернуться ей вслед. Копна темных с рыжинкой волос почти полностью скрывала обнаженную спину. Простое голубое платье, закрытое спереди и с разрезом до середины бедра, выгодно отличалось от крикливых туалетов большинства дам. Оно не скрывало достоинств ладной фигурки девушки, но и не выставляло их напоказ. Однако Алекса Меррелла нельзя было назвать ценителем женской красоты. Скорее, он ее не замечал, ведь некрасивых женщин в его мире не существовало.

Что заставило Алекса вернуться на свое место у мониторов, так это поведение девушки. Она стояла, прислонившись плечом к стене, и методично обрывала листочки одной из пальм, что украшали помещение.

Каждый гость может делать в «Блестящем Вегасе» все, что ему заблагорассудится, утверждал Алекс, и поэтому покушение на флору «Блестящего Вегаса» ничуть его не задело. Завтра же пострадавшую пальму заменят новой. Но прийти в казино для того, чтобы пощипать листочки? Это было странно.

Может быть, она кого-нибудь ждет? – предположил Алекс. И пока не знает, чем себя занять. Но девушка не выказывала ни малейшего признака беспокойства. Она не смотрела по сторонам, не вглядывалась в лица проходящих мимо мужчин, не посматривала на часы каждые пять секунд… Одним словом, она просто стояла и обрывала листочки его пальмы. Казалось, что она едва сознает, что делают ее пальцы, зато у ее ног в золотистых босоножках выросла маленькая горка ядовито-зеленых кусочков.

Через пять минут девушка наконец оставила несчастную пальму в покое. Она прошла в зал игровых автоматов все с той же скучающей миной, задержалась у одного, кинула монетку, пошла дальше, не дожидаясь результата. Походка у нее была что надо – Алекс заметил, что многие мужчины, в том числе те, что намертво прилипли к автоматам, оглядывались на нее.

Кто она такая? – задумался Алекс. Чья-то жена, дочь, подруга? Или одинокая искательница приключений?

Тем временем девушка, не подозревающая о том, что за ней пристально наблюдают зоркие глаза владельца «Блестящего Вегаса», продолжала свое путешествие по казино. Она забрела в зал, где шла игра в рулетку, и поставила пару фишек. Ее небрежные манеры ясно говорили, что ей нет никакого дела до того, выиграет она или проиграет. Алекс увеличил изображение. Девушка выиграла, но не потрудилась забрать свой выигрыш. Продолжать игру она также не стала, а неспешно пошла дальше.

Алекс наблюдал за ней с возрастающим интересом. Что бы она ни делала, с ее личика не сходило выражение смертельной скуки. Как вы все мне надоели, казалось, говорили ее глаза. Несколько раз с ней пытались заговорить мужчины, привлеченные ее красотой и одиночеством, но девушка и не смотрела в их сторону. Она вела себя так, словно вокруг не было ни одной живой души.

Выступление танцоров в клубном зале несколько развлекло ее. Алекс увидел, как она села за столик и заказала что-то у официанта. Выпила разноцветный коктейль, посмотрела еще два танцевальных номера и аккуратно прикрыла ладошкой рот. Зевает, догадался Алекс. Что она вообще тут делает, если ей везде скучно?

Алекс Меррелл привык к оживлению в своем казино, пусть даже искусственному. Кто-то приходил сюда пообщаться и пофлиртовать, кто-то – избавиться от лишних денег, кто-то – ощутить пьянящий азарт. Кто-то тешил себя надеждой на крупный выигрыш, кто-то рассчитывал завязать знакомство с одной из великолепных танцовщиц «Блестящего Вегаса». Точно было одно – здесь никто не скучал и не приходил сюда против своей воли. Одна лишь девушка в голубом словно призрак бродила по залам и не знала, куда себя деть.

