Алина Кускова
Принц Снежной королевы


Глава 1. Чужая потеряшка

В последний день занятий перед школьными каникулами настроение было сказочно прекрасным. Чему немало способствовала погода: в морозном воздухе кружились белоснежные снежинки, сквозь их пушистые облака проглядывало солнце и под ногами весело хрустели тропинки. Дворники этой зимой не успевали очищать тротуары от снега, потому они превратились в белые дорожки, словно хотели увести путников в сказку к Снежной королеве. Юлька с Таней, вышагивая из школы домой, ни о чем таком даже не думали. Болтали о всякой ерунде:

– Конвенция по правам человека и защите детей от родителей должна запретить дневники! Сколько можно мучить людей?

– А ты, Тань, не мучайся. Сразу покажи родителям тройку по физкультуре и скажи, что в следующем полугодии обязательно сдашь зачет по лыжам.

– Юль, они расстроятся! Я у них, конечно, не олимпийская надежда, но, как они считают, вполне физически развитая личность.

– Что же ты, развитая личность, зачет пропустила?! Физрук рвал и метал! Раз проспала, нужно было в субботу на пересдачу приходить. Ну, ты и субботу заколола.

– Так я ж не знала, что он разозлится до такой степени и тройку мне поставит! А, фиг с ним. Скажу, что дневники с оценками только после каникул отдадут. Только ты меня не выдавай, Юль!

– Тань, они могут онлайн в Интернете на сайте нашей гимназии все оценки посмотреть.

– Нет, мои до этого не додумаются. Да и некогда им будет перед Новым годом мои оценки искать. По привычке спросят про дневник. Да ну их! Смотри, какая красота кругом! Все в снегу! Даже трамваи!

– Да, Тань, деревья будто нарядились к празднику. Я так не хочу, чтобы снег растаял! На каникулах будем на лыжах кататься и на каток сходим.

– Точно, – поддержала Таня подругу, – весь день на катке проведем! А то во время учебы только успевали по часу тусоваться. А там все наши: Вовчик, Ленька, Тимофеев! Мне Тимофеев очень нравится… Юль! Ты меня слушаешь?

А Юлька действительно не слушала, она смотрела. Смотрела, как у обочины возле сугробов остановился белый лимузин, из него вышел водитель, одетый в белоснежный костюм с красными лампасами. К лимузину подошла высокая дама, тоже вся в белом – изысканное кружево платья в пол струилось снежным водопадом. Ее белокурые волосы поддерживали в высокую прическу белые жемчужины. Даже перстни на ее ослепительно белых перчатках сверкали белыми камнями. На белом лице выделялись голубые глаза с белыми ресницами и бледно-алые губы. Красавица! Такой, скорее всего, как подумала Юлька, и была Снежная королева. И обомлела, потому что увидела рядом с ней Кая.

– Ты видишь то же, что и я?! – зашептала ей на ухо Таня. – Офигеть!

– Да, – прошептала Юлька, и замерла, потому что не могла отвести взгляд от парня, который сопровождал даму в белом.

Высокий кареглазый брюнет в белом свитере и белых брюках метнул на Юльку быстрый взгляд, задержался на ее ярких рыжих волосах и едва заметно улыбнулся. Он помог даме в белом сесть в лимузин, обошел автомобиль с другой стороны и, перед тем как в нем исчезнуть, снова посмотрел на Юльку.

– Какой у него холодный пронзительный взгляд, – поежилась Таня.

– Снежная королева и Кай, – тихо сказала Юля, глядя на то, как автомобиль медленно отъезжает и вскоре скрывается за поворотом.

– Ага, – кивнула Таня, – артисты! Сейчас утренники и корпоративы везде идут. Вот бы такую пару заказать к нам в гимназию на новогоднюю дискотеку! А то постоянно один и тот же сценарий: физрук переодевается Дедом Морозом, а трудовичка напяливает костюм Снегурочки. Такие престарелые сказочные персонажи, от которых уже тошнит не только малолеток!

– Тебя от физрука тошнит, потому что он тройку поставил. Но я согласна, да, с таким Каем было бы интересно поговорить.

– По-моему, он молчун. У него роль без слов наверняка. Статист, или как у них там это называется. Ему на вид не больше шестнадцати, подрабатывает, скорее всего, в каком-нибудь театре. А Тимофеев тоже деньги зарабатывает! Одевается ростовой куклой – пингвином и ходит возле кондитерской, предлагая листовки с приглашениями.

