Алекс Вуд
Свадебный вальс

1

Двадцать первого августа в нью-йоркском аэропорту Кеннеди приземлился борт семьсот шестьдесят второй сообщением Лондон — Нью-Йорк. Среди его пассажиров была невысокая белокурая девушка в темной плиссированной юбке по колено и замшевом пиджаке. Она путешествовала с подругой, высокой сутулой девицей с печальными глазами, и неизменно отвергала все знаки внимания, которые ей оказывали ее соседи. Многие мужчины были не прочь завязать знакомство с очаровательной блондинкой, но ни один не преуспел в своих попытках. В сторону ее угрюмой спутницы никто даже не смотрел.

Повышенное внимание мужчин легко объяснялось. Девушка была хороша как картинка в журнале мод. Густые золотистые волосы, нежная фарфоровая кожа, которая бывает только у натуральных блондинок, большие голубые глаза, маленький вздернутый носик и прелестные тонко очерченные губы могли свести с ума закоренелого женоненавистника. Двигалась она с таким изяществом, что даже стройные стюардессы казались на ее фоне неуклюжими. Не стоит и говорить, что, когда она шла по проходу между креслами, все головы поворачивались ей вслед.

В аэропорту Кеннеди девушек встречал молодой стройный мужчина приятной наружности. У него были длинные пепельные волосы и выразительные темно-серые глаза. Он не без интереса оглядывал всех проходивших мимо симпатичных девушек и даже заговаривал с некоторыми. Однако как только он завидел в толпе пассажиров подруг, выражение его лица моментально изменилось. Приторный восторг появился в его глазах, а остальные женщины как по волшебству перестали для него существовать.

— Магдалена, любимая, как я рад тебя видеть! — воскликнул он, подбегая к девушкам.

К некоторому удивлению всех, кто наблюдал за трогательной встречей, в объятия молодого человека упала отнюдь не прелестная блондинка, а ее хмурая подруга: Впрочем, сейчас ее уже нельзя было назвать хмурой. Ее непривлекательное лицо светилось от радости, и не было никакого сомнения в том, кто виновник этого чудесного превращения.

Блондинка с любопытством разглядывала юношу. Она нашла его привлекательным, но его поведение показалось ей чуть наигранным. Однако она видела его впервые в жизни и не торопилась с выводами.

— Алекс, познакомься, это Мэгги, — наконец пролепетала влюбленная девица, представляя блондинку молодому человеку. — Алекс Корке, Мэгги Осборн.

— О, вы почти тезки, — улыбнулся Алекс. — Мэгги и Магдалена… Разве это не одно и то же имя?

— Мое полное имя — Маргарет, — довольно неприветливо пробормотала блондинка.

Молодые люди пожали друг другу руки, причем Мэгги могла поклясться, что Алекс попытался задержать ее руку в своей. Это ей очень не понравилось.

Может быть, он ее и любит, сказала она про себя. Но только я в это не верю.

После знакомства молодые люди отправились получать багаж. Мэгги Осборн прилетела в Нью-Йорк с единственной сумкой. Зато ее подруга привезла с собой пять огромных чемоданов.

— Магдалена, дорогая, ты взяла с собой весь свой гардероб? — с улыбкой поинтересовался Алекс, сгибаясь под тяжестью вещей.

— Нет, кое-что пришлось оставить дома, — покачала головой девушка. — Но я взяла с собой кредитную карточку и куплю все, что мне понадобится.

Мэгги Осборн, которая отвергла предложение Алекса помочь ей и сама несла свою сумку, отчетливо хмыкнула. Весь ее прошлый опыт подсказывал ей, что бедные, но привлекательные мужчины редко испытывают бескорыстные чувства к богатым наследницам, на которых без слез не взглянешь…

На выходе из аэропорта таксисты наперебой стали предлагать им свои услуги. Обращались они в основном к Мэгги, которая вначале привлекла их своим беспомощным видом, а потом удивила умением торговаться. Через пять минут они уже сидели в салоне машины и долго не могли решить, куда им ехать.

Судя по выговору обеих девушек, они были стопроцентными англичанками. Они не без труда понимали бойкую речь водителя, пересыпанную красочными словечками, и не раз просили его повторить. Тем не менее, после получасовой поездки он был полностью очарован своими пассажирками, особенно красавицей блондинкой. В салоне еще долго витал тонкий аромат ее духов, и он с наслаждением вспоминал о том, что Нью-Йорк подкинул ему сегодня леди… Да, да, настоящую английскую леди.

