Алексия Скай
Счастье руками ребенка

   Расплывчатое отражение лица в стекле залитым каплями дождя. Такие же капли бегут по лицу девушки. Она их уже не вытирала - в этом не было смысла. Вот только они не приносили того облегчения, которого она так ждала.

   'Хватит! Пора брать себя в руки. Больше никто не пожалеет, а значит пора мириться с этим!' - упрекнула себя Соня.

   Слова о борьбе конечно хороши в звучании, но как настроить себя на эту борьбу, когда хочется только забиться в угол и если уж не умереть, растворяясь в прошлом, то хотя бы выбыть на несколько дней из жизни?

   София уже устала плакать, но и успокоиться не могла. Даже кусая губы ничего не получалось - слезы как и ливень на улице не прекращались.

  Звонок мобильника заставил ее замереть на минутку и торопливо начать искать в сумке телефон. Весело шумя и мигая, он показывал улыбчивое личико маленького мальчика.

  - Да мой родной? - Соня постаралась придать голосу веселость.

  - Мама, а ты скоро приедешь?

  - Скоро мой мальчик, скоро!

  - Я тебя жду! И тетя Оля тоже.

  - Хорошо маленький.

  София отключила телефон и откинулась на заднее сидение автомобиля. Ей надо срочно успокоиться и показаться перед Пашкой в нормальном виде. Ее маленькому лучику солнца нельзя показывать всю боль, мальчик и так проплакал всю ночь.

  Соня снова закусила губу и, найдя в сумке валерьянку, выпила сразу десяток таблеток. Водитель такси уловил момент, когда девушка горсть таблеток закинула в рот и резко остановился.

  - Девушка, это конечно не мое дело, но вот суицидом занимайтесь дома, а не в моей машине.

  От таких слов София не выдержала и истерично засмеялась. Что-что, а о таком поступке, как суицид, она никогда не думала. Смелости не хватило бы у девушки себя убить.

  - Вы правы - это не ваше дело. К тому же это валерьянка, а если с помощью ее можно умереть, то поверьте, я уже не живая.

  Девушка невесело усмехнулась и принялась влажными салфетками вытирать лицо, тем самым давая понять, что разговор закончен.

* * *

  Машина остановилась возле неосвещенного подъезда высотки. София, быстро расплатившись, выскочила и юркнула под козырек. Ключи выскальзывали из непослушных рук, так и, норовя упасть на серый бетонный пол под ногами.

  Выругавшись сквозь зубы, Соня бросила ключи обратно в сумку и набрала номер квартиры на домофоне.

  - Кто? - прозвучал сухой женский голос.

  - Теть Оль, это я, Соня.

  - Заходи скорее!

  Девушка натянуто улыбнулась и заскочила в теплое помещение подъезда. Лифт так же раскрыл 'объятия' для девушки и даже не застряв между этажами, доставил к нужной квартире.

  В распахнутых дверях ее ждал тот самый лучик света, ради которого Соня старалась бороться и не впадать в длительную депрессию. Светловолосый мальчуган шести с половиной лет с теплыми карими глазами. Паша ее мальчик. Сын. Несмотря ни на что!

  Сейчас у Сони очень тяжелый период, но ради Паши надо суметь выдержать все. Она просто обязана это сделать, ради отца ребенка. Ради Сергея. Он погиб когда мальчику было всего полгода, да и до этого было немало проблем, но потом... потом все стало намного хуже. После смерти Сережи, заболела мама, которая перенесла инфаркт от этого известия. Ее болезнь проходила тяжело и в конце женщина сдалась.

  Соня осталась с маленьким ребенком на руках. Если бы не отец Софии, Виктор Михайлович, было бы страшно думать, что могло случиться. Мальчика хотели отдать в детский дом. София собрала справки, искала выходы из сложившейся ситуации. Она готова была сделать все что нужно, только чтобы Паша остался с ней. Но этого было мало...

  До сих пор она с ужасом вспоминала через, что ей пришлось пройти, но, слава богу, мир не без добрых людей. Ей помогли знакомые отца, и Паша остался с ней.

  И вот теперь спустя такой короткий срок относительного спокойствия, они остались вдвоем...

  - Мама! - закричал малыш, раскрывая объятия.

  Соня подхватила ребенка на руки и, чмокнув в щеку, шепнула на ухо 'Привет'.

  - Сонечка, ну что вы там застряли? - в коридоре показалась полная женщина и с мягкой улыбкой посмотрела на девушку. - Проходите скорее, а то еще Пашу простудишь.

  Девушка кивнула соседке и, спустив сына на пол, подтолкнула в сторону комнат. Сейчас все ее переживания остались глубоко внутри, но как только тетя Оля уйдет, а Паша ляжет спать, она снова будет плакать. И это не настрой на будущее, просто вот так смириться с потерей последнего близкого и родного человека очень сложно.

  Похороны отнимают слишком много нервов и сил, поэтому Соню нельзя ни в чем упрекать. Она сильная и должна справиться с проблемой.

* * *

  - Мама, а дедушка ушел насовсем? - уже укладываясь спать, спросил Паша.

  - Да малыш, но он всегда будет с нами. Вот здесь, - девушка приложила руку к груди и почувствовала, как сжимается сердце.

  - Я буду по нему скучать!

  - Я тоже малыш! - и по твоему папе и бабушке - про себя добавила она. - Теперь спи.