– А почему пингвином? Не вижу связи с конфетами и пирожными.

– Так они ж толстые, пингвины эти, – рассмеялась Таня. – Наверное, поэтому. Если тебе интересно, я у него спрошу. Скажу: Тимофеев, тут моя подруга Юлька Гагарина интересуется, почему ты ходишь в костюме пингвина возле кондитерской? Не лучше ли тебе пингвином возле холодильного комбината ходить?! Там, по крайней мере, хоть мороженое производят!

– Я тебе спрошу! – рассмеялась Юлька и слегка толкнула подругу вперед, на сугроб.

Таня, смеясь, сделала вид, что падает, и внезапно остановилась. Юлька тоже встала как вкопанная. Подруги смотрели на снежную дорожку, по которой только что прошла Снежная королева со своим Каем.

– Что это?! – обомлела Таня. – Или это массовые галлюцинации?!

– Какие уж тут галлюцинации среди белого дня? – нахмурилась Юля. – Поднимай скорее! А я лимузин постараюсь догнать!

– Чокнулась, что ли?! Они уже уехали далеко!

Юлька сорвалась с места и побежала по улице за поворот, куда поехала машина. Минут пять бежала, пока не убедилась, что не успела, лимузин уехал в неизвестном направлении, и его Юльке ни за что не догнать. Она вернулась обратно к подруге. Таня уже подняла оброненную белой дамой сумочку.

– Это клатч, Юль! Ты только посмотри, он такой белый и весь в жемчужинках. И они прикольно сверкают, как только выглядывает солнце! Я знала, что сегодня мне после тройки обязательно повезет. Ведь в природе все, Юлька, гармонично устроено: убыло в одном месте, прибыло в другом.

– Таня, это чужой клатч.

– Ничего подобного. Мы же его нашли! Значит, он наш. Хочешь его вернуть? Давай! Возвращай. Ау! Хозяйка этого клатча, где ты?! Юлька, не будь дурой, я о такой сумочке всю сознательную жизнь мечтала! Хочешь, будем носить ее по очереди?! А на новогодней дискотеке – сначала я, а потом ты!

– Таня, это чужая вещь. И ее содержимое может понадобиться белой даме!

– Ага. Так и я подумала, что она без него жить не может! Раз бросает его в сугроб. Может быть, она от него специально отделалась? Вдруг она совершила какое-то преступление и это улика?! А раз улика, то ее заметут.

– Танька, тогда и тебя заметут. Ну, как ты не понимаешь, что чужое брать нельзя?

– Это не чужое, это потеряшка. Вот, Юль, представь. Если бы эта дама в белом потеряла не сумку, а свою собачку? Мы бы что, прошли мимо совершенно равнодушно?! Конечно нет! Забрали бы бедняжку к себе, обогрели, накормили, пристроили в тепле. То же самое сделаем и с этой сумочкой.

– Разницу не понимаешь? – нахмурилась Юля.

– Понимаю, – вздохнула Таня. – Вредная ты, Юлька! Такой правильной быть нельзя. Ладно, давай договоримся клатч в полицию не тащить, а найти владелицу самим. И отдать, если она докажет, что он – ее. А если владелицу не найдем, то оставим его себе.

– А если владелицу не найдем, – поправила ее Юля, – то отнесем клатч в полицию.

Таня поняла, что делать нечего, придется соглашаться, потому что, во-первых, Юлька ее лучшая подруга, во-вторых, она должна поддержать фантазии про дневники, в-третьих, найденную сумочку действительно придется рано или поздно вернуть владелице… исходя из всего вышеперечисленного.

– Давай хоть посмотрим, что там внутри, – предложила Таня.

– Наверняка там есть ее номер телефона, – согласилась Юлька. – Пойдем ко мне домой и позвоним белой даме.

– Пойдем, – тяжело вздохнув, согласилась Таня.

