Александра фон Лоренц
Железные лилии



Лесное озеро

северо-восточное побережье Англии, 1248 год.


Жара была невыносимой. Знойное солнце прошло уже половину своего дневного пути и заливало все вокруг своими палящими лучами. Ни дуновения ветерка, ни одного облачка на небе. Над землею реял такой раскаленный воздух, что даже в тени нельзя было найти прохлады. А в ковроткацкой мастерской, принадлежащей барону Квентину Кембеллу, находиться было просто невозможно. Изнурительная монотонная работа и страшная духота совершенно вымотали женщин, работаю-щих возле натянутых на деревянные рамы и уже почти готовых ковров. На раскрасневшихся и осунувшихся лицах работниц прозрачными бисеринками выступил пот. Лишь красивая светловолосая девушка, сидевшая неподалеку от раскрытого окна — прямо на ветерке, и рисующая эскиз будущего ковра, выглядела не такой усталой. Вдруг рас-пахнулась тяжелая дубовая дверь, и в мастерскую вбежала хорошенькая черноглазая брюнетка.

— Все, хватит, — решительно скомандовала она, — идите отдыхать, на сегодня достаточно.

— Но, мисс Изольда, мы ведь еще не закончили эти ковры, а баронесса требует, чтобы к воскресенью они уже были уже у торговцев, — заволновалась немолодая смуглая женщина, на вид сарацинка.

— Идите к себе! Я сама ей объясню, что выгоднее сохранить здоровье таких ценных мастериц, как вы, чем выгадать пару дней. В конце концов, я управляю мастер-ской, а не она. Селина ничего не смыслит в изготовлении ковров! — молодая начальница властно показала работни-цам на выход.

— Ирис, — обратилась она к прелестной художни-це, оставшейся в помещении после ухода мастериц, — по-ехали на наше озеро, искупаемся. Заодно заедем к старой ведунье Элеоноре, возьмем у нее лечебной настойки для почек, ведь Селина сильно отекла. Она и не будет иметь повода на нас кляузничать Квентину. Поехали, моя доро-гая! — Изольда с любовью посмотрела на подругу. Да, трудно было не любить эту красавицу, похожую на ангела.

Сестре барона Квентина Кембелла Ирис было во-семнадцать лет. Очень стройная, среднего роста, она обла-дала очаровательной женственной фигуркой с округлыми бедрами, тонкой талией и изящными длинными ногами. Она считалась самой красивой девушкой во всем графстве и неизменно вызывала восторг у всех мужчин, которым доводилось видеть очаровательную блондинку. Но больше всего восхищали окружающих огромные, с длинными шелковистыми ресницами, сапфировые глаза Ирис. Когда красавица сердилась, они темнели до глубокого синего цвета. На правильном лице в виде сердечка, с высокими скулами и изящным носом, выделялся своей красотой не-большой чувственный рот. Розовые пухлые губы манили к поцелуям, ровные зубы могли поспорить красотой с жемчу-гом. Ее прелестное лицо окаймляли вьющиеся серебристо-белые волосы, ниспадающие до самых бедер.

Черноглазая Изольда, дочь умершего графа Роче-стера, была кузиной Ирис. Жгучая брюнетка — ее бабушка была испанкой, — высокая, худенькая, но с роскошной полной грудью, с крутыми черными локонами, достающи-ми до середины спины, девушка не обладала ослепительной красотой своей кузины, но тоже была очень хорошенькой. Лицо у нее было удлиненное, с прекрасными жгучими гла-зами и узкими, черными бровями навзлет. Рот, хоть и кра-сиво очерченный, был немного великоват. Слегка припод-нятый подбородок с ямочкой и прямой римский нос выда-вали гордую, непреклонную натуру. В выразительных гла-зах девушки кипели страсти, о которых было известно только ей самой. Изольда была старше своей кузины на один год и, чувствуя себя взрослее и опытнее Ирис, по-скольку пережила большое горе, считала своим долгом опекать и защищать кроткую кузину. Она редко улыбалась и всегда ходила с высоко поднятой головой. Вот и сейчас, она серьезно, без тени улыбки, объясняла Ирис о том, что было бы неплохо съездить в лес и искупаться в любимом озере.


