Алина Кускова
Катилось колечко на снежное крылечко

— Нет! — согласилась она.

Образец женской логики


Глава 1
Наташа в пролете

Декабрь выдался холодный и промозглый, словно природа спешила встретить февральскую стужу, а не романтичный праздник Новый год. Созданию предпраздничного настроения не помогало даже то, что витрины магазинов и улицы города стали украшать новогодней мишурой еще в ноябре. Впрочем, до праздника было далеко, до офиса — чуть ближе. Наташа выстукивала каблучками по замерзшему асфальту и думала о том, что ее ждет в будущем году. Ее ждало повышение! Отдельный кабинет с окном на городскую площадь, совещания с боссами за закрытыми дверями, уважение подчиненных… Сотрудников в отделе оптовых продаж мебельной фурнитуры было всего четверо: Розочка, Светочка, Ираида Валерьевна и она.

Наташа поправила меховой воротник теплого облегающего пальто и вздохнула. Как только она станет начальником отдела, сразу приступит к поискам человека, который сможет ее заменить на освободившейся должности. Троим справиться с существующим объемом работ трудно, а у нее появятся новые обязанности. Ей некогда будет помогать девочкам. Все же как приятно ждать повышения! Знать, что тебя оценили по достоинству и поставили впереди всех. «Из меня получится чуткий и одновременно требовательный руководитель», — решила Наташа, сворачивая к офису.

— Наташа! Мягкова! Подожди!

Она повернулась, к ней бежала Светочка, на ходу размахивая руками, сумкой и мохеровым шарфом.

— Уж и не знаю, — выдохнула Светочка, поравнявшись с Наташей, — как тебя теперь называть! Наталей Батьковной или просто Мягковой.

— Ничего пока не изменилось, — пожала плечами Наташа.

Она сама сегодня все утро об этом думала. И не пришла к определенному выводу. По имени-отчеству заставлять себя называть девчонок, проработавших с ней бок о бок пять лет, — это будет как-то не очень удобно. К тому же Ираида Валерьевна старше нее на двадцать лет, она уже пенсионерка и все такое…

— Проходи! — Светочка распахнула дверь и пропустила Наташу вперед.

Уже начинается?

Наташа поморщилась, перед ней начинают заискивать или ей показалось?

— Сегодня приедет генеральный, — проходя за ней следом, сообщила Светочка. — Мне Юлька, секретарша, сказала. Она вчера бегала, покупала ему зеленый чай. Он пьет только эту гадость, тьфу.

Наташа кивнула. Понятно. Значит, объявление о том, что она станет начальником оптового отдела, сделают сегодня. Что ж, пусть приятное событие свершится раньше времени. Пусть сразу поднимет настроение, чтоб оно стремилось к новым вершинам в новом году.

— …Хорошо, хорошо, Геннадий Борисович, я выпишу временный пропуск…

— Геннадий Борисович, — повторила шепотом Светочка, когда они проходили через турникет. Рядом начальник охраны по телефону разговаривал с генеральным директором. — Он уже здесь. О-о-о-о, — зашлась она тут же, — ты глянь, какой френд!

Наташа оглянулась.

Обычно она ходила с высоко поднятой головой, ничего и никого вокруг себя не замечая. У тех, кто не знал Наталью Мягкову, складывалось впечатление, что она несносная особа, возомнившая о себе слишком многое. А кто знал, тот знал… Правда, таких было немного. Зрение у Наташи было минус один, а очки она носить стеснялась. Хотя, возможно, этим она больше оправдывалась перед собой. Разве не странно дожить до двадцати восьми лет и совсем не замечать мужчин?

Его она заметила сразу. Высокий брюнет с ироничным прищуром холодных голубых глаз смотрел на нее с интересом. Такого взгляда мог не заметить только слепой! Наташа вздрогнула, фыркнула и отвернулась, продолжая чеканить шаг в сторону своего офиса.

— Ничего особенного, — бросила она Светочке, все еще оглядывающейся на брюнета.

— Да ты что? — изумилась та. — Такой красавчик! Ах да, у тебя сейчас другие заботы. И правильно, нельзя, чтобы все доставалось в одни руки: и карьера, и брюнет… Но как он на тебя посмотрел! Ничего, что я с будущим своим начальником на «ты»?

— Светлана, — Наташа стала суровой, — замолчи. Лучше подумай о проработках по итальянским ручкам!

— Молчу, молчу. Сейчас еще раз скажу, что он безумно хорош, и замолчу точно.

— Сказала?

— Да! Он безумно хорош! Интересно, что он у нас делает?!

Ираида Валерьевна, сухопарая дама довольно интеллигентного вида, уже восседала за своим столом и разговаривала по телефону с клиентами. Наташа разделась и прошла к окну, стараясь не обращать внимания на Светочкину болтовню. Есть же люди, любящие потрепаться! И сказать ей ничего нельзя, до официального начала рабочего дня осталось еще целых пять минут. Каждый человек в демократическом обществе может в свободное время заниматься чем угодно.

Вид из окна мог впечатлить даже самых оптимистично настроенных людей. Желающие насладиться городским пейзажем сколько угодно могли смотреть на… помойку. Три грязных ржавых контейнера жались друг к другу покореженными кривыми боками, словно взывали о милосердии и сострадании к тем, кто на них любовался. Сегодня контейнеры немного припорошил снег, словно украсил к предстоящему празднику. Наташа удовлетворенно хмыкнула. Потерпеть осталось чуть-чуть. Как только генеральный объявит ее новым начальником отдела, она тут же переедет в другой кабинет. А уж там из окна видны и городская площадь, и новогодняя ель, и гуляющие горожане. Красота! Зимняя сказка! Не то что этот мусор.

