Джен Алессандр

Он невероятен!


Предсказуемая жизнь, рамки приличий и высокий титул мужа. Вот и вся радужная перспектива, открывающаяся перед девушкой, которая всей своей душой ненавидела это наперёд расписанное будущее.

Чудом сохранённая репутация, горечь от предательства и тайна, которую она должна хранить до конца своих дней – вот, что стало реальностью для той, что когда-то желала пойти против устоев и сбежать, связав свою жизнь с мужчиной, который влёк её подобно губительному пламени огня.

Казалось, всё позади. По крайней мере, она искренне так думала. Пока не столкнулась со своим прошлым в его лице – порочным, прекрасным и ненавистным.


Молва за нами парами следует словно тень


Чужие люди учат нас, кто мы и как нам жить


А я любить посмела без памяти, как в последний день


И не понять тем людям во веки моей души...

Виа гра «Алло, мам!»


Пролог

Лондон. 1821 год.

Ночи никогда не бывают спокойными. Возможно, для кого-то. Но не для неё. Как ни прискорбно, но ночью все то, что мы пытаемся прятать глубоко внутри, освобождается. А её ошибки слишком непоправимы, чтобы забыть о них в тот же час, как они были совершены.

Кэйт села в постели, тяжело дыша. В её ушах, несмотря на глухую ночную тишину, всё ещё звенел детский плач. Грудь сдавило, с губ помимо воли сорвался всхлип. На мгновение она почувствовала почти физическую боль. Наверное, это никогда не закончится и будет преследовать её вечно. Так, по крайней мере, ей не удастся забыть, что глупости тоже имеют последствия.

Девушка глубоко вдохнула и, не зная, сможет ли спать дальше, откинула одеяло и встала с огромной кровати. В комнате было прохладно, но Кэйт этого совсем не ощущала. Подойдя к окну, она отодвинула тяжелые бархатные шторы и взглянула в окно.

В предрассветные часы Лондон был прекрасен. Время перед рассветом было её любимым. В такие часы она слишком часто не могла заснуть прежде, сходя с ума от счастья, понятного лишь влюбленной душе. Этот короткий отрезок был наполнен всем светлым и чистым, что было в её жизни за прошедшие двадцать лет. И с тех пор она желала помнить лишь ощущение безмятежного счастья.

Только его и не более.

Хотя, возможно, было бы лучше, если бы ей просто нечего было вспоминать. Если бы всё закончилось иначе или не началось вообще. Если бы однажды она не рискнула слишком многим, а её идиотское глупое сердце не велело ей не бояться. Да. Вот тогда, наверняка, пустота внутри была бы ничем другим как иллюзией, выдумкой её мозга. И даже, может быть, ей улыбнулось бы счастье. То самое, которое она решила искать в нём. Тогда она понятия не имела, что такое счастье.

Кэтрин скользнула взглядом по пустынной улице. Скоро наступит новый день, а вместе с ним то, чего она так долго ждала – свободы от родителей. Точнее, ещё одного шага к ней. Пожалуй, сейчас не было ничего другого, чего бы Кэйт жаждала так сильно. За прошедший год её отношения с родными окончательно испортились, но она и не пыталась что-то изменить. Это они были должны ей, не она. И все они об этом знали. Так зачем же таить тот факт, что заверения вроде «мы пытаемся тебе помочь» совсем её не обманули. И отец, и мать отлично понимали: то, что они сделали, ей не помогло. Но она уже выучила этот урок. Так что больше никакой надежды на помощь со стороны. Хватит. Она будет сама себе хозяйкой, и возможно, ей ещё удастся исправить сделанное.

- Не хочу об этом размышлять! – еле слышно прошептала Кэйт сама себе, и, закрыв штору, направилась обратно в постель. Закрывая глаза, девушка думала о том, что скоро всё наладиться и что её надежды наконец-то сбудутся.

Как жаль, что нашим надеждам так часто не суждено осуществиться.


***

Вена. Лето 1819 года.

- Мисс Тайлинг, прошу,- молодой офицер протянул ей руку, затянутую в перчатку, намереваясь сопроводить в центр зала для танца, который вот-вот должен был начаться. Кэтрин кивнула, соглашаясь, и, обернувшись, послала одну из самых своих заговорческих улыбок, стоящей рядом Лине Роуз – её самой близкой подруге.