Пока они шли, Юля думала о том, что в ее жизни тоже случались потеряшки. Когда была помладше, раза три теряла ключи от дома, которые мама надевала на шнурок и вешала ей на шею. То шнурок рвался, то она снимала его, потому что мешался, то еще что-то. И приходилось менять замки на входной двери. Хоть ничего в их квартире ценного не хранилось, одна мысль о том, что к ним может тайком зайти чужой человек, пугала. Мама ругала Юльку, меняла замки и снова давала ей ключ от двери. Тогда мама работала в ателье закройщицей, целыми днями пропадала на работе. Папы у Юльки не было, он ушел от них, когда Юлька была совсем крохой, и больше в их жизни не появлялся. Мама старалась о нем не упоминать, а Юлька считала его предателем. Мама возражала, говорила, что Юльке в жизни будет тяжело, если она станет делить мир только на черное и белое.

Но вот уже год, как Юлька обходилась без шнурка с ключом на шее. Мама ушла из ателье и стала индивидуальным предпринимателем. Начала работать дома на себя – брать заказы и шить сама. У нее получалось очень здорово! Но, как говорили знающие люди, маме не хватало связей и лишних средств на раскрутку бизнеса, приходилось надеяться только на «сарафанное» радио. К новогодней дискотеке мама сшила Юле очень красивое платьице в стиле шестидесятых годов. А Тане сшила брючный костюм. И целую коллекцию для девочек задумала! Юля видела чертежи у мамы на рабочем столе.

Их двухкомнатная квартира походила на мастерскую кутюрье. Но Юле нравилось заниматься портновским делом, она помогала маме – выдергивала наметку из полуготовых изделий. А когда приходили клиентки, готовила для них чай или кофе. И, конечно, тоже мечтала научиться шить, как мама. Пока стояла задача – хорошо учиться, чтобы поступить в технологический университет.


Мама занималась очередным заказом, так что особого внимания девчонкам не уделила. Те засели на кухне за стол, очистив его от всего лишнего, и раскрыли клатч. Вернее, клатч не выпускала из рук Таня, которая считала, что он в конце концов должен был достаться именно ей.

Осторожно выгребая содержимое, она рассматривала каждую вещицу и восхищалась ею. Юлька терпеливо ждала, когда отыщется что-нибудь важное – визитка, записная книжка или телефон. Но ничего такого в клатче не было.

– Вот видишь, – говорила Таня, – и полиция бы не нашла хозяйку этого сокровища!

– Хозяйка может обратиться в какое– нибудь бюро находок…

– Чувствуешь, что сама не уверена – какое-то. Какое это какое-то? В том-то и дело. И может быть, это вовсе не белая дама потеряла? А со вчерашнего дня сумочка валяется? И белая дама через нее только переступила. Видела, как она вышагивала? Как королева, ничего под ногами у себя не замечая. И Кай за ней шагал с видом принца… Слушай, а ведь он действительно похож на принца! Давай Кая искать. Этот клатч – повод для того, чтобы с ним познакомиться.

– И как его искать? – пожала плечами Юля. – Как найти иголку в стоге сена?

У нее это прозвучало так грустно и печально, что подруга сразу обратила внимание.

– Ты что, Юль, в него влюбилась?!

– В кого? – неуверенно как-то хмыкнула Юлька. – В мимолетное виденье? Разве можно влюбиться в незнакомца, с которым просто обменялась взглядами?

– Можно, – кивнула Таня. – Я сразу в Тимофеева влюбилась, как только увидела, как он на ринге соперника нокаутировал. Я тебе говорила, что Тимофеев занимается боксом?

– Но Кай никого не побеждал. Он просто был, – безрадостно отметила Юлька.

– Нет, так не пойдет, – тряхнула темной челкой Таня. – Как только мы заговариваем о Кае, ты впадаешь в легкую депрессию! Значит, чувства налицо, вернее, на настроение. Будем искать твоего Кая.

– Он не мой, он подданный Снежной королевы.

– Выброси из головы все эти детские сказки! Есть парень, и он тебе понравился… Слушай, Юлька, а он очень симпатичный. Знаешь, кого он мне напоминает? Знаешь? Не помню имени этой голливудской звезды, но точно знаю, что он играл роль вампира Деймона. Правда ведь сходство есть?

– Разве? – прищурилась Юлька. – Вроде ничего общего.

– Типаж у этих двух парней одинаковый. Вот по типажу и будем искать.

– Как?