А настоящая английская леди тем временем исподтишка наблюдала за Магдаленой и ее возлюбленным и постепенно приходила к мысли, что все это ей очень не нравится. Но пути назад не было. Она дала слово, что поможет этой бедняжке, и она выполнит свое обещание!

Мэгги Осборн и Магдалена Роквуд были знакомы не так долго, как могло показаться на первый взгляд. На самом деле их пламенной дружбе не было даже и двух дней. Девушки познакомились в лондонском аэропорту Хитроу, где им, как и всем остальным пассажирам рейса Лондон — Нью-Йорк, пришлось из-за погодных условий семь часов ждать отправления самолета.

Мэгги, несмотря на свой хрупкий и романтичный облик, обладала большим жизненным опытом и острой наблюдательностью. Она сразу заметила, что несимпатичная девушка, которая расположилась в зале ожидания напротив нее, нервничает. Она поглядывала на часы каждую минуту, вздрагивала, когда мимо нее кто-нибудь проходил, и постоянно стискивала свои худые руки.

От нечего делать Мэгги принялась наблюдать за переживаниями девушки. Типичный синий чулок, сделала она вывод. Никогда не выезжала в одиночку из своего провинциального городка и волнуется, как бы что не случилось с ее драгоценным багажом. Интересно, к кому и зачем она летит в Нью-Йорк?

Вскоре стало ясно, что самолет снова задерживают на неопределенное время. Девушка напротив Мэгги чуть не расплакалась. Сердце у Мэгги было доброе, и она искренне пожалела бедняжку.

— Не переживайте вы так, — сказала она ей. — Сегодня обязательно улетим.

— Вы правда так думаете? — пролепетала незнакомка.

Девушка настолько явно обрадовалась возможности поговорить, что Мэгги стало неудобно.

Как выяснилось впоследствии, Магдалена Роквуд (а именно так и звали новую знакомую Мэгги) очень хотела заговорить с ней, но не решалась. Она вообще отличалась редкостной застенчивостью, и Мэгги было странно видеть, как ее ровесница краснеет из-за каждого пустяка.

К тому моменту, когда, наконец, объявили посадку на самолет, Мэгги была в курсе всех злоключений Магдалены. Ее неуклюжая знакомая оказалась, ни много, ни мало, дочерью графа, весьма сурового человека. Магдалену воспитывали в строгости, стараясь уберечь от дурного влияния двадцатого века. Средства Роквудов позволили им создать для дочери крохотный изолированный мирок, в котором она томилась, пока прекрасный рыцарь, как водится, ее не спас.

Прекрасным рыцарем оказался некий американец, которого случайно занесло в провинциальный английский городок. Что он там делал, Мэгги так и не поняла, но он явно не терял времени зря. Двухнедельное знакомство с Магдаленой Роквуд привело к тому, что девушка влюбилась в него как кошка.

— Он самый красивый мужчина в мире! — восторженно описывала Магдалена своего возлюбленного. — Самый нежный, самый добрый, самый умный!

К сожалению, самым богатым избранник Магдалены не был. Жалкий агент по недвижимости не мог стать достойным претендентом на руку девушки. И Магдалена, при всей ее возвышенности, прекрасно это понимала.

— Отец убил бы меня, если бы узнал о моих отношениях с Алексом, — ответила она на вопрос Мэгги, почему она скрыла от родителей свои отношения с американцем.

Однако счастье влюбленных было недолгим. Алексу нужно было возвращаться домой, в Нью-Йорк. Как он ни умолял Магдалену ехать вместе с ним, страх перед строгим отцом оказался сильнее. Первое время юная графиня ходила сама не своя. Она думала, что рассталась с любимым навеки, и ругала себя за то, что не улетела вместе с ним. Но Алекс не забыл о ней. Время от времени он звонил ей, и эти редкие телефонные переговоры с любимым вселили в нее достаточно мужества, чтобы предпринять решительные шаги.

Вскоре судьба улыбнулась несчастной девушке.

Ее родители задумали отправиться в кругосветное путешествие. Но Магдалена воспротивилась.

— Я не хочу ни в Индию, ни в Японию, — заявила она. — Это неинтересно. Я хочу в Америку!

