Алена Любимова
Зимний сон


1

Что такое одиночество и безответная любовь Маша Захарова знала не понаслышке. Каким-то совершенно непостижимым образом ее, законченную реалистку и, в общем-то, самодостаточную особу, угораздило влюбиться в собственного босса — владельца сети меховых магазинов, красавца Вадима Крикунова, который, судя по всему, даже не подозревал о ее существовании.

Нет, совершенно точно не подозревал. Его окружали блистательные красавицы с ногами от ушей, тонкими талиями и полными губами, как будто только что сошедшие с обложки журнала, место среди которых было для Маши заказано. Ей оставалось только тихонько вздыхать, глядя на его очередную пассию и ворочаться ночами в пустой холодной постели, предаваясь несбыточным мечтам о том, что когда-нибудь Вадим обратит на нее внимание и тогда все изменится.

Где-то в глубине души, Маша понимала, что это «когда-нибудь» не наступит никогда. Не настолько она была глупа, чтобы верить в чудо, однако ночь за ночью, лежа без сна, продолжала мечтать. Ей нравилось думать о том, что Вадим, бросив свою очередную длинноногую подружку, появится на ее пороге с букетом цветов, а она, Маша, расчувствовавшись, прямо с порога бросится в его объятия. Засыпала Маша обычно только после полуночи, и всегда ей неизменно снился Вадим.

Этой ночью Маша пролежала без сна почти до рассвета. Сон сморил ее только под утро, и, как результат, Маша проспала на работу. Собираясь впопыхах, она быстро оделась, схватила сумку и выскочила из квартиры, на ходу выуживая из кармана ключи от выдавшей виды «восьмерки», терпеливо ожидающей хозяйку у подъезда.

Спустя двадцать минут вдалеке показалась, сверкая неоном, огромная золоченая вывеска магазина «Меховая сказка». Маша притормозила на стоянке за углом и выскочила из машины, на ходу запахивая дубленку одной рукой, а другой одновременно пытаясь вынуть ключи из замка зажигания. Задача была нелегкой, но, кое-как справившись, она схватила сумку и помчалась к магазину, скользя по тонкому льду. Кружащиеся в воздухе снежинки падали за воротник и щекотали шею. Маша поморщилась и прибавила шаг.

Оказавшись у стеклянных дверей, она дернула на себя ручку и сразу попала в сказку, как и обещала вывеска. Внутри царило меховое великолепие: норка и енот, ласка и шиншилла, лиса и песец, чернобурка и колонок, морской котик и камышовый кот…

— Привет, Маша, — махнул ей рукой охранник — рослый детина по имени Игорек, и Маша кивнула в ответ.

Быстро пройдя в комнату для работников магазина, она разделась, пригладила руками мокрые волосы и через минуту уже стояла за прилавком, усиленно делая вид, что давным-давно трудится в поте лица.

Увидев Машу, девушка, которая до этого сидела в другом конце зала на огромном кожаном диване, встала и направилась к ней.

— Ты чего опаздываешь? — прошипела она, приблизившись.

— Проспала, — шепнула в ответ Маша, прикрыв рот рукой. О том, что проспала она по причине того, что всю ночь напролет мечтала о Вадиме, Маша предпочла умолчать.

— Давай включайся в работу. Максимум через полчаса от посетителей отбоя не будет.

Маша кивнула и поплелась вдоль стоек, расположенных в центре зала. Она должна была проверить, все ли в порядке с шубами, расправить их на вешалках. Одна шуба чуть съехала, и Маша почтительно вернула ее на плечики. Закончив осмотр, она встала за стойку и принялась терпеливо ждать.

Спустя несколько минут на двери звякнул колокольчик, и в магазин вошла первая посетительница. Девушки моментально натянули на лица приветливые улыбки. Через несколько минут вслед за первой посетительницей в магазин вошли еще две пары и мужчина средних лет, а уже через сорок минут огромный торговый зал был полон народу. Предпраздничная торговля шла довольно бойко. Рождественские скидки привлекали в магазин столько клиентов, что к концу дня вот уже целую неделю девушки-продавщицы просто валились с ног. Покупали все: норку в любом виде — стриженую, щипаную, эпилированную, тонированную, комбинированную с другими видами меха, лису, енота, камышового кота, окрашенного под леопарда, морских котиков и тюленей — словом все, что олицетворяет красоту, роскошь и позволяет женщинам выглядеть загадочными и обольстительными.

