Идеальный треугольник

Часть первая

   ПРОЛОГ

   -Больше нет смысла молчать. Пора взглянуть правде в глаза... Мы вымираем.

   Зал загудел словно разбуженый улей, так неожиданно прозвучало то, что скрывалось как постыдная тайна. Что и говорить, каждый из присутствующих на совете в глубине души давно уже знал это, но вряд ли кто из них рискнул бы вот так открыто сказать об этом. Никто, кроме Элем Тер-на-Лор - Верховной Матери Высшего Дома Арменеи, являющейся высшим органом законодательной власти на этой планете, умирающей вместе со своими детьми. Да, она одна могла заявить это вот так на всеобщем совете, где собрались представители последних трехсот шестнадцати Домов, и не бояться, что ее слова воспримут как кощунство.

   Элем вздохнула, обводя присутствующих тяжелым взглядом. У нее было такое чувство, словно она стоит на краю бездны, и один единственный неверный шаг будет стоить жизни не только ей, но и всему ее народу.

   Огромный церемониальный зал с уходящими ввысь стрельчатыми окнами и прозрачным куполообразным потолком заливало оранжевым светом угасающего Шиона. Крошечный карлик, бывший когда-то прекрасным светилом, уже не мог согреть своих детей так, как прежде. И больше некому было подпитать его благословенной энергией, таящейся в глубинах этой планеты. Эта животворящая сила бурлила в жилах Арменеи, требуя выхода, но жалкие остатки некогда многочисленных леру больше не справлялись с ее количеством. Все живое страдало от этого перенапряжения, но некому было направить эту энергию туда, где она была жизненно необходима. И потому Шион умирал от ее недостатка, а Арменею, наоборот, разрывал на части ее избыток. И сейчас красно-оранжевый свет Шиона пронизывал главный зал Высшего Дома, где по призыву своей повелительницы собрались Старшие Матери последних трехсот шестнадцати Домов вместе со своими лерами - жалкая кучка вместо тысяч благословенных Домов прошлого. Всего тысяча семьсот двадцать шесть леру на всю планету... Учитывая сотни тысяч потерявших надежду рейвов, которым никогда не суждено обрести свою лерен и познать счастье Слияния.

   Облаченные в цвета своих Домов, Матери и их леры в тревожном ожидании замерли в отведенных им ложах. Сотни пустующих мест молчаливо кричали о том, что Высшая Мать права. Когда-то этот огромный амфитеатр вмещал в себя представителей трех тысяч Домов, но вследствии сокращения членов совета, ложи закрывались, амфитеатр перестраивался и уменьшался, пока не сократился до зала на тысячу лож, но сейчас почти две трети из них уже опустели, говоря о том, что их хозяева исчезли вместе со своими Домами. Глядя на них Элем подумала, что в будущем, возможно, придется вновь перестраивать зал, сокращая ложи, но это только если ее затея окажется безнадежной. У нее была маленькая надежда на то, что Великая Мать пожалеет своих детей и даст им возможность возродить исчезнувшие Дома

   - Вы все знаете от чего страдают наши Дома. Мы слишком яростно бились за то, чтобы стать бессмертными, но при этом забыли, что природа не терпит вмешательства в свои законы. У нас больше нет ни болезней, ни старости, мы проживаем тысячи циклов... Точнее мы так думали.Как оказалось наша жизнь не бесконечна. Шесть тысяч циклов ее предел. Но Великая Мать посчитала, что даже такой срок нужно уравновесить чем-то равноценным, и ее выбор пал на самое святое, что может быть у разумных существ... Она выбрала наших детей.