– Сиди и думай. А я пока тут всю мелочь рассмотрю. Ну, ключи, понятно, от дома… Ой, Юлька, у нее помада шанелевская! С крышечкой, которая выдвигается при нажатии пальцем! Моей маме папа такую дарил на день рождения. Обалденная вещь! Я попробую…

– Тань, ну, это же чужая вещь.

– Я только пару раз по губам проведу, – не унималась подруга, восхищаясь помадой. – Цвет нежно-розовый, как у розы, закованной в лед. Стихи, что ли, начать писать…

– Тогда это точно клатч белой дамы. У нее на губах была такая помада.

– А! Тут и духи шанелевские! Моя мама папе говорила, что такие же хочет. Он сказал, что жутко дорогущие, и купил помаду. Видишь, Юлька, это судьба.

– Если жутко дорогущие, тем более вернуть нужно.

– Какая ты все-таки закомплексованная, Юлька! Ладно, не нуди. Найдем Кая, он передаст белой даме клатч.

Таня покрасила губы и посмотрелась в зеркало. На ее лице все это выглядело неестественно.

– Странно, – сказала она, возвращая помаду в сумочку, – а ей ведь шло.

И открыла пузырек с духами.

На запах пришла обеспокоенная мама. Юлька взглядом укорила подругу – нечего было трогать духи, что вот теперь говорить маме?

– Здравствуйте, Наталья Алексеевна, – бодро отрапортовала Таня. – А мы вот с Юлей шли из школы и по дороге вот эту сумочку нашли. Посмотрели вокруг – никого! Взяли себе.

– Здравствуй, Таня, – кивнула мама. – Эту сумочку нужно вернуть. Дорогая вещь. Уверена, хозяйка уже ее ищет. Где вы ее нашли?

– Там ее уже нет, – пробурчала Таня. – Это я про хозяйку, – добавила она на всякий случай.

– Все равно, – сказала Наталья Алексеевна, – сходите на то место еще раз, вдруг она ее ищет. Девочки, вы обедали? У нас есть куриный супчик. Юля, налей себе и покорми Татьяну. У меня много работы. Я пойду. Все хорошо, девочки?

– А то, – обрадовалась Таня. – Все хорошо! Дневники с оценками после каникул отдадут. Идите, Наталья Алексеевна, работайте! А мы поедим и пойдем хозяйку искать.

Мама улыбнулась девчонкам, схватила на ходу мандарин и побежала обратно к швейной машинке.

– Ты зачем моей маме про дневники соврала?! – возмутилась Юлька.

– А тебе хотелось похвастаться, хорошистка ты наша?! А если бы твоя мою маму встретила, и они начали обсуждать школьные дела?! А так у меня алиби. Юлька, не зацикливайся на оценках. У нас каникулы! Масса свободного времени!

– Эту массу мы потратим на то, чтобы найти белую даму, – решительно сказала Юлька.

– Опять за свое, – вздохнула Таня.

– За не наше, – прищурилась Юля и достала из клатча две купюры солидного достоинства.

– Отдадим клатч с его полным содержимым. Ничего себе оставлять не бу– дем.

Восхищения у Тани поубавилось, но в глазах замелькали мелкие бесенята, говорящие о том, что сейчас-то она, безусловно, согласится. Зато потом свое обязательно возьмет.


Подруги пообедали, а потом отправились на то место, где нашли сумочку. Тем временем уже стемнело. Сумерки мгновенно окутали улицу, разукрасив снежные тропинки в темные тона. Только напротив снежной обочины, где парковался лимузин, царствовал сноп яркого света – горела вывеска дорогого магазина одежды. И магазин был еще открыт.

– Нет! – сказала Таня, поняв намерения подруги.

– Да, – сказала Юля и шагнула в магазин.

Зазвенел колокольчик, и им навстречу сразу выступила девушка-консультант с удивленной улыбкой на лице. Как будто к ним в бутик никогда не заходили старшеклассницы!

– Извините, пожалуйста, – начала Юлька. – Мы ищем даму в белом, которая была у вас около трех часов дня.

– Сейчас уже пять, – развела руками девушка, – и среди наших покупателей нет дам в белом. – И она показала на зал, где рассматривали вещи три женщины.

– Но вы должны были ее запомнить, – встряла Таня. – Она такая красивая и вся в белом!

– Девочки, я ничего вам не должна, – все так же с улыбкой на лице заявила пр