Звездная пара Вуд Алекс

1

Три молодые женщины сидели за угловым столиком в ресторанчике Майка Марса, что на Керзон-стрит. Они пили зеленый чай с жасмином, заедали его низкокалорийными пирожными и сплетничали.

Говорила в основном одна, стройная шатенка с короткой стрижкой. Две другие жадно ловили ее слова и задавали вопросы. Пухлая блондинка, сидевшая справа, время от времени кидала тоскливые взгляды на чай и пирожные. Судя по ее фигуре, она предпочитала нечто более сытное. Сидевшая слева от шатенки дама с заостренным носом, бледной кожей и роскошными рыжими волосами томно курила. Ресторанчик Майка Марса был одним из последних в голливудском предместье, где еще разрешалось курить.

— Господи, все бы отдала, чтобы иметь твою работу, Кайра, — выдохнула блондинка.

Рыжая, лелеявшая в душе те же мечты, но ни за что не желавшая в этом признаваться, снисходительно усмехнулась.

— У тебя бы ничего не вышло, — отрезала она. — Ты со своей едва справляешься.

Блондинка поникла. Ей нечего было возразить.

— Девочки, только не ссорьтесь, — миролюбиво произнесла шатенка. — Я не рассказала вам самое интересное.

Ее собеседницы превратились в слух. Сигарета в руке рыжей дотлела, и она резким движением погасила ее о край пепельницы.

— Барни сообщил мне сегодня утром, что через неделю мы начинаем съемки нового фильма, — торжественно сказала шатенка. — С Доном Брэгом в главной роли.

— Что?! — На лицах обеих женщин было написано крайнее удивление. — Не может быть! Сам Дон Брэг…

— Почему бы и нет? — усмехнулась шатенка. — Маджестик Филмз набирает обороты. И уже может платить достойные гонорары знаменитым актерам.

— А что за фильм? Как называется? — требовательно спросила рыжая.

— Дон Брэг… он такой красивый, — томно простонала блондинка.

— Романтическая мелодрама, — непринужденно пояснила шатенка. Реакция подруг забавляла ее. — Рабочее название «Пойми меня правильно». Брэг будет играть водопроводчика, в которого влюбляется богатая дамочка. Дальше сами понимаете что.

— Как интересно, — прошептала блондинка.

— Чушь, — фыркнула рыжая.

— А потребовал Дон Брэг всего лишь красный кожаный диван, на котором будет отдыхать между съемками. И больше ничего, — триумфально заявила шатенка. — Наверное, самое простое мое задание за последние пить лет…

— Уже достала? — Рыжая вытащила новую сигарету и небрежно щелкнула зажигалкой.

— Конечно. В магазинчике Стива Хайера. Чего у него там только нет…

— Думаешь, Брэгу понравится диван, купленный в обычном магазине?

Шатенка нахмурилась. Она терпеть не могла, когда к ней придирались.

— Это не обычный магазин! — отрезала она. — И не учи меня работать.

— Прости, Кайра. — Рыжая равнодушно пожала плечами. — А как продвигается работа над «Приданым для мужа»?

— О, даже не напоминай мне об этом. — Кайра закатила глаза. — Джейн Эстон думает, что раз она вышла замуж за звезду первой величины, то ей теперь все позволено. И закатывает каждый раз самые настоящие скандалы на съемочной площадке. Например, вчера ее взбесил цвет рубашки нашего оператора. Видите ли, он плохо сочетается с цветом ее глаз! Бедняге срочно пришлось переодеваться.

Все трое рассмеялись.

— И ведь все ей с рук сходит. Съемочная группа пляшет под ее дудку, — с сожалением проговорила Кайра. — Моя бы воля, я бы показала этой стерве…

— Но пишут, что ее муж пылинки с нее сдувает, — с заметной завистью сказала блондинка.

— О, Дилан очень милый мальчик, — заявила Кайра со знанием дела. — Вот только женился он на полной дуре.

— Такое часто случается с милыми мальчиками, — едко заметила рыжая.

— Особенно в Голливуде.

Все трое снова понимающе хихикнули.

— А как Джимми Родстейн? — с хитрой усмешкой поинтересовалась рыжая.

— Джимми… — Шатенка вздохнула. — Он был незабываем… ровно три недели.

— То есть? — Ее подруги были заинтригованы.

— Роль второго плана в «Пойми меня правильно» будет играть исключительный красавчик… — Кайра многозначительно замолчала.