После получасового наблюдения Алекс уже как следует изучил ее лицо и фигуру. На вид девушке было не больше двадцати лет, но он не торопился с выводами. Ей с равным успехом могло быть и пятнадцать, и тридцать. Искусные руки визажиста и нож пластического хирурга творят порой настоящие чудеса. У девушки были пышные волосы, безупречно гладкая кожа, пухлые чувственные губы и тонкий породистый нос. У нее была бы идеальная внешность куклы Барби, если бы не ее огромные выразительные глаза и изогнутые брови вразлет, которые делали ее похожей скорее на колдунью-прорицательницу, чем на пластиковую мечту всех американских девочек.

Фигура девушки заслуживала не кисти живописца, а резца скульптора. Вряд ли на холсте удалось бы изобразить немыслимое сочетание женственных форм и девичьего тонкого стана, удивительную комбинацию соблазнительности и хрупкости. У девушки была высокая грудь и крепкие, хорошо развитые бедра. Ножка, то и дело мелькавшая в разрезе платья, поражала своими идеальными пропорциями. Насколько мог судить Алекс, в незнакомке не было ни одного изъяна. Ему захотелось посмотреть на девушку вблизи, чтобы убедиться в правильности первого впечатления.

Но если внешность девушки была безупречна, то ее характер, видимо, оставлял желать лучшего. В ее выразительных глазах попеременно отражались презрение, скука, безразличие. Алекс недоумевал про себя все больше и больше. Незнакомке ничего не нравилось в «Блестящем Вегасе», однако она и не думала отсюда уходить…

Приближался рассвет, и в залах казино остались только самые азартные игроки. Здесь речь уже шла не о развлечениях, а о губительных страстях. Улыбок и легкомысленных шуток за игорными столами становилось все меньше, зато прибавилось дрожащих рук и испарины на лбу. Как хорошо Алекс знал эти признаки! Бледное лицо, затравленный взгляд, напряженно следящие за коварным шариком глаза. Или же стиснутые в пальцах карты и облака табачного дыма. Эти люди уже не развлекаются, они живут, обретают свое «я» только в стенах игорных залов.

Девушка в голубом по-прежнему ходила из помещения в помещение. Алекс набрал номер Мориса Гаскела, начальника службы безопасности «Блестящего Вегаса» и своего давнего друга. В кабинете Мориса тоже стояли мониторы, и если незнакомка существует на самом деле (а под утро Алекс стал в этом сомневаться), Гаскел должен был обратить на нее внимание.

– Привет, Морис, – без обиняков начал Алекс. – Посмотри покерный зал. Видишь девицу в голубом платье с длинными темными волосами?

– Да, – последовал неторопливый ответ Гаскела. Вопросов он не задавал, это было не принято.

Алекс перевел дух. Значит, ему не привиделась эта красавица.

– Ты случайно не знаешь, кто она? Наблюдаю за ней уже часа три и никак не могу понять…

– Впервые вижу, – отозвался Гаскел. – Но девочка что надо.

Алекс ухмыльнулся. В отличие от него Морис Гаскел был истинным поклонником женской красоты. Три раза женился на фотомоделях и бросал очередную жену, как только на горизонте появлялась очередная ослепительная красотка. В них, учитывая доходы Гаскела и специфику его работы, недостатка никогда не было.

– Руки прочь, – засмеялся Алекс. – Девушка занята.

– Как скажешь, шеф, – флегматично проговорил Гаскел. – Только с ней придется повозиться.

– В этом-то и есть вся прелесть, – хмыкнул Алекс и повесил трубку.

Алекс говорил сущую правду. Будучи охотником по натуре, он никогда не получал удовольствия, если женщина сдавалась чересчур быстро. Ему нравилось выслеживать дичь, расставлять силки, заманивать в ловушки и ждать, затаив дыхание. Стоит ли упоминать о том, что, как только цель была достигнута, наступало неизменное охлаждение? Любовь Алекса не интересовала. Даже секс был вторичен. Процесс охот