Алисон Нортон
Отец по договору


1

Она наконец-то сделала это: добралась!

Толкотня и шум вокзала Ватерлоо сначала слегка ошарашили ее. Когда-то Линор привозил в Лондон на белоснежном лимузине личный шофер семейства Монтекьют. И кстати сказать, всегда доставлял ее до места, до самого подъезда. Она могла пересчитать по пальцам случаи за двадцать два года своей жизни, когда ей пришлось ездить в столицу на электричке…

Но теперь все изменилось. И чем вспоминать о прошлом, лучше позаботиться о настоящем, тем более что Лондон, словно стремясь оправдать репутацию «города дождей», приветствовал гостью отвратительной серой моросью с беспросветного неба. И с каждым мигом та делалась все сильнее, грозя превратиться в настоящий дождь.

— Носильщик!

Странно. Оказывается, даже как следует кликнуть носильщика Линор не умела. Сразу несколько здоровых малых с тележками пронеслись мимо нее, не обратив никакого внимания на слабый, словно цыплячий писк, возглас молодой женщины. Зато чемодан и саквояж толстой дамы, с которой Линор делила купе, моментально оказались подхваченными носильщиком, и та уже деловито распоряжалась громким, властным голосом.

Ну нет, Монтекьюты так легко не сдаются. Линор не для того приехала сегодня сюда, намереваясь начать новую жизнь, чтобы спасовать перед такой ерундой! Она прочистила горло и хотела попробовать еще раз, как ее опередили:

— Носильщик требуется, мисс?

— О да…

Она благодарно улыбнулась крепкому рыжеватому пареньку, быстро уложившему на тележку ее чемодан и маленький саквояж. Миг и носильщик уже заспешил сквозь толпу, да так резво, что Линор едва поспевала за ним.

На улице, еще раз вспомнив о состоянии своих финансов, Линор на секунду задумалась: а не воспользоваться ли автобусом? Но, к сожалению, она совсем не разбиралась в маршрутах. Да и сейчас важнее всего была скорость. Еще один раз она может себе позволить предпочесть удобство дешевизне.

Такси остановилось перед высоким зданием. Сами его стены — сплошь стекло и бетон — порождали ощущение респектабельности и надежности. Надежность — вот в чем Линор сейчас нуждалась больше всего. И надеялась, что Аллан, сокрытый где-то там, за стенами этой многоэтажной крепости, сможет дать ей то, что нужно.

— Аллан…

Губы Линор шевельнулись, называя его по имени, и сам этот звук заставил ее сердце сжаться от полузабытой сладкой боли. В глазах защипало, но молодая женщина вскинула голову, не позволяя себе расслабиться. Да уж, нечего сказать, нашла время для сантиментов!

Она расплатилась с таксистом — в очередной раз после проверки содержимого кошелька неприятно засосало под ложечкой — и вышла под моросящий серый дождь. Такси уехало, и теперь Линор осталась совершенно одна. Она неподвижно стояла перед вращающейся дверью офиса, не решаясь сделать первый шаг и чувствуя, что ее начинает слегка подташнивать. Может быть, это оттого, что с утра Линор еще ничего не ела? Или же… от волнения.

Капли дождя, серые и холодные, как слезы, падали на плечи, на волосы, не прикрытые ничем, кроме легкой шляпки… Хватит! Довольно стоять под дождем и дрожать, как нищенка, пришедшая за подаянием! Ты высокого рода, Линор Монтекьют, и ты приняла решение. Имей же твердость ему следовать. Иначе еще несколько минут — и ты промокнешь насквозь. Тонкая ткань плаща начнет пропускать воду, а зонтик ты непредусмотрительно уложила на самое дно саквояжа. Неужели ты хочешь выглядеть так, будто только что плакала?..

Сказав себе все это, Линор решительно смахнула платочком капли дождевой влаги, повисшие на ресницах. Пора слез прошла. Настало время действовать, строить свою жизнь с нуля — пускай все, чем она владеет, умещается в чемодане и саквояже. Молодая женщина толкнула плечом стеклянную дверь и шагнула внутрь.

В списке компаний, расположенных в здании, Линор сразу же отыскала то, что было нужно. «Форестер и К. Все виды юридической помощи». Помощи… Да, помощь ей понадобится, и юридическая, и любая другая. Фамилия Аллана, написанная блестящими буквами на табличке, выглядела очень солидно. Очень надежно…

В лифте, поднимаясь на шестой этаж, Линор смогла наконец осмотреть себя в большом зеркале на стене кабины. Зрелище было неутешительное. Светлый плащ весь