Две всадницы на небольших резвых лошадках бы-стро неслись по узкой лесной дороге, которая соединяла замок с близлежащим городком, принадлежащим отцу Се-лины, барону Говарду. Рыжий, с белыми пятнами лохматый пес Бо радостно бежал рядом с лошадьми; он то обгонял их, то задерживался, отыскивая для себя что-то интерес-ное на обочине. Бесстрашные птицы выпархивали у него из-под ног и, отлетев немного, опускались опять на землю. Казалось, на них жара не оказывала никакого влияния. За-то деревья и кусты поникли листвой и выглядели безжиз-ненными.

Довольно далеко, в стороне от этой дороги, у под-руг было любимое место. В лесу с горы сбегал стреми-тельный ручеек. За долгое время деревья, повалившиеся от старости, образовали поперек его течения довольно высо-кую плотину. Плотину эту укрепили песок и глина, кото-рые были принесены течением ручейка, и перед ней обра-зовалось небольшое озерцо с чистой, прозрачной водой. Это чудесное лесное озеро восхищало девушек своим жи-вописным видом. Могучие ивы склонились над голубой гладью озера, поросшего прекрасными водяными лилиями, образуя великолепные стрельчатые арки зеленых замков, принадлежащих, по-видимому, феям и русалкам. Густые заросли надежно скрывали волшебное место от нескром-ных взглядов.

Наконец девушки оказались возле своего любимого озера и спешились. Верные лошади были расседланы и от-пущены попастись. Подойдя к берегу, они увидели пугли-вую лань, которая высунула изящную головку из цветущих кустов, покрывающих пологие берега озера. Она внима-тельно осмотрелась и стала жадно пить прохладную воду, но, услышав шум шагов, мгновенно исчезла в густом кус-тарнике.

— Жаль, не дали напиться бедняжке! — пожалела лань Ирис.

— Ничего, мы долго здесь не будем, искупаемся и уйдем. Она вернется и вдоволь напьется! — утешила под-ругу Изольда. Девушки сели на камень у самой кромки воды и опустили ноги в воду. Этот огромный камень они называли «драконом» И в самом деле, камень напоминал огромного ящера, вытянувшего длинную шею, чтобы вво-лю напиться живительной влаги.

«Это волшебное озеро принадлежит только нам с Изольдой, — вдруг с удовольствием подумала Ирис. — Какое счастье иметь такое укромное место, о котором ни-кто ничего не знает»! Она подобрала юбку и, поежив-шись, соскочила в воду. Вода была довольно холодной, но зато очень чистой. Вдруг к ее ногам подплыла стая малень-ких изящных рыбок — они явно искали у нее защиты. И точно, внезапно появились более крупные рыбы и стали хватать малышек. Ирис пыталась отогнать хищниц, но они увертывались и снова, и снова атаковали беззащитных крошек. Девушка опечалилась из-за того, что она не смогла спасти малышей. Настроение было испорчено. Видя, что любимая сестра огорчена, Изольда бодро предложила:

— Перестань так расстраиваться! Не ты придумала этот мир! Пусть переживает тот, кто его создал таким жес-токим! Лучше пойдем, поплаваем, сестричка, заодно и ли-лий нарвем! Давай наперегонки! Кто второй доплывет к зарослям лилий, тот будет плести два венка. Победитель будет отдыхать!

Венки из лилий были их любимыми украшениями. Сестер даже называли лилиями за пристрастие к этим кра-сивым цветам: Ирис — белой, а Изольду — черной.

Со смехом и визгом девушки разделись и броси-лись в воду. Одежду оставили на камне под охраной лохма-того пса Бо. Они долго лежали на воде, лишь чуть-чуть ше-веля руками, чтобы только удержать на поверхности свои изящные молодые тела. Их можно было принять за преле-стных русалок, вынырнувших из таинственных глубин по-греться в лучах ласкового летнего солнца.

Вдоволь накупавшись, они поплыли к зарослям лилий и нарвали роскошных белых цветов. Ирис, проиграв, как и всегда, сплела два роскошных венка. Одним она ук-расила свои белые волосы, второй любовно водрузила на черные кудри сестры.

— Ну, все, накупались вдоволь! Свистни лошадям, Изольда, и поедем домой! — Ирис стала зябнуть, и ее бе-лоснежная кожа покрылась пупырышками.

— Ладно! А ну, поплыли еще разок наперегонки к зарослям лилий, и потом домой! А ты мерзлячка! — расша-лившаяся Изольда стала брызгать в лицо сестре прозрачной холодной водой. Та весело завизжала и ответила озорнице тем же. Из-за шума и визга они не обратили внимания на предупредительный лай верного Бо.