— Известный? — с жадным любопытством спросила блондинка.

— Пока нет. Но попомните мои слова, этого парня ждет слава. — Кайра щелкнула пальцами. — Вернон Уайлдер его зовут. Просто потрясающий!

— Ты то же самое говорила про Родстейна, — заметила рыжая, доставая новую сигарету из пачки. В пепельнице уже валялось три окурка.

— Говорила, — легкомысленно согласилась Кайра. — Но Голливуд — это место, где потрясающие парни встречаются на каждом шагу!

— А что потребовал для себя этот Уайлдер? — спросила блондинка.

— Он же не звезда, — пожала плечами Кайра. — И пока не имеет ни особенных притязаний, ни комплексов. Ему их иметь по статусу не положено.

— Господи, как ты с ними расправляешься, — хихикнула блондинка. Классная у тебя работа. Сплошные звезды…

— Ага, — подтвердила рыжая, только в ее голосе не было слышно особого восторга. — Работка… Угождать чокнутым…

— Вечно ты все портишь, — недовольно скривилась Кайра. — Я зарабатываю кучу денег и никому не угождаю. Ты просто завидуешь.

Женщины с вызовом посмотрели друг на друга, и рыжая первая отвела глаза. В словах Кайры, увы, была изрядная доля истины.

Кайра Бэнкс работала советником президента кинокомпании Маджестик Филмз. В ее основные обязанности входило обеспечение актеров, снимающихся в фильмах компании, всем, чего пожелают их души. Достать навороченную кофеварку для Аль Пачино или юную красотку для Джека Николсона? Кайра Бэнкс выполнит любой запрос — от самого экстравагантного до самого неприличного. В умении выпрашивать, разыскивать, доставать Кайре не было равных, и в Маджестик Филмз ее очень ценили. Бернард Сильверс, президент компании, был для Кайры просто Барни. Она была влиятельной, пробивной, деловой и симпатичной. Очень полезное сочетание.

Помимо всех вышеперечисленных качеств Кайра пользовалась популярностью у мужчин. Даже у очень знаменитых, которые могли бы выбирать из первых красавиц Голливуда. Ее нельзя было назвать красивой, но, несомненно, было нечто притягательное в живых темных глазах, аккуратном вздернутом носике, ровной линии скул и подбородка. Кайра была высока, обожала туфли на каблуках и иногда была на голову выше окружавших ее мужчин. Но сложена она была идеально, да и ходила всегда очень грациозно, поэтому такое нахальство ей снисходительно прощали. Волосы Кайры едва доходили до мочек ушей. Она ходила к парикмахеру каждую неделю и держала свою прическу в идеальном состоянии. Ухоженное тело, в меру подкрашенное лицо, дорогие и модные духи, строгий стиль одежды — в элегантности Кайре Бэнкс было не отказать. Она знала свои положительные стороны и умело пользовалась ими.

Равно как и своим служебным положением. С самого детства Кайра бредила волшебным миром Голливуда. Ее отец был подающим надежды режиссером, правда, не добившимся успеха, а мать играла на провинциальной сцене. Сама же Кайра мечтала стать актрисой не более двух месяцев, когда в выпускном классе репетировала роль Золушки в школьном спектакле. На большее запала не хватило. Отзывы о спектакле и ее роли были средненькие, а Кайра была слишком самолюбива и умна, чтобы оставаться на третьих ролях.

Она окончила университет и по счастливой случайности получила работу секретарши в тогда никому не известной компании Маджестик Филмз. Она поверила в счастливую звезду Барни Сильверса, и теперь, десять лет спустя, могла с уверенностью сказать, что не прогадала. Медленно, но верно компания Маджестик Филмз шла к головокружительному успеху, а вместе с ней и Кайра Бэнкс.

Кем только Кайра не успела побывать за это время! Она и разбирала почту Барни, и готовила ему кофе, и рисовала декорации к историческому фильму «Скитания одинокого рыцаря», и ругалась с электриками по поводу проводки, и ведала художественным реквизитом, и проводила кастинги начинающих актеров, и даже правила сценарии. Но она стала поистине незаменимой для Маджестик Филмз, когда к компании пришла слава, хорошие режиссеры, кассовые фильмы.

И звезды.