Около половины второго в магазине собралось столько народу, что позавидовала бы любая ярмарка. Девушки уже давно не успевали обслуживать всех покупателей. Поэтому к делу подключились две бухгалтерши и охранник, наперебой предлагая всем желающим померить мутоновую шубку или дубленку. В три часа дня Маша почувствовала, что сейчас просто свалится с ног. Благо толпа посетителей немного поредела, а через полчаса и вовсе испарилась. Зал опустел. Наступила небольшая передышка.

Маша села на стул и вытянула ноги.

— Господи, скорее бы конец рабочего дня. Ноги просто гудят, — пожаловалась она Тамаре.

Та согласно кивнула, отметив:

— Пока не закончится эта предпраздничная торговля, придется трудиться, как негры на плантации. Хотя и комиссионные получатся отличные. Так что грех жаловаться.

В знак согласия Маша молча кивнула. Тамара была права, за эту предновогоднюю неделю они заработают столько комиссионных, сколько не зарабатывают за два летних месяца.

— Господи, везет же тем дамочкам, которым мужики на Новый год дарят шубки по сорок тысяч баксов, — мечтательно вздохнула Тамара. — Где они их только достают?

— Кого — баксы? — уточнила Маша.

— Да нет, мужиков.

Этого Маша не знала. Именно поэтому хроническое одиночество уже стало нормой ее жизни.

— Вот ты бы, Машка, хотела, чтобы тебе кто-то подарил вон ту шубку из шиншиллы? — Тамара ткнула пальцем в одну из самых дорогих шуб.

— Окстись, — хмыкнула Маша. — Кто мне ее подарит?

— Ну, мало ли?

— Я бы, конечно, не отказалась, но только этого никогда не случится. Если я сама не сделаю себе подарка на Новый год, то никто этого не сделает за меня.

— У тебя есть лишние пятьдесят тысяч? — удивилась Тамара.

— Нет, конечно, — покачала головой Маша. — Я и не думаю про шиншиллу. Вот норка была бы в самый раз.

— Ах-ах, — комично покачала головой Тамара. — А что же вас шиншилла не устраивает, сеньорита?

— Мне просто некуда ее будет одевать, — пожала плечами Маша. — Не пойду же я, в конце концов, на работу в такой шикарной шубе.

— Это да, — согласилась подруга. — Хотя, знаешь, если у тебя появится такая шуба, необходимость работать отпадет сама собой.

Маша кивнула. Заболтавшись, она и не заметила, как дверь магазина открылась, и на пороге появился высокий темноволосый красавец в тонкой дубленке темно-шоколадного цвета и в джинсах. Его мужественное лицо имело правильные черты, а темно-шоколадные глаза в цвет дубленки горели изнутри огнем. Под руку красавец вел стройную нимфу, закутанную в шикарную шубу из чернобурки так, что наружу торчал только ее симпатичный маленький носик.

— Господи, везет же некоторым, — завистливо шепнула Тамара, и только после этого Маша обратила внимание на посетителей, которых в магазине «Меховая сказка» хорошо знали по той простой причине, что темноволосый красавец являлся не кем иным, а Вадимом Крикуновым — владельцем всего этого мехового великолепия. Девушка, которую он вел под руку, была Зубова Вика, преуспевающая фотомодель и по совместительству невеста Вадима.

Едва завидев пару, охранник вскочил с места и вытянулся по стойке «смирно». Тамара, лучезарно улыбаясь, пошла к ним навстречу, на ходу ощупывая глазами Викину шикарную шубу, стоящую не одну тысячу долларов.

— Добрый день, — приветливо поздоровалась она.

Вадим кивнул, а Вика даже не взглянула в ее сторону.

— Маргарита Васильевна у себя, — невозмутимо сообщила Тамара. Она уже давно привыкла к мехам богатых клиентов и ко всему относилась спокойно.

Маргаритой Васильевной звали директрису — гранд-даму гренадерского роста, которую за глаза все почтительно называли Мадам.

— Не нужно ее звать, — покачал головой Вадим. — Мы хотим посмотреть шубы.

— Вам нужна помощь? — поинтересовалась Тамара у Вики, которая старательно делала вид, что та невидима.

— Пока нет, — фыркнула она и принялась прогуливаться вдоль стоек с шубами.

Тамара пожала плечами и вернулась к Маше.

— Делает вид, что она, как минимум, английская королева, — шепнула она.