- Не скучайте, дорогая Лина. Вечер в самом разгаре,- тихо произнесла девушка, прежде чем удалиться.

Вечер и в самом деле достиг своей середины. Часы неустанно отсчитывали время до той минуты, когда веселью придет конец, но пока… Ах, Вена! Кажется, она кружит ей голову ничуть не хуже, чем здешние обаятельные кавалеры. Такие милые. Такие галантные. Такие одноликие. Похоже, идея матушки отправить её в короткое турне по Европе, дабы она смогла дать окончательный ответ при выборе будущего супруга, с треском провалилась. Теперь ей будет ещё сложнее назвать имя. Одно из сотни тех, кто сделал ей предложение в самом конце сезона. «Чего ты ждешь, Кэйт?»- вопрошала её мать, испытующе смотря на неё. «Твой успех в свете нельзя отрицать. Чего же более?» А и правда. Чего ещё желать? Очередной сезон не принесет ничего нового. А время идет. Так кого же выбрать? Лорда Айсборо? Виконта Луассо? Или, может быть, милого мистера Чэйнинга? Он уж точно будет носить её на руках. А она – вить из него веревки. Такая мысль позабавила Кэтрин. Её губы дрогнули в улыбке.

- Я сказал что-то смешное?- молодой офицер кинул на неё любопытный взгляд, чем заставил Кэйт вернуться на землю. Вена. Бал. Тоска.

- Нет. Ну что вы! Просто я подумала, как было здорово, если бы наш танец продлился ещё немного.

Ложь чистой воды, но кажется бедняга купился. Просто удивительно как в подобную чушь ещё кто-то верит. Кинув осторожный взгляд по сторонам, Кэтрин поняла, что действительно что-то пропустила. В зале поднялся легкий шум от перешептывания гостей. Девушка слегка приподняла бровь в удивлении. Что так взволновало сливки общества? Неужели…

- Кто это такой?- донесся до неё шепот.

Даже при всем своем желании она бы не смогла услышать ответа на вопрос. Чей-то смешок заглушил его. Шум всё нарастал.

- Что происходит?- Кэйт подняла глаза на своего спутника, ничего не понимая, и им пришло остановиться, так как пары, сбиваясь, просто начали наталкиваться друг на друга.

- Не знаю, мисс Тайлинг. Но сейчас попытаюсь разузнать.

Юноша сопроводил её обратно к только что вернувшейся Лине и исчез в толпе.

- Какого черта здесь твориться?- произнесла Кэйт так, чтобы подруга услышала её сквозь шум.

- Не знаю. Но мне кажется, вон тот мужчина вполне может быть виновником происшедшего,- Кэт взглянула в указанном направлении и приподняла бровь. Мужчина? И только? Весь этот шум из-за появления какого-то аристократа?

- Неслыханная дерзость,- какие-то дамы, остановившиеся позади подруг, похоже, горячо обсуждали последние новости.

- Вполне в его стиле,- добавила одна из незнакомок. – И ради Бога, разве кого-то волнует, виноват ли он? Девицы как сходили от него с ума, так и сходят.

- Причем некоторые, в прямом смысле этого слова.

- Джулия и до знакомства с ним особо здравым умом не отличалась.

- Возможно, то, что говорят о нем, правда?- предположила вторая.

- Как вам не стыдно! Даже думать о подобных вещах не желаю.

- Ну, конечно. Легко говорить, когда ваш муж вполне способен не превращать то, что происходит в спальне, в фарс. А вот я бы была вполне согласна даже умом тронуться, если это последует за тем, что он вытворяет в постели.

- Кто этот человек такой? И что такого он вытворяет в постели?- Лина скорее прочитала по губам, чем услышала вопрос Кэтрин.

- Понятия не имею, но он уж точно не тот, с кем твоя мать захотела бы тебя видеть. Так, что, думаю, нам пора. Не хватало ещё, чтобы мои родители застали нас посреди скандального события.

- Но мы же ничего не делали! К тому же твой отец разрешил нам пробыть на балу ещё немного под присмотром леди Фэйерли.

Лина кинула на неё скептический взгляд.