   Да, теперь они жадно внимали каждому ее слову, точно ждали, что она вот-вот обьявит панацею. Хотя, возможно, что некоторая информация просочилась. Что ж, Элем не собиралась их разочаровывать. Она перевела взгляд на небольшой отряд воинов, разместившихся в тени стены, подальше от Матерей и их леров. Их затянутые в черное фигуры буквально сливались с тенью, не позволяя рассмотреть себя, но Элем точно знала что среди них находится один из ее рейва. Старший из ее близнецов, ее темный Дарион. Она чувствовала тепло его присутствия и это тепло отдавало горечью. Пока ее рейв не обрел свою лерен и не стал полноценным лером, она так и будет чувствовать эту связь, дающую ее детям силы жить. Великая Мать наверняка долго смеялась, выбирая наказание своим строптивым детям, впавшим в гордыню и решившим, что могут по-своему перекраивать законы мироздания.

   -Наказание за ошибки предков легло на плечи последующих поколений. Мы больше не рожаем детей так, как прежде. Только истинные леру могут получить потомство и всегда первым идет рейв из двух близнецов. И не всем истинным везет зачать во второй раз. Мы больше не рожаем дочерей. А ведь именно вторая беременность может подарить своей матери дочь. Но мы утратили эту привилегию почти пятсот циклов назад, за это время ни в одном Доме не родилось дочери...

   О да, это было сложно не только сказать, но и принять. Собравшиеся на совет Матери сидели молчаливы и бледны. Что и говорить, благословен тот Дом, в котором есть дочь, будущая лерен, основательница нового леру. Но похоже, что таких уже не осталось. Как правильно заметила Старшая Мать, последняя из дочерей появилась именно пятсот циклов назад в Шестом Доме, и после этого ни один Дом не мог похвастать подобным чудом.

   -Вот уже более десяти тысяч циклов мы ищем во всей вселенной расы, подобные нашей. Еще наши предки открыли около двух десятков обитаемых планет и основали Великий Альянс. На сегодняшний момент нам известно семь разумных рас и пять из них генетически совместимы с нами. Но сознание их женщин настолько отлично от нашего, что не дает нашим рейвам ни малейшего шанса на слияние. Многие из наших

   сыновей вступают в физический контакт с гаранками и эронийками, но этим они только разбивают свой рейв, обрекая себя на еще большие муки. И мы, их матери, страдаем вместе с ними.

   И это тоже было той постыдной истиной, которую так хотелось забыть. Ложиться с женщиной чужой расы, не способной принять слияние, развалить свой рейв и навсегда утратить призрачный шанс найти свою лерен? Что может быть страшнее для арменейца? Да, женщины других планет красивы и умны, но они не дают силы сыновьям Арменеи, наоборот, они забирают их энергию, высасывают ее по капле с каждым новым контактом, потому что они не могут принять полноценный рейв и не могут стать проводником животворящей силы. Каждая из них предназначена только одному мужчине, чтобы создать пару, а вот на Арменее Великая Мать решила поэкспериментировать.Единственная раса в известной вселенной, где женщина выбирает не одного мужчину, а сразу двух - рейв-близнецов, и иначе для них невозможно. И только найдя свою лерен, свою женщину, рейв познает истинное слияние, когда соединяются не только тела, но и сознания, и души, и тогда ментальная связь между матерью и рейвом рвется, чтобы вновь восстановиться, но уже с лерен. И новосозданное леру становится проводником животворящей энергии планеты: при каждом новом слиянии лер получает ее через свою лерен и способен преобразовывать ее и направлять туда, где она необходима. Так они испокон веков поддерживали свое светило и жизнь на планете.