Маша безмолвно согласилась. Вика действительно вела себя слишком уж высокомерно. Высокомерие проскальзывало в каждом ее жесте и в каждом взгляде. Почему-то Маше было неприятно на нее смотреть. Особенно если учесть, что эта стервочка похитила сердце мужчины, которого Маша считала самым неотразимым из всех живущих на земле. В Вадиме Крикунове Маше нравилось все: его широкая мальчишеская улыбка, манера вести разговор, то, как он наклонял голову набок, слушая собеседника, его уверенность в себе и размашистая походка. Временами, думая о Вадиме, Маша ненавидела Вику, однако что поделаешь. Пока работала в «Меховой сказке» продавцом, она вынуждена была делать вид, что Викино высокомерие к ней лично не имеет никакого отношения, что отчасти так и было. Маша натянула на лицо дежурную улыбку и, немного помедлив, подошла к Вадиму, который удобно расположился на диване и закинул ногу на ногу.

— Вы ищете что-то определенное? — вежливо спросила она, разглядывая сверху вниз его красивое лицо, казавшееся озабоченным.

Он приоткрыл глаза и посмотрел на Машу.

— Что?

Машино сердце перевернулось в груди, а улыбка стала еще шире. Она незаметно вытерла о брюки мигом вспотевшие ладошки.

— Я спрашиваю, вы ищете что-то определенное? — повторила Маша, стушевавшись под его горящим взглядом. Этот взгляд часто снился ей по ночам, но, конечно же, об этом в «Меховой сказке» не знал никто.

— Вон она вам скажет.

Вадим равнодушно ткнул пальцем в Вику и, тут же утратив к Маше всяческий интерес, достал из кармана мобильный телефон и стал набирать номер.

— Все ясно, — кивнула Маша его затылку и пошла к Вике, справедливо поняв, что она была так же интересна Вадиму, как вешалка для шляп. — Я могу вам чем-то помочь? — вежливо спросила она, натянуто улыбаясь невесте Вадима.

— Мне нужно что-то простое и одновременно шикарное, — снизошла до ответа Вика, смерив Машу с головы до ног оценивающим взглядом и очевидно не узрев в ней соперницу.

— Норка, соболь, енот, песец, каракуль? — деловито поинтересовалась Маша.

— Нет, только не каракуль, — Вика скривила свой изящный маленький носик. — Пожалуй, норка.

Маша кивнула и, сделав знак Тамаре, быстро пошла к стойке с шубами. Выбрав несколько моделей, она вернулась к Вике, которая от нетерпения постукивала ножкой, обутой в стильный меховой сапожок.

— Вот отличная модель с капюшоном и под пояс. В ней будет очень удобно, и выглядит она довольно оригинально.

Вика даже бровью не повела.

— Дальше, — скомандовала она, не взглянув на предложенную Машей шубу.

— В этой модели необычный «угловой» подбор меха, — Маша протянула Вике следующую шубу. — Такой подбор создает эффект бархата и передает особую глубину и насыщенность цвета, — расхваливала она, искоса поглядывая на Вадима, который погрузился в чтение бумаг. Его, казалось, не волнует ничего: ни шубы, ни то, как они сидят на Вике, ни сама Вика.

— Примеряю. — Вика царственно кивнула и небрежным жестом бросила свою шубку на диван.

Облаченная в норку, девушка выглядела просто шикарно. Красивый темно-шоколадный цвет удачно гармонировал с ее темными с золотистым отливом волосами и светлыми глазами, а длина выгодно подчеркивала хрупкость фигуры. Маша вздохнула, мысленно сравнивая себя с самоуверенной красавицей Викой и отмечая, что сравнение это явно не в ее пользу.

— Просто великолепно, — честно сказала она.

Вика еще немного покрутилась перед зеркалом и сняла шубу.

— Что еще?

Маша невозмутимо протянула Вике очередную шубу, предусмотрительно выбирая только самые дорогие модели. Та послушно облачилась в меха.

— Чудесно. Просто потрясающе.

— Вам очень идет, — улыбнулась Маша.

— Да, шуба отличная. — Вика еще немного покрутилась перед зеркалом и сняла ее. — Хочу померить что-то еще.

Маша кивнула и послушно протянула девушке шубу великолепного иссиня-черного цвета, которую предварительно выбрала Тамара.

— Великолепно, — сухо похвалила Вика и повертелась перед зеркалом.

Пока она облачалась в меха, в магазин вошли еще две женщины и принялись примерять дуб