  Паша ничего не знал, что случилось с его отцом, да и как сейчас объяснить ребенку. Конечно, мальчик интересуется, где папа, но пока приходиться ловко уходить от ответов. Позже, когда он вырастет, Соня планирует рассказать Паше все. И надеется, что мальчик поймет, и не будет обвинять о том, что она так долго молчала. Сергей ее точно не осудит за вранье сыну, он его оберегал с самого рождения. И как никто другой понял бы зачем Соня так поступает. Он всегда ее понимал лучше нее самой.

  Выпив на кухне чай с мятой, Соня вышла на балкон и потянулась за сигаретами. Эта вредная привычка снова вернулась к ней, но, только вдыхая горький аромат табака, она немного приходила в себя. Словно никотин возвращал ее в прошлое, где все хорошо - где Сергей ворчал и уговаривал Софию бросить губить здоровье. Где в момент возвращения домой уже совершеннолетняя девушка пользовалась духами, чтобы перебить запах дыма. Где мама ругала отца за курение на кухне и плохой пример дочери.

  Но все это в прошлом и легкая дымка приятных воспоминаний развеялась с выдохом.

  Затушив бычок, вместе с мыслями о сладком прошлом, Соня направилась в ванную, где в ближайший час будет смывать свои слезы.

* * *

  Последующая неделя не принесла ничего нового. Голова болела от вечерних слез, которые не собирались, уходить и каждый вечер давали о себе знать. Даже сейчас ранним утром глаза начали щипать от поступающих новых потопов.

  'И так лицо больше на морду заплывшего алкоголика похоже, так еще хуже будет!' - буркнула в мыслях София и направилась в ванную. - 'Времени на слезы нет! Паша вчера сказал, что сегодня пойдет в садик, а значит и мне пора хоть как-то забыться!' Малышу остался последний месяц ходить в садик, а потом лето и школа. Понятно, почему он не хочет пропускать.

  Выйдя на кухню, София застала интересную картину - Паша открыл холодильник и с задумчивым видом рассуждал, что мама захочет на завтрак.

  - Йогурт? Нет, этот она не очень любит, а ее я съел вчера. Фрукты? Нет. О! Сосиски!

  Малыш вытащил продукт и повернулся к столу, при этом увидев Соню в дверном проеме.

  - Мама? А ты что так рано встала? Я тебе сюрприз не успел приготовить! - обиженно надул губы ребенок.

  - Ну, вообще-то готовить сюрпризы моя забота и только для тебя! - улыбнулась девушка заботе маленького сына.

  - Ну, так же нечестно! Почему ты радуешь всех, а тебя никто?

  Было удивительно, что маленький ребенок настолько четко обрисовал окружающий мир Сони. Девушка всегда старалась угодить всем, и это у нее получалось, словно она каким-то шестым чувством знала, что надо сказать или сделать. Только вот мало кто говорил ей хотя бы простое 'спасибо'.

  София улыбнулась мальчику и попросила его сесть за стол. Надо по-быстрому приготовить завтрак, а то есть большая вероятность опоздать на работу.

* * *

  Зеркальное отражение показывало молодую девушку. Нежные, даже какие-то детские черты лица, аккуратный носик, чуть вздернутый вверх, розовые четко вырисованные губы и темно-синие глаза в опушке длинных ресниц. Каштановые волосы, поднятые в высокий хвост, открывали симпатичное лицо.

  Нанеся на губы помаду и поправив деловой костюм, София растянула губы в улыбке и повернулась к сыну.

  - Пойдем?

  - Да! - с жаром выдал Паша и улыбнулся.

  Закрыв квартиру, они прошли к охраняемой стоянке на территории дома. Белая иномарка зазывно мигнула 'аварийкой'. Соня усадила сына, пристегнула его и только потом сама заняла место водителя.

  'Всегда не любила водить, а получилось что без этого никак в моей жизни!' - с грустью подумала она и завела машину.

  Автомобиль выехал с парковки и влился в поток таких же машин.

  Сейчас первым делом Соне надо завезти Пашу в садик, а уже потом можно будет думать о своей работе. Начальник вчера звонил с вопросом, когда она прибудет в офис, но София ничего не могла сказать, хотя уже решила что жить надо дальше без оглядок на прошлое.

* * *

  - София Викторовна, у вас точно все нормально? - обратился к Соне начальник отдела рекламы.

  - Да Валентин Николаевич, все хорошо.

  Валентин Николаевич был очень хорошим человеком. Пятьдесят лет не особо спокойной жизни отразились на нем только седыми волосами и мелкой паутинкой морщин. А в остальном этот человек мог дать фору любому молодому.

  И несмотря на то, что офис большой и в основном работники все молодые и неугомонные, он к каждому находил свой подход. На планерке влетало всем, он в каждом проекте мог найти что-то неправильное или не слишком хорошо сделанное, но если кто-то превзошел все его ожидания.... Хвалить мужчина тоже умел и даже любил.

  - Может тебе отпуск взять? С Пашкой куда-нибудь съездите, отдохнете?

  - Нет, мне сейчас работа очень нужна...

  - Соня, у вас, что с деньгами проблема? - перешел на 'ты' Валентин Николаевич.

  - Нет, что вы. Деньги есть. Просто мне сейчас никак нельзя расслабляться.

  Мужчина кивнул и, поднявшись из-за стола, подошел к стеллажу. Покопавшись в разноцветных папках, он вытащил самую толстую и протянул Соне.

  - Вот тут самый вредный клиент за всю историю нашего рекламного агентства. Он уже отверг пятерых наших сотрудников с макетами рекламы. Я уже не знаю что делать!? Заказ большой и просто необходим