— Мягкова, — в кабинет заглянула секретарша Юля, — ровно в девять к Геннадию Борисовичу!

— Началось, — обрадовалась Светочка.

— Лед тронулся, — улыбнулась Ираида Валерьевна.

— Как я выгляжу?! — засуетилась Наташа и побежала к зеркалу.

— Начальственно! — поддержала ее Светочка.

— Солидно, — кивнула Ираида Валерьевна.

— Отпадно, — с порога заявила Роза-Розалия, бросая рюкзак прямиком на свой стол.

Каждый раз она так бросала и ни разу не промахнулась.

— Всем привет! — сказала она и повернулась к Наташе: — Уже свершилось или поздравлять еще рано?

— Рано, рано, — зашикала на нее Светочка. — Смотри, не сглазь!

— Прикольно, — хмыкнула Роза, скидывая пуховик, — в новый год с новым начальником. Елку наряжать будем? Доставать ее с антресолей? А то работать что-то сегодня не хочется. А, Натали?

— Елку? Какую елку? Нет, не доставать! Что значит работать не хочется? Ты куда, Смирнова, пришла? На работу! Так будь добра трудиться на благо… Сколько времени?!

— До девяти часов еще пара минут! — подсказала Светочка.

— Я побежала наверх!

— Ни пуха ни пера!

— Чтоб…

— Не так!

— Сплюнь через правое плечо и пошли нас всех к черту!

— К черту!


Возле кабинета генерального толпились начальники отделов, общим числом — пять. Она будет шестая! Наташа втянула в себя живот, выпрямила спину и снисходительно улыбнулась. Ничего, еще пара минут, и она займет законное место среди них. Она карьеристка. А разве это плохо? Разве плохо активной и умной девушке стоять на одной ступеньке с мужчинами?! Ничего хорошего, конечно, в этом нет. Лучше, если бы с ней на этой ступеньке стояли другие женщины, а мужчины толпились где-нибудь у подножия, восхваляя женский ум, работоспособность и стремление делать добро. Преумножая благосостояние родной фирмы…

— Заходите, господа!

Юля открыла дверь и посмотрела на Наташу, как ей показалось, с сожалением.

Наташа решила, что у нее что-то не так.

— Укладка растрепалась? — шепотом спросила она, подойдя к Юле.

— Какая теперь разница, — отмахнулась та, явно что-то скрывая.

Наверное, подумала Наташа, челка колом стоит. Она сегодня чуть не проспала, толком привести себя в порядок не успела.

Юля многозначительно кивнула на дверь.

Наташа шагнула в кабинет генерального и… замерла на месте.

Во главе длинного стола, как всегда, сидел Геннадий Борисович, привычно сверкая лысиной, по правую руку от него расположился… брюнет!

Наташа закашлялась от возмущения и неожиданности.

— Проходите, Наталья Александровна, присаживайтесь, — тоном, не терпящим возражений, произнес генеральный.

Наташа прошла и плюхнулась на крайний стул.

Нужно было поднять глаза, чтобы посмотреть наглецу в лицо. В том, что этот наглец не спускал с нее глаз, она нисколько не сомневалась. А что, девушка она яркая: правильные черты лица, большие глаза, пухлые губы. Немного большеват нос, но это ее нисколько не портит. К тому же длинные рыжие волосы создают потрясающий эффект — все хотят до них дотронуться, чтобы убедиться, что они настоящие. Нет, она не красавица в общепринятом смысле, но мужчинам нравится. Вот только сами мужчины Наташе как-то параллельны. Кроме этого брюнета, получается…

— …Наталья Александровна?

— Что? — отозвалась она на голос босса.

— Вы витаете в облаках, — нахмурился Геннадий Борисович. — Я представляю нового начальника вашего отдела…

— А? Уже представляете?

И Наташа встала, одернула юбку… Кстати, длина вполне приличная… Поправила блузку… Да уж, вырез явно глубок, зря она не надела водолазку под горло.

— Садитесь, Наталья Александровна, — удивился генеральный. — Я вас познакомлю и так.

Кого с кем? Она ничего не поняла. Посмотрела на окружающих, те не спускали взгляда с босса. С другой стороны, познакомиться с этим парнем можно. Интересно, что он здесь делает?

— Итак, господа, новый начальник оптового отдела…

Наташа напряглась. Сейчас назовут ее имя.

— …Сергей Вениаминович Остапов!

— Что?! — возмущенно воскликнула Наташа.

— Наталья Александровна, вы плохо слышите? — переспросил генеральный.

— Кто?! — уточнила Наташа.

— Вы!

— Повторите, пожалуйста, — простонала она.

— Вот, — хмыкнул Геннадий Борисович, — я всегда говорил, что и у красивых девушек есть свои недостатки. Это ваш новый начальник, Наталья Александровна, Сергей Вениаминович Остапов.

Брюнет встал и галантно поклонился.

— А я? — опешила Наташа.

— А вы станете его правой рукой.

— Чем?!

— Рукой, — уже менее напористо произнес босс. По всему было видно, что он засомневался в Наташиной адекватности. — Правой, — добавил он как-то еще неувереннее.

— Вы же мне поможете? — прищурился брюнет, глядя на нее. — Геннадий Борисович отзывался о вас, Наталья Александровна, как об очень перспективном сотруднике. О сотруднике, который глубоко вник в производственный процесс.

— Вник куда?

— В процесс.

— Вы что, Мягкова, не выспались сегодня? — поморщился