Звезды были капризными и честолюбивыми, нервными и избалованными, злобными и придирчивыми. Кто таким не был, пытался таким казаться, чтобы привлечь внимание и подороже продать себя. Было неприлично не иметь какой-нибудь маленькой причуды, а то и нескольких одновременно. О чем бы тогда писали газеты, когда не было новых премьер и свежих скандалов? Если причуды не было, то ее выдумывали, и владельцам кинокомпаний приходилось с этим считаться.

И тогда наступил час Кайры Бэнкс. Именно она стала отвечать за исполнение звездных капризов, и Барни Сильверс мог спокойно спать по ночам. Остроумная, изящная Кайра обладала бульдожьей хваткой — улыбаясь очередной звезде, она просчитывала про себя возможности исполнения той или иной прихоти. И почти никогда не ошибалась, находя нужный тон с каждой знаменитостью, независимо от степени славы, возраста и пола.

Но, конечно, особенно хорошо она налаживала контакты с мужскими представителями звездной элиты, падкими на женскую красоту. В такие моменты она была действительно неотразима, и очень часто какой-нибудь признанный обожатель пышногрудых красоток становился жертвой чар изящной Кайры Бэнкс.

Надо ли говорить, что Кайра была счастлива? Это был ее мир, полный глянцевого блеска и подковерной грязи, мир пылких страстей и ежеминутного наслаждения, мир красоты и денег, завораживающий, ослепительный, скоростной и не реальный. Она с удивительной ловкостью лавировала между подводных камней голливудского общества и на все сто процентов отрабатывала большие деньги, которые ей платил Барни.

Немудрено, что блестящая жизнь Кайры была предметом зависти для ее лучших подруг — Трейси, рыжеволосой хищницы, и Бланш, восторженной блондинки.

Они учились в одной школе, а потом случайно встретились в этом маленьком городке, расположенном недалеко от Голливуда. Кайра проживала в фешенебельном районе в собственном доме. Трейси и Бланш жили поскромнее. Бланш была бухгалтером в фирме, занимающейся автомобильными перевозками, а Трейси открыла дизайнерскую контору и безуспешно пыталась сделать карьеру. Контора едва окупалась, и это наложило отпечаток на и без того не сахарный характер Трейси.

Жизнь Кайры казалась им сказочной. Ее дом был восхитителен, одежда прекрасна, машина изумительна, а мужчины… Эх, да что там говорить!

Толстушка Бланш была большой поклонницей слезоточивых романтических фильмов. Да и можно ли жить в такой близости от Голливуда и не проникнуться его очарованием? При каждой возможности она бродила по его улицам с фотоаппаратом наперевес в надежде сфотографировать звезду. И порой ей везло. Ведь где, как не здесь, можно было встретить людей, которые каждый день улыбались ей со страниц журналов, экранов телевизоров и кинотеатров, афиш?

Трейси отличал более трезвый подход к действительности, но и она не могла остаться равнодушной к царству кино. Несмотря на невыразительную внешность и полное отсутствие таланта, она несколько раз участвовала в кастингах на второстепенные роли. Об этом не знали ни Кайра, ни Бланш. Трейси совсем не хотелось стать объектом насмешек. В глубине души она недоумевала, почему Кайра не попробует уговорить Барни дать ей роль в каком-нибудь фильме. Пусть маленькую, пусть не в самом шикарном фильме, но все-таки… Равнодушие Кайры к актерской славе просто поражало ее.

Свои несбывшиеся мечты Трейси прятала под маской цинизма и обожала подтрунивать над восторгами наивной Бланш. Сама же по вечерам разгуливала по своей квартире в длинном шелковом халате и разговаривала сама с собой, представляя себя то в роли Клеопатры, то Марии Антуанетты, то Жаклин Кеннеди.

Самой любимой была роль Марии Антуанетты. Трейси нравилось воображать себя мученицей.

Одним из атрибутов роскошной жизни Кайры Бэнкс, который вызывал особенную зависть как у Трейси, так и у Бланш, были ее великолепные любовники. Ах, доступ к каким мужчинам имела бойкая Кайра! Дэвид Марчиано, Роджер Фриск, Майкл Бриджтаун… Продолжать список можно было до бесконечности. Конечно, не все актеры, работавшие в Маджестик Филмз, крутили романы с Кайрой. Кто-то не впечатлился ее прелестями, кто-то был отвергнут ею. Но в целом жизнь Кайры изобиловала интересными эпизодами и пикантными деталями. Она все время была в кого-нибудь влюблена. Так, самую чуточку, без страданий и