Магдалена должна была благодарить свою счастливую звезду. Во-первых, строгие родители не знали об Алексе и ничего не заподозрили. А во-вторых, в Америке, в том самом Нью-Йорке, куда ей так не терпелось попасть, жила ее дальняя родственница.

— Я хочу повидаться с Дороти, — развивала свою мысль Магдалена. — Позор, что мы не поддерживаем отношений с нашими родственниками. Я уверена, что Дороти очень обрадуется мне!

Роквуды были в замешательстве. Им не хотелось отпускать от себя дочь, но в словах Магдалены была доля правды. Они окончательно разорвали все контакты со своими заокеанскими родичами, а ведь состояние семьи Дороти намного превосходило их собственное! Такими родственниками пренебрегать не следовало…

И не веря до конца в свою удачу, Магдалена получила разрешение отправиться в дальнее путешествие отдельно от родителей.

Но в каждой бочке, как известно, есть ложка дегтя. Ей открыли дорогу в город ее мечты, но позаботились о надежной охране. Магдалена всерьез надеялась, что ей не придется даже сообщать кузине о своем приезде. Но лорд Роквуд не поленился позвонить в Нью-Йорк и обеспечить Магдалене достойную встречу.

— Мне показалось, что Дороти не особенно обрадовалась твоему приезду, — сказал он дочери. — Но она пообещала, что позаботится о тебе. Мы с мамой будем время от времени звонить, так что одинокой ты себя чувствовать не будешь.

Магдалена совсем упала духом. Она-то ехала в Нью-Йорк к возлюбленному, а не к кузине, а отец устроил все так, что она будет находиться под постоянным присмотром…

— И мы с Алексом вряд ли сможем видеться, — закончила свой рассказ Магдалена.

Ее маленькие глазки увлажнились, и Мэгги испугалась, что девушка сейчас разрыдается.

— Не расстраивайся раньше времени, — благоразумно посоветовала Мэгги. — Признаешься во всем кузине, и твой Алекс сможет приходить к вам каждый день! А родителям сообщать необязательно.

Но это совершенно не утешило Магдалену.

— Да его даже на порог не пустят! — всхлипнула она. — Он ведь обычный агент по недвижимости, а не какой-нибудь банкир или магнат… Никто не поверит в то, что он меня на самом деле любит…

И, к ужасу Мэгги, Магдалена все-таки разрыдалась в полный голос.

Теперь, после личного знакомства с Алексом, Мэгги была вынуждена признать, что у нее искренность его чувств тоже вызывает сомнения. Он был очень внимателен к Магдалене, все время держал ее за руку и нашептывал что-то на ухо, но несколько взглядов, брошенных им в сторону Мэгги, не слишком вписывались в образ влюбленного мужчины. Но Мэгги ясно понимала, что тот, кто попытается опорочить Алекса, станет для Магдалены врагом номер один. Она должна сама убедиться в том, что он ее обманывает. Или, наоборот, в том, что безумно любит. Что было бы намного лучше.

В любом случае выйдет, что я оказываю ей неоценимую услугу, решила про себя Мэгги. Лишиться подростковых иллюзий так же важно, как и обрести настоящую любовь.

Как помочь юной графине, Мэгги придумала уже в самолете. Девушки попросили стюардессу посадить их рядом и могли всю дорогу взахлеб обсуждать личную жизнь Магдалены Роквуд.

— Слушай, а почему бы тебе не попросить кого-нибудь пожить вместо тебя в доме твоей кузины? — предложила Мэгги первое, что пришло ей в голову.

— Вместо меня? — изумленно пролепетала Магдалена.

— Да, — кивнула Мэгги. — Ведь Дороти не знает тебя в лицо. Она ожидает Магдалену Роквуд и, когда к ней приедет девушка и представится Магдаленой, вряд ли будет спрашивать у нее документы. А ты тем временем будешь наслаждаться любовью со своим Алексом.

— Чудесный план! Какая ты умница! — воскликнула Магдалена и от избытка чувств захлопала в ладоши. — Но кого я могу попросить…

Ее радость тут же сменилась меланхолией.

— Я же никого не знаю в Нью-Йорке, — пробормотала она со слезами в голосе.

Мэгги пожала плечами. Мол, думай сама. Я больше ничего стоящего не придумала.

— Мэгги, а давай ты притворишься, что ты — это я! — воскликнула Магдалена.

Ее мрачное личико оживилось, и она стала почти хорошенькой. Мэгги нахмурила