   И вот теперь настали времена, когда сыновья Арменеи покидают ее, не найдя свою истинную, уходят на чужие планеты к чужим женщинам, чтобы прожить там короткую жизнь в несколько циклов, полную неудовлетворенности и боли, и в конце концов умереть от энергетического истощения. Но им кажется, что это лучше, чем влачить одинокое существование рейва на протяжении шести тысяч циклов. Правда они забывают о том, что остаются связанными со своими матерями до самого конца и те вынуждены чувствовать боль своих детей, только вот помочь им уже ничем не могут: чужая женщина с первого раза и навсегда блокирует тот энергетический канал, благодаря которому мать питает свой рейв, но она не может оборвать ментальную и эмоциональную связь, заставляя очередную женщину на далекой Арменее умирать вместе со своим разбитым рейвом.Элем знала, что каждая из присутствующих Матерей сейчас вспоминает, сколько рейвов в их Домах вот так бесславно погибли, и сколько из них распадется в ближайшее время. Ее собственный рейв распался по глупости Дариона почти сто циклов назад. Красноволосая дочь Гары оказалась для него непосильным искушением, а потом и второй близнец, светлый Рениен, кинулся в обьятия ее подруги. Но если на Арменее леру создается раз и навсегда, то Гара дает своим детям бесчисленное количество шансов начать все с начала с новым партнером. Надо ли удивляться, что уже через пару циклов их ветренные подруги предпочли им мужчин своей расы? А разбитый рейв больше не мог существовать как единое целое и уже не имел шанса найти свою лерен. Да если бы даже она прошла у них перед носом, они бы ее просто не почувствовали!

   Но Дариону хватило ума осознать всю опасность создавшейся ситуации. Да, ему и его брату, как и всякому здоровому мужчине, время от времени требовалась женщина, но они умудрились свести до минимума подобные контакты. Он не собирался убивать свою мать собственной похотью и не мог позволить сделать это брату. И сейчас он присутствовал на совете как молчаливое напоминание о бессилии Арменеи, не способной больше удовлетворять нужды своих сыновей. Но в темных глазах его горела слабая искорка надежды, возникшая там благодаря младшему брату и его открытию.

   - Но я собрала вас не для того, чтобы бередить наши раны,- продолжала Элем. Ее нервное напряжение в этот момент было столь велико, что кровь отхлынула со щек, сделав их мертвенно-бледными, а пальцы с неимоверной силой вцепились в подлокотники кресла, на котором она сидела.- Сегодня у нас появилась призрачная надежда попробовать все исправить. Шанс, конечно, один на миллион, но это лучше чем ничего.

   Люди в зале заволновались. Один на миллион? Да это больше, чем каждый из них мог мечтать! Практически каждый из них в глубине души уже признал свое поражение и оставил всякую надежду остановить вымирание, и тут Верховная Мать говорит, что есть Шанс! Это ли не повод воспрянуть духом?!

   Глубоко вдохнув, Элем словно с разбегу кинулась в пропасть:

   -Каждый из вас знает о проекте "Возрождение". Несколько дней назад он был закончен и преобразователь транс-материи сегодня установили на военный крейсер класса ННТ-4, которым командует мой старший сын Дарион Тер-на-Лор,- да, именно так, она больше не могла называть своего сына рейвом, потому что он больше не существовал как рейв, и осознание этого заставило Дариона дернуться как от удара.- Эта установка единственная в своем роде. Мой сын Рениен работал над ней в течении последних пяти циклов и ему удалось добиться беспрецедентного результата. И хотя установка была испытана только в лабораторных условиях, наши разработчики убедили меня в том, что она готова к полевым испытаниям. Я доверяю своему сыну и прошу вас сделать то же самое. К сожалению у нас не осталось времени на эксперименты с преобразователем. Установка опытная, но ее работу гарантировал сам Тарней Ти-ан-Арн. Думаю, что у нас нет причин не доверять его высокородному мнению.Имя знаменитого ученого и главы совета Дома Знаний прозвучало как печать, заверяющая подлинность ее слов. Этот мужчина был непререкаемым авторитетом в сфере новых технологий, завязанных на энергии Арменеи. И пусть сам он являлся лером всего лишь Сто пятого Дома - и даже не Старшим - это ничуть не умаляло ни его заслуг, ни уважения, которое они вызывали.

