Александра Черчень
Свахи и Ко. Алли

Стим-Лонд, столица Виторианской Империи.

День леди Аланы не задался с самого утра. Она опаздывала на работу.

Девушка держалась за поручень у выхода из парового трамвая, и нетерпеливо притопывала ногой, мечтая, чтобы это чудо техники старого образца, ехало быстрее.

Перекинув толстую медно-рыжую косу за спину и, встав на цыпочки, она вгляделась вдаль.

Ага, а вот и нужная остановка.

Девушка выскочила на улицу и торопливым шагом пошла вверх по улице, параллельно копаясь в сумочке в поисках футляра с очками. Как назло, под руку постоянно попадались гоглы. Алана подняла взгляд к серому, хмурому небу, где в вышине величественно парил дирижабль.

— Сегодня пылевой бури не предвидится, а значит, пойдут и обычные стекла, без специальной защиты, — пробормотала Алана, возвращаясь к увлекательному квесту: «вылови в сумке то, что тебе надо».

Вскоре коварный футлярчик все же был извлечен, и на тонком, немного вздернутом носике с россыпью золотистых веснушек обосновались затемненные очки.

Рыженькая бежала мимо витрин и стендов, которые отражали невысокую, стройную фигурку в темном платье до колен, из-под края которого виднелся пенный слой кружев нижних юбок. Тонкая талия была затянута в положенный корсет из более плотной материи, и ее обхватывал кожаный пояс с пряжкой в виде шестеренки.

Спустя несколько минут по ступеням крыльца торопливо процокали каблучки изящных полусапожек со шнуровкой. Их обладательница распахнула дверь с многообещающей надписью «Свахи и Ко» и прошла в помещение.

В просторной приемной уже было много на диво разнообразного и, надо признать, весьма громкоголосого народа. Причем только представителей сильного пола.

Мужчины вели себя по-разному. Некоторые просто тихо переговаривались между собой, иные читали утреннюю газету и пили кофе, судя по восхитительному запаху — сваренному одной из ее компаньонок, леди Николеттой. Иные спорили. Как, например, тот рыжий молодой человек в углу. Он возмущался на всю гостиную и пытался вырвать руку из крепкой хватки своего темноволосого друга, который что-то старался ему втолковать.

Когда клиенты увидели девушку, то в комнате мигом воцарилось какое-то подобие тишины и достоинства добропорядочной конторы. Алана обвела присутствующих тяжелым взглядом, на мгновение задержавшись на смутьяне-рыжем, и тихо произнесла:

— Приветствую вас, господа, — получив нестройный хор ответных пожеланий, девушка проследовала к дверям, которые вели в их с компаньонками кабинет, как вдруг опять раздался громкий возглас:

— Мне не нужна невеста! Я не хочу!

Алана медленно повернулась и получила возможность подтвердить свою догадку. Рыжий. Кто бы сомневался. Они всегда крайние!

— Уважаемый…

Пауза, повисшая в воздухе, была истолкована правильно, и мужчина соблаговолил представиться:

— Мейлис.

— Мейлис, — удовлетворенно кивнула девушка, чуть прищурив серые глаза. — Не хотите невесту? Не проблема! Будет жених! — она быстро прошла в кабинет и, приветственно кивнув стоящей у окна темноволосой девушке, произнесла. — Тирэль, занеси в журнал, что сегодня первый клиент — лорд Мейлис. И подготовь нам папку по демонам из провинции Тар-Нек-Ха.

— Хорошо, — невозмутимо ответила ее коллега. — Тар-Нек-Ха… Это там, где в ходу однополые гомосексуальные браки?

— Именно, — кивнула Алана, усаживаясь за стол. — Так… Лорд Мейлииис… Лорд! Где он?

— Нету, — спокойно ответила сидящая в кресле серьезная девушка в очках, стараясь сдержать улыбку. — Испарился на «однополых браках».

— Какая жалость, — поджала губы леди Алана. — Такой перспективный клиент был. Надеюсь, мы его еще увидим! Следующий! Ника, пригласи, пожалуйста.

— Хорошо, Алли, — леди поправила очки и направилась к дверям в гостиную.

