Алена Любимова
Мистер совершенство


1

В жаркий июльский полдень в кафе фитнес-центра «Атлант» было почти пусто. Оно и понятно, кому охота при сорокаградусной жаре потеть на тренажерах, когда есть масса более приятных дел, которыми можно заняться в такую погоду.

Мы с Ларисой, моей закадычной подругой, облаченные в спортивные трико и кроссовки, сидели за крайним столиком в тени раскидистого фикуса и потягивали горячий зеленый чай, хотя честно сказать, с гораздо большим удовольствием оказались бы где-нибудь в другом месте, но работа есть работа: Лариса трудилась в фитнес-центре тренером по йоге, я — по аэробике. Собственно, поэтому мы и находились сейчас в этом кафе, в котором, кроме нас, оказалось еще несколько представительниц слабого пола и одна парочка — мужчина и женщина, которая сразу привлекла мое внимание благодаря тому, что казалась удивительно гармоничной и выглядела просто до неприличия счастливой. Мужчина потягивал апельсиновый сок через трубочку и шептал что-то на ушко своей прелестной спутнице, держа ее миниатюрную ручку в своей большой загорелой руке; она же не сводила с него восторженных глаз и, справедливости ради надо сказать, восторгаться было чем. Высокий красавец-атлет с широкими плечами и тонкой талией выглядел просто потрясающе.

Рассматривая парня поверх дымящейся чашки чая, я все думала, почему у одних детские мечты о прекрасном принце исполняются весьма своевременно и в полном объеме, а другие вынуждены ждать этого до пенсии.

— Нет, ну ты скажи, — повернулась я к Ларисе, когда устала смотреть на счастливые лица влюбленных, — где водятся такие божественные мужчины?

Лариса хмыкнула, отставила свою чашку и, повернувшись, проследила за моим взглядом.

— Ты имеешь в виду вон того парня? — спросила она, ткнув пальцем в сторону воркующей парочки.

Я кивнула и мечтательно вздохнула:

— Знаешь его?

— Такие парни водятся в хоккейной лиге. — Лариса пожала плечами и отвернулась. — Кстати, очень перспективный игрок.

— Так он хоккеист? — уныло протянула я, чувствуя укол разочарования. Мой принц из далекой детской мечты, кроме божественной внешности, непременно должен был быть обременен солидным состоянием. Хоккеист, пусть даже и очень перспективный, никак не мог занять вакантное место в моем сердце.

— Ага, — подтвердила она.

Я снова вздохнула и отвернулась.

— Нет, ну ты скажи, почему так? Как только красавец, так непременно какой-нибудь хоккеист или охранник, а как миллионер, так либо коротышка метр двадцать, либо урод. Несправедливо.

Глядя на мое расстроенное лицо, Лариса усмехнулась:

— Все надеешься поймать на крючок миллионера?

Я кивнула:

— Надеюсь.

— Думаешь, быть женой миллионера так уж сладко?

— Думаю, да, — откровенно призналась я.

— Мне почему-то кажется, что ты сильно ошибаешься.

Мне в ее голосе послышалось слишком явное неодобрение, которое тут же вывело меня из себя.

— А тебе-то откуда это знать? — фыркнула я. — Ты что, была замужем за миллионером?

— Нет, но… — начала она, но я бесцеремонно ее перебила:

— Тогда нечего и говорить. Да знаешь ли ты, почему сказка о Золушке до сих пор не утратила своей актуальности? Потому, что быть женами миллионеров чертовски приятно.

Лариса пожала плечами:

— И все-таки ты не права.

— Пусть, но я хочу в этом убедиться сама, — заупрямилась я.

Она усмехнулась и, отхлебнув немного чаю, спросила:

— Ну, и чем тебя так манят миллионеры?

— Шутишь, да? — снова фыркнула я, чуть не поперхнувшись. — Миллионеры — это путешествия, яхты, замки, виллы, драгоценности… — Я мечтательно вздохнула и потерла лоб: — Что там еще?

— Самолеты-вертолеты, — с сарказмом подсказала Лариса.

— Вот-вот, — кивнула я, не замечая ее тона. — И это далеко не полный список.

Лариса неодобрительно покачала головой, но не стала тратить время на нотации, за что я была ей ужасно благодарна, так как настроения выслушивать нравоучения, пусть даже от лучшей подруги, не имела.

— Если ты так жаждешь выйти замуж за миллионера, дерзай, — посоветовала она.

— Я бы с радостью, но где взять его? Если ты не знаешь, могу сообщить, что миллионеры вот так запросто на дорогах не валяются.

— На дорогах не валяются, — согласилась Лариса, — но в наш центр иногда захаживают. Что тебе стоит окрутить одного из них и быстренько выскочить замуж, это при твоей-то внешности?

— Нет, эти не годятся. Половина из них женаты, половина кретины, озабоченные только тем, как приумножить свое состояние, а я, знаешь ли, не желаю иметь дела ни с теми, ни с другими. Для меня семья — это святое.

— Все ясно, — хмыкнула Лариса. — Значит, тебе подавай миллионера, красавца, не кретина, озабоченного деньгами, неженатого, и вдобавок, чтобы не пил, не курил и цветы всегда дарил, так?

Я мечтательно закатила глаза и, кивнув, спросила:

— А так бывает?

— Нет, — безжалостно отрезала Лариса.

Мне ее категоричность ужасно не понравилась. Скривившись, я спросила:

— Слушай, но тебе-то откуда знать?