   -Сейчас мой сын присутствует здесь вместе со своей командой. Завтра они отправятся на край известного нам космоса, где ткань мироздания тонка и где мы тысячу циклов назад обнаружили блуждающие тоннели, соединяющие разные плоскости вселенной. Благодаря преобразователю транс-материи есть шанс стабилизировать один из таких туннелей и пройти в другую реальность. И в той реальности, наверняка, есть планета, подобная Арменее, и раса, подобная нам. Конечно, то, что я сейчас вам сказала, больше похоже на сказку, но я не хочу терять надежду, ведь без нее нам не останется ничего, кроме как покорно ждать заката своей расы. И именно поэтому я хочу провести над своим сыном Дарионом обряд Слияния. Я начну его здесь и сейчас, но закончит он его когда встретит свою лерен!

   Это было подобно грому среди ясного неба! Элем буквально всей кожей ощутила темный огонь, вспыхнувший в глазах Дариона после ее слов. Остальные восприняли их как символ веры, ведь если Старша Мать собирается проводить обряд Слияния, значит ее вера в успех миссии непоколебима, а значит и всем остальным следует поддерживать эту веру, делая ее единственно необходимой для своих Домов.

   Но сам Дарион не был так уверен. Для него эта экспидиция была скорее средством забыться, а еще он надеялся, что пройдя сквозь туннель транс-материи в иную реальность, он сможет разорвать эту связь, которая душит сейчас его мать. И если у него получится это сделать, то мужчины Арменеи получат шанс создать пары с женщинами других планет. В такой исход он верил больше.

   - Дарион Тер-на-Лор! Подойди и опустись на колени,- произнесла Верховная Мать, держа в руках ритуальный жезл, в котором сейчас была сосредоточена самая суть животворящей энергии Арменеи. И когда ее сын с почтением выполнил приказ, она коснулась жезлом сначала его лба, потом груди, где сердце замерло, пропустив один удар, а затем зашлось в судорожном ритме, словно мечтая вырваться на волю. Горячая энергия заструилась в жилах Дариона словно взрывоопасная смесь. Казалось, поднеси спичку - и он вспыхнет как факел. Энергия бурлила в нем, требуя выхода, но он, стиснув зубы, медленно укращал ее, собирая в глубине своего естества в маленький прозрачный шар, созданный силой разума, где она будет томиться, пока он не встретит свою истинную, и тогда эта огненная лава в крови сделает их одним целым. Но если он ошибется в выборе, дар Арменеи даст ему почти мгновенную смерть, ведь обряд Слияния уже начался, а Великая Мать не прощает измены.

   -Встань, сын мой! Да благославит тебя Великая Мать на создание леру.

   И уже тише, так чтоб слышал только он, она шепнула со слезами в голосе:

   - Как бы я хотела сказать " Нарекаю рейв Тер-на-Лор истинным лером", но без лерен это просто невозможно.Иди, мой мальчик, и найди ее. Я буду молиться за тебя. Он почтительно поцеловал подол ее ритуального платья, затем коснулся губами ее узкой ладони с длинными изящными пальцами, увенчанными перстнями. Пальцы дрогнули под его губами в молчаливом жесте поддержки. Он встал и в прощальном поклоне склонил голову перед остальными Матерями. Теперь он был готов исполнить свое предназначение.

   ****

   Той ночью мне плохо спалось. Какое-то смутное беспокойство не давало расслабиться. Я буквально извертелась вся, пытаясь улечься поудобнее. Часы на кухне пропикали два часа ночи, когда я , наконец, забылась чутким тревожным сном.

   Проснулась я резко, как от толчка. Не знаю, сколько прошло времени - вокруг царила полная темнота. Дернулась на кровати, пытаясь сесть, и тут же поняла, что не могу шевельнуть и пальцем!

   Странное оцепенение охватило меня с головы до кончиков ног. В голове сиреной взвыл инстинкт самосохранения, но издать я смогла только слабый писк. Я вдруг ясно поняла, что в этой темноте, рядом со мной, есть что-то ещё. Что-то плохое, что движется в мою сто