- Ты серьёзно, Кэт? Леди Фэйерли, если мне не изменяет память, покинула бальный зал ещё около пятнадцати минут назад, со своим последним увлечением. Она самая неподходящая кандидатура на роль дуэньи, и, наверное, только мой отец об этом не знает. Поехали.

- Почему ты такая правильная, милая Лина?- еле слышно прошипела Кэтрин, тем не менее, послушно направляясь вслед за девушкой к хозяевам, дабы выразить им свою признательность и уехать.

- Ну, не знаю. Возможно, потому что любая ерунда, связанная со скандалом не обрадует родителей Эндрю? Я не хочу рисковать.

Кэтрин против воли подняла глаза к небу

- О, ради Бога!

Она первая вышла в холл и приказала подать карету, дожидаясь Лины, которую задержали гостеприимные хозяева. Возможно, она что-то узнает о человеке, поднявшем такую шумиху. Хотя, конечно же, вряд ли.

Через пару минут слуга сообщил, что карета подана, а Лины всё ещё не было. Начиная чувствовать раздражение, девушка решила подождать её уже в карете. Попросив слугу передать короткое послание подруге, она направилась на улицу.

- Что за идиотский вечер…- еле слышно прошептала Кэйт и, не успев закончить мысль, в кого-то врезалась.

- Простите ради Бога. Я не видел, как вы спускались.

- Нет. Это всё я. Я просто…- девушка подняла глаза, пытаясь подыскать подходящее оправдание, и замерла на полуслове. Пожалуй, вечер мог быть реабилитирован прямо на глазах. Кэтрин усилено пыталась сказать хоть что-то, но слова разлетелись в разные уголки Вселенной и она, как назло, не могла – просто не могла – заставить себя опустить взгляд. Какая грубость!

Неверно истолковав её молчание, незнакомец криво улыбнулся.

- Вы тоже верите в ту ерунду, которую услышали обо мне?

- А я уже слышала о вас?- еле заметно улыбаясь, наконец, поинтересовалась Кэйт.

- Скорее всего, да. В то время как я почему-то совершенно ничего не знаю о вас. И это моя прискорбная ошибка,- мужчина улыбнулся. И в сердце Кэтрин закралось страшное подозрение, что он вполне может быть её погибелью в человеческом обличье. Темные серые глаза скрывали так много, но его улыбка манила и…

- Возможно, вы правы, лорд…

- Левидж. Джейсон Левидж. К вашим услугам, прекрасная леди.


1 глава

Казалось, поездка будет длиться вечно. Пейзажи за окном сменяли друг друга и исчезали вновь и вновь. Так что спустя час езды вид за окном наскучил Кэйт, и она, не в силах больше смотреть на постоянно меняющуюся картину, отвернулась и взглянула на компаньонку, сидевшую напротив.

- Как я выгляжу?- вопрос разорвал тишину в экипаже и заставил Лину приоткрыть глаза. Она была рада, что Кэтрин всё же решила начать разговор, поскольку самой Лине уже порядком осточертело пытаться делать вид, что она дремлет.

- Рафаэль будет в восторге, ты же знаешь,- девушка улыбнулась и кинула на подругу насмешливый взгляд, прекрасно понимая, что вопрос был задан больше для вида, чем для дела.

И это на самом деле было так. Кэйт прекрасно сознавала, что сегодня она выглядела как никогда хорошо, и ей не нужны были чьи-либо подтверждения для сознания этого. Просто она ненавидела ожидание, и эти последние короткие часы, которые отделяли её от приближения желаемого, казалось, могли свести с ума.

- Волнуешься?- вопрос Лины застал её врасплох, поэтому она лишь отвернулась и пожала плечами.

- То, что я чувствую не похоже на волнение.

- Нет? Тогда на что же?

- Скорее, на нетерпение. О, ради Бога! Я уже просто не могу ждать! Мы не можем ехать быстрее?

- Боюсь, пока ты не раздобудешь для нашей упряжки парочку Пегасов, то ничего не измениться. Я знаю, что это большой секрет, но всё же расскажу тебе: обыкновенные лошади не умеют летать.

Губы Кэйт дрогнули в улыбке и она, не удержавшись, ответила:

- Неправда. Просто всё зависит от фантазии. Леди Альдерсон живое тому подтверждение.