— Командирша, — тихо рассмеялась Тирель.

— А что поделаешь? — развела руками Алли. — Я тут местный дракон «бойся-бой». Зато ты у нас — утешительница «несправедливо обиженных». Благодаря тебе не теряем клиентов.

— А Ника — наш мозговой центр, — рассмеялась Тири, расправляя подол длинной шелковой юбки, обрисовывающей округлые пышные бедра.

Девушка происходила из семейства археологов, а стало быть, с детства была в окружении старинных вещей и книг. И когда выросла, сама стала интересоваться историей человечества до Последнего Дня. Особенно ее очаровала женская мода позапрошлого века. Потому Тири и выделялась на фоне своих ровесниц. Свободно-романтичный стиль не являлся чем-то обыденным в мире техники и пара, где все силы и чаяния были посвящены прогрессу. Это было заметно даже в деталях.

— И этот самый центр сейчас вам советует собраться и, наконец, начать работать, — проговорила появившаяся в дверях Ника, одергивая классический жилет. Эта сваха наоборот тяготела к строгим линиям и мужскому стилю, а потому костюмы заказывала у знакомого портного, который удовлетворял взыскательный вкус Николетты. — Мне напомнить, чья идея была перенести всех, кого можно, на окончание отпуска?! А ты еще и опоздала!

— Не рычи, — виновато поморщилась Алли. — Мне и так стыдно.

— Похоже, недостаточно, — покачала головой Ника. — Крепись, кстати. Первым номером твой самый «любимый» клиент. Притом, крайне недовольный, потому как он уже полчаса тебя ждееет!

Последнюю фразу Никки настолько довольно пропела, что Тирэль укоризненно глянула на компаньонку.

— И почему мне так не нравится злорадство в твоем голосе? — обреченно спросила Алана, со вздохом поправила воротник и, поддавшись порыву, застегнула верхние пуговицы. — Раз ждет, то проси. Почему вы, кстати, его не приняли сами?

— Потому что лорд Дареймис желает видеть только сваху Алану, и никого другого, — пропела Тирель и подмигнула горестно простонавшей компаньонке. — Ничего! Найдем ему очередную кандидатку, и на какое-то время можешь вздохнуть спокойно.

— Не хочу вас пугать… — нерешительно проговорила от дверей Ника. — Но…

— Добрый день, леди, — зловеще протянул красивый мужской баритон.

Алли подняла глаза и подавила желание сползти под стол и по-пластунски удалиться из кабинета. Потому как взгляд лорда Нира Дареймиса обещал несчастной много чего, но ни одна из перспектив девушку не радовала.

Постоянным клиентом конторы «Свахи и Ко» этот Дарей-Порей, как ласково прозвала его Алли за цепкость, являлся уже больше полугода. С периодичностью от двух недель до месяца он появлялся в кабинете компаньонок и просил найти ему невесту. Перерывал всю картотеку девушек, отнюдь не лестно комментируя каждую кандидатку, и, наконец, останавливался на какой-то одной. На первых встречах сваха должна была присутствовать лично, и потому леди Алана была вынуждена совершать моцион в компании с воркующей парочкой. Парочки были всегда воркующими, и смотрелись просто премило, потому Алли вновь и вновь загоралась надеждой, что лорда Порея она больше не увидит. Но, к сожалению, отношения без пригляда свахи не выдерживали и двух встреч. Потому уже через неделю, отойдя от очередного «разочарования», Дареймис опять появлялся в их кабинете.

— Здравствуйте, — взяла себя в руки Алана и любезно показала на кресло. Все же, клиент постоянный и крайне денежный. А значит — улыбаемся, улыбаемся и еще раз улыбаемся! — Присаживайтесь.

Нир уселся, откинулся на спинку, окинул сидящую напротив рыжую девушку странно-довольным взглядом и заявил:

— Можете мне посочувствовать!

От такого неожиданного вступления Алли немного растерялась, однако участливо спросила:

— У вас какое-то горе?

«Наверняка скончалась любимая гадюка» — про себя подумала она, по-прежнему любезно улыбаясь.