— Не строй из себя идиотку, — посоветовала подруга и вполне резонно заметила: — Ты прекрасно знаешь, что даже на солнце есть пятна, а тут речь идет всего лишь о мужчине, пусть даже и об очень богатом.

— Эх, — вздохнула я, в душе признавая Ларисину правоту, — но ведь в принципе возможно все.

— В принципе, да, — кивнула Лариса, допивая чай, — но не советую тебе особо рассчитывать на то, что когда-нибудь такой субъект повстречается на твоем пути. Иначе рискуешь прождать до пенсии.

— Тьфу, тьфу, тьфу, — сплюнула я через плечо и зло уставилась на Ларису. — Что я тебе плохого сделала?

— Ничего.

— Тогда не каркай.

— Я не каркаю, а предупреждаю, — сказала она и, немного помолчав, добавила: — Знаешь, я вообще не советовала бы тебе подходить к такому вопросу, как брак, слишком уж меркантильно.

Я возмущенно фыркнула:

— Меркантильно? Ты хочешь сказать, что я меркантильная особа, которую интересуют только деньги?

— Разве я так сказала?

— Сказала, можешь не сомневаться, — зло выдавила я. — Кстати, я ужасно обиделась.

— Извини, я не это имела в виду, — примирительно улыбнулась она.

— Ладно, — отмахнулась я, на самом деле ни капли не обидевшись на подругу, — проехали. Хотя, знаешь, где-то ты и права, деньги меня и в самом деле интересуют. Без них образ моего счастливого избранника получается каким-то неполным.

Лариса усмехнулась, посмотрела на часы, потом отодвинула пустую чашку и встала.

— Ладно, мне пора, у меня через десять минут тренировка. Группа, наверное, уже собралась.

— Иди, а я еще посижу немного, у меня занятие через полчаса.

— Посиди, посиди, — кивнула Лариса и направилась к выходу.

Я осталась за столиком, отвернувшись от широкой спины красавца-хоккеиста, который как-то сразу перестал меня интересовать, наверное, потому, что Лариса отчасти оказалась права. Я действительно была ужасно меркантильной особой, с самого детства меня не покидала уверенность, что я смогу влюбиться чистой искренней любовью только в человека, владеющего солидным капиталом, машинами, особняками, яхтами и другим добром, которое обычно прилагается к капиталу.

Повернувшись к окну, за которым вовсю жарило солнце, я мечтательно прикрыла глаза, пытаясь представить мужчину своей мечты. Конечно же, кроме того, что богат, он должен быть молод, красив, умен, обаятелен и щедр. Он должен осыпать меня подарками, носить на руках и выполнять все маленькие и большие прихоти.

Приоткрыв один глаз, я усмехнулась, представив, как вытянулось бы Ларисино лицо, если бы она вдруг подслушала мои мысли. Наверняка она искривила бы губы в скептической ухмылке, посоветовала бы мне обратиться к психиатру и еще заметила бы, что таких мужчин в природе вообще не бывает. Однако вопреки всему я была убеждена, что бывают, и, даже более того, именно такой мужчина однажды без памяти влюбится в меня. На меньшее я просто не согласна.

Отвернувшись от окна, я допила чай, решительно встала из-за стола и бодрой спортивной походкой направилась в гимнастический зал, где меньше чем через полчаса начиналось занятие по стэп-аэробике. До ее начала мне нужно было успеть проветрить зал, чтобы представительницы слабого пола, желающие уменьшить свою фигуру размера на три, не задохнулись от жары.


2

Вечером в половине седьмого, отработав тренировку, я вышла из фитнес-центра и натянула на нос темные очки, так как солнце все еще нещадно палило. В спортивной сумке с длинной ручкой лежала тренировочная форма. Я повесила сумку на плечо и взглянула на небо, на котором не было видно ни облачка.

— Господи, наверное, завтра будет еще жарче, — вслух подумала я, хотя жарче уже, казалось, некуда. Столбик термометра и так зашкаливал на солнце.

Я тяжело вздохнула. До отпуска еще оставался целый месяц, на протяжении которого нужно было проводить по две тренировки в день. И это при такой жаре, которая, по-моему, и не думала отступать. Перспектива, скажу вам, не слишком заманчивая.

Спустившись со ступенек, я нырнула в прохладу подземного перехода и через минуту оказалась перед торговым центром, расположенным на другой стороне улицы. Прямо передо мной весело брызгал водичкой фонтан. Я немного постояла, подставляя лицо холодным каплям, и двинулась дальше по улице к остановке маршрутного такси, содрогаясь от мысли о том, что сейчас придется влезть в переполненную маршрутку.

Решив немного срезать угол, я пересекла оживленную площадь перед торговым центром, вяло думая о том, что неплохо бы обзавестись машиной, непременно оснащенной кондиционером. Тогда путь до фитнес-центра и обратно мог стать гораздо более приятным. Тут же в уме я стала подсчитывать, сколько нужно провести тренировок, чтобы собрать деньги на авто, и не заметила, как наступила на детскую машинку, видимо, оброненную ребенком.

Нога поехала вперед. Пытаясь удержать равновесие, я расставила руки в стороны и стала размахивать ими, как ветряная мельница, в поисках опоры. Вторая нога, взметнулась в воздух, и я едва не шлепнулась на спину, но, вовремя вспомнив о своем героическом спортивном прошлом, подала корпус вперед и врезалась головой прямо в живот какому-то господину, который быстрым и уверенным шагом пересекал площадь перед фонтаном. Несмотря на жару, он был облачен в строгий черный костюм, белую рубаш