Девушки прыснули, вспомнив о незаурядной молодой аристократке, чье имя облетело уста всех лондонцев в связи с громким скандалом, произошедшим совсем недавно.

- Только не говори, что поддерживаешь её.

- Отнюдь, нет. Но её равнодушию к мнению света можно лишь позавидовать. Мне бы стоило взять с неё пример.

Лина вздохнула и дотянулась рукой до руки подруги.

- Кэйт, это было не в твоих силах.

- Точнее родители очень настырно меня в этом убеждали.

- Для тебя закрылись бы все двери.

- Я бы от такого не отказалась, знаешь ли.

- Кэйт, ты должна смириться с этим. По крайней мере, пока. Черт! Не нужно сейчас ворошить прошлое... Ведь прошел уже почти год.

- Ты говоришь прямо как они,- сквозь сухость в голосе девушки на мгновение пробилась горечь. Но когда она подняла глаза на Лину, во взгляде был только холод. – Иногда мне кажется, что ты не моя подруга.

- Не говори так, Кэт…

- Тогда и ты мне не говори, что я должна забыть! Мне не следовала вас слушать, мне не следовало вас слышать! Но я была слишком глупа, чтобы понять, что вы никогда не встанете на мою сторону. Я знаю, Лина, что ты пыталась мне помочь. Но от этого мои кошмары по ночам не прекращаются и от осознания того, что прошел год, я лишь понимаю, что, когда я его найду, он не вспомнит меня.

На губах Кэйт появилась слабая улыбка.

- Но я всё равно отыщу его. В роли жены Рэйфа это будет сделать несколько легче.

- Он знает?

- Нет. И никогда не узнает. Мы останемся верны легенде.

- Я очень надеюсь, что твой план увенчается успехом.

- Ещё бы. Сейчас мне весь мир по зубам! - Кэтрин сверкнула улыбкой, напомнив Лине подругу такой, какой она была в свои восемнадцать: слишком взбалмошная, неосторожная и нетерпящая отказов. Мужчины были очарованы чертенком, прячущимся за хорошими манерами, она не знала, что такое слово «нет», поскольку её желания исполнялись, едва успев сформироваться. Но всё изменилось, когда сезон подошел к концу, и она должна была сделать выбор. Десятки брачных предложений, из которых принять возможно лишь одно. Уезжая в короткое путешествие в Европу на лето, Кэйт пообещала всё обдумать и по возвращении объявить имя счастливца. Но оно так и не прозвучало. Началом конца стал тот вечер, когда Кэтрин ворвалась в комнату подруги и произнесла лишь два коротких слова «Он невероятен!». Вместе с их произношением было забыто всё: обещания, поклонники, обязанности и даже правила. В таких отношениях не могло быть никаких границ. И, как оказалось намного позже, их и не было.


***

- Как же я рад, что ты, наконец, приехала!- подавая руку, чтобы помочь ей спуститься произнес Рафаэль де Кристенс. Едва Кэйт успела ступить на землю, как он потянул её к себе и, не обращая внимания на слуг, заключил девушку в объятия.

- Ты такой взволнованный. Что случилось?- отрываясь от губ мужчины, прошептала Кэтрин, вглядываясь в знакомые черты.

- Леди Кентвин,- Рэйф перевел взгляд на выходящую из экипажа девушку и с улыбкой кивнул ей в знак приветствия, прежде чем ответить Кэтрин.

- Сделаю вид, что ничего такого не видела,- улыбнулась в ответ Лина, имея в виду неподобающее для высшего круга проявление эмоций. – Я буду ждать вас в доме. Рафаэль, я надеюсь на вашу порядочность!- нарочито строгим тоном произнесла девушка, и чинно прошла мимо безуспешно пытаясь удержать расплывающиеся в улыбке губы.

Провожая подругу взглядом, Кэтрин снова взглянула на Рэйфа:

- Так что же так взволновало моего невозмутимого лорда?

- Всё складывается даже лучше, чем я предполагал,- тихо произнес Рэйф, всматриваясь в синие глаза девушки. – Честно говоря, я не знал, сможет ли этот человек приехать, поэтому ничего тебе и не говорил, но.. Кэйт, дорогая, я очень