— Послушай, Альмер! Дорога все время идет под уклон, — сказал рослый рыжеватый блондин своему спут-нику. Оба всадника придерживали за поводья своих коней, неуверенно ступавших по середине лесной дороги, бук-вально разорванной пополам высохшим руслом неглубоко-го ручья. Их непокрытые головы — одна с копной светлых, с золотистым оттенком волос, другая — с черными, отли-вающими синевой на солнце волнистыми прядями, почти касались веток над дорогой, образовавших над ней сплош-ной купол. В плотной зеленой стене по краям дороги ниче-го не было видно. Смыкающиеся вверху ветки превращали лесную дорогу в подобие норы, пробитой в густой зеленой листве. Туннель плавно уходил вниз, и оттуда, из темной глубины, даже в жаркий летний день веяло прохладой и опасностью. Альмер Хоукхарт, граф Суффолк, высокий мощный мужчина, около тридцати лет, невольно насторо-жился и нащупал меч, с которым он никогда не расставал-ся — остальное оружие и доспехи были приторочены к седлу вьючной лошади. Его сильные смуглые пальцы при-вычным движением погладили надежную рукоятку верно-го меча. Этот жест не ускользнул от внимания его спутни-ка. Светловолосый Рей Блэквуд, его сводный брат, огля-нулся назад. Оттуда слышался натужный скрип большой повозки, крики возниц и оруженосцев, пытающихся удер-жать тяжелый экипаж на крутом спуске. Рей бережно по-гладил по мокрой шее своего черного, с коричневым отли-вом коня и посмотрел ему под копыта.

— Наши кони переломают себе ноги об эти черто-вы камни, — недовольно сказал он.

— Неплохо было бы их напоить, — добавил Аль-мер.

— Я же говорю, — дорога идет на спуск, — за-пальчиво продолжил Рей, — там явно должно быть озеро.

Его рука указала в сторону темной чащи.

— Если это так, — ответил Альмер, — дорога вы-ведет к нему.

— Совсем не обязательно, — возразил брату свет-ловолосый воин.

Кони тоже почуяли воду и стали веселей переби-рать жилистыми ногами. На покрытых дорожной пылью, усталых лицах всадников появились улыбки. Но вдруг сза-ди, со стороны повозки, раздался грохот, резкий скрежет и досадная брань возниц. Молодые люди остановили коней и напряженно прислушались. Из-за поворота дороги появил-ся здоровенный веснущатый верзила. Он быстро шел, раз-махивая громадными руками, словно ветряная мельница лопастями. Еще издалека он закричал:

— Милорд! — верзила сравнялся с конем Альмера, — милорд граф, у нас неприятность!

Веснушчатое лицо скривилось в горестной грима-се.

— Что случилось, Бри, говори, наконец! — нетер-пеливо прорычал Альмер и убрал с вспотевшего лба при-липшую прядь черных волос.

— Ось сломалась, — виновато ответил возница. — Нужен кузнец.

Всадники переглянулись.

— Вот напасть! Ладно! Скажи оруженосцам, Эдви-ну и Флинту, пусть едут по этой дороге вперед. Где-то здесь есть имение какого-то мелкого барона, пусть попро-сят у него кузнеца для графа Суффолка, — приказал граф Альмер. — Всем остальным можно сделать привал, а мы с Реем поищем водопой.

— Здесь должно быть озеро! — глухо прозвучал голос Рея из чащи, скрывшей за поворотом дороги крупы рыцарских лошадей.

— Мы тоже хотим искупаться! — закричал вслед возница.

— После нас, парни, — слышался уже издалека голос Рея. Всадники спустились еще ниже по дороге, а озе-ра все не было видно.

— Смотри, Альмер! — показал рукояткой плетки Рей. Сухое русло ручья, измотавшее крепкие ноги боевых коней, нырнуло вправо в зеленую стену веток и листьев.

— Эта дорога не выходит к озеру! Озеро нахо-дится в лесной чаще! — с уверенностью добавил он. Ры-цари спешились и, раздвигая руками густые заросли, дви-нулись в непроходимую чащобу. Сухие черные сучья гром-ко затрещали у них под ногами. Вдруг Альмер тихонько дотронулся до плеча Рея. Тот оглянулся. Темно-синие глаза брата старательно изобразили внимание, а его загорелый палец прижался к губам, а затем указал вперед. Рыцари затихли, и даже их кони, верно следующие за своими хо-зяевами, прижали уши и затаили дыхание. Из чащи доноси-лись необычные звуки: всплески воды, девичий смех и визг.

До этого сильные и резкие, движения молодых воинов ста