— О, да, — серьезно подтвердил брюнет и горестно поджал красивые, четко очерченные губы. — К сожалению, личная жизнь с рекомендованной вами девицей в очередной раз не сложилась. Кстати, возможно мне изменяет память, но не эта же ли дева, только под другим именем и в виде блондинки, была рекомендована вами месяцев восемь назад, и тоже не подошла мне?

— Что вы, лорд Дареймис, — сладко улыбнулась Тирель, которая сориентировалась первой. — Вам наверняка показалось.

Алли же покраснела и старательно подавила желание запустить чернильницу в демонстративно-печальную физиономию напротив. Что б этого гада глазастого! Девушка ему похожей показалась… Где ж ему столько девиц отыскать, если он за ними раз в месяц стабильно таскается! Вот и пришлось… выкручиваться.

Алана поймала укоризненный взор Ники, которая изначально была против затеи, и иронично-ехидный черный взгляд мужчины, каковой все прекрасно понял, и теперь от души наслаждался ломаемой комедией.

— Леди, у меня очень хорошая память на лица, — едва заметно усмехнулся брюнет, с любопытством наблюдая за тем, как то краснеет от злости, то бледнеет от смущения и неуверенности рыжая сваха.

Николетта, уже пару минут наблюдающая за тем, как «денежный клиент» загоняет в угол ее компаньонок, осуждающе покачала головой и поднялась с кресла.

— Лорд Дареймис, — негромко произнесла девушка, стягивая свои очки. Достала из нагрудного кармашка белоснежный платочек, начала неторопливо протирать и так прозрачно-чистые стеклышки в диковинной оправе из натурального дерева, с едва заметной абстрактной резьбой.

— Да? — вскинул темную бровь лорд.

— Я уверена, что мы разрешим эту ситуацию ко взаимному удовольствию, — мягко произнес «мозговой центр» компании «Свахи и Ко». Надо заметить, что вышеупомянутого «Ко» в природе вообще не существовало, но так звучало солиднее.

Ника придирчиво оглядела вроде как приведенные в порядок очки и вновь их надела, пристально оглядывая посетителя умными карими глазами.

— И какие же варианты вы можете мне предложить? — брюнет откинулся на спинку стула и с неподдельным любопытством уставился на дружное трио свах.

Трио промолчало. Спустя несколько секунд, поняв, что никто из коллег не собирается брать ведущую роль в партии «выберись из порейной ловушки сама и компаньонок вытащи», выступила Тирель-миротворец:

— Лорд ведь хочет жениться, верно?

— Да, — кивнул Дареймис. — А леди хотят сохранить свое доброе имя, верно?

Алли отчетливо скрипнула зубами, но поймала предупреждающий взгляд Ники, опустила глаза и спрятала сжатые в бессильной злости кулаки под стол.

— Все правильно, — почти хором протянули Николетта и Тирель.

У одной уже был почти готов план-взятка, а другая продумывала методы убеждения, когда вмешалась судьба в виде дурочки-Алли, которая одной фразой перечеркнула все благие намерения подруг.

— Значит, лорд женится! Я, леди Алана Виртвольф, от лица агентства «Свахи и Ко» даю слово, что найду лорду Ниру Дареймису жену не позже, чем через месяц!

Брюнет подорвался с кресла, схватил со стола нож для резки бумаг и полоснул сначала по ладони вскрикнувшей от неожиданности девушки, а потом по своей. Соединил порезы и дождался, пока вниз сорвется одна-единственная крупная капля крови. До стола она не долетела, просто вспыхнув и сгорев в радужном пламени. Знак того, что Слово услышано и засвидетельствовано.

— Я согласен, — спокойно протянул мужчина, но в глубине черных глаз сверкало такое откровенное торжество, что Алли испуганно охнула и, разорвав рукопожатие, отпрыгнула от стола. Дареймис же продолжил: — В случае невыполнения клятвы я имею право на одно желание.

— Но… — отчаянно начала рыжая, уже понимая, как сильно втравила в неприятности себя саму и подруг. Но кто же знал, что эта сволочь имеет право призвать в свидетельницы Истину?!

От магии в Виторианской Империи остались лишь осколки. Боги и их чудеса. А также те, кто имел право взывать к высшей силе.

— Поздно, леди, — улыбнулся Нир. — Обязательства сторон нужно оговаривать до того, как произносишь слово. А теперь позвольте откланяться!

Не задерживаясь более, брюнет танцующей походкой вышел из кабинета девушек.

Десять минут спустя. Контора «Свахи и Ко».

Алли сидела в подсобке на единственной табуреточке и нервно икала, периодически прикладываясь к стаканчику с разведенной заботливой Тири успокоительной настойкой. Николетте было не до утешения сглупившей компаньонки. Она была в соседней комнате и улыбалась очередному клиенту, потому как в их случае работа — и правда «волк», который может в два счета удрать к конкурентам.

Тирель же стояла рядом и, с сочувствием в серо-зеленых глазах глядя на Алану, спросила:

— Есть план действий?

— Если бы он был, то я бы этого любителя земноводных еще полгода назад женила, — мрачно пробормотала рыжая сваха, вновь делая глоток желтоватого напитка из прозрачного стакана. Икота уже прошла, но спокойствие возвращаться не спешило.

— Алли, а тебе не кажется, что лорду Ниру нужно вовсе не то, зачем он официально сюда ходит? Хотел бы — давно женился.

— Кажется, — кивнула Алана и поднялась, отставляя питье на маленькую тумбочку. Кроме нее в каморке помещалась только полка со всякой мелочевкой, шкаф с запасными вещами девушек и зеркало. Рыженькая отряхнула плотную ткань темно-зеленой юбки от невидимых пылинок и сделала пару шагов вперед, подходя к маленькому окошку. Отодвинула легкую тюль и окинула беглым взглядом широкую оживленную улицу, по которой, невзирая на моросящий дождь, сновал народ. Многочисленные экипажи, и даже первые механические повозки на паровой энергии, то и дело проносились по дороге. По серым тротуарам гуляли пары, куда-то бежали одинокие и, судя по сосредоточенным лицам, работающие люди.

Прямо напротив их конторы была лавка «У кондитера Нардана». Глядя на новую сверкающую медью кованную вывеску и вспоминая, насколько много вкусного продается в белом домике под красной черепицей, Алли твердо решила, что изрядно опустившийся моральный дух стоит после работы реанимировать в сем достойном заведении.

Настроение от этих мыслей попыталось было «трепыхнуть крылышками», чтобы немного приподняться… но не успело. Двери кондитерской распахнулись, и на пороге показалась высокая жилистая фигура, которую девушка бы узнала из тысячи!

За эти полгода, проведенные в тщетных попытках всучить данный «клад» в женские ручки, привычки Нира Дареймиса она изучила, как свои! И, разумеется, знала, что он обожает сладкое… Но, в данный конкретный момент, была совсем не рада видеть наглядную иллюстрацию своей дурости.

Впрочем, за всю историю их знакомства, сваха была его рада видеть лишь однажды. В первую встречу, и аж полчаса. Пока он не обратился напрямую к ней, начисто разрушив все очарование своими хамскими манерами и возмутительными предположениями!

Алли, сама того не замечая, скомкала ткань занавески в кулаке, с прищуром глядя, как черноволосый гаденыш, с присущей его пресмыкающимся любимцам грацией, спустился с крыльца. После открыл большой черный зонт и, зажав под мышкой ярко-розовый фирменный пакет кондитерской, прогулочным шагом двинулся вниз по улице. Из-за несоответствующей мужчине цветовой гаммы пакета Нир, разумеется, ни капли не комплексовал.

— Ала-а-ана-а-а… — коснулась судорожно сжатой ладони Тирель, судя по всему, предпринявшая уже не первую попытку дозваться приятельницу.

— А? — рассеянно откликнулась рыжая сваха.

— Ничего рассказать не хочешь?

Если честно, то хотелось. Просто очень-очень хотелось кому-то поплакаться и высказать свое мнение по поводу всей ситуации в целом, и о Нире в частности.

Но… вспомнив, что изволил сказать ей Дареймис в первую встречу, девушка поняла, что не в силах это сейчас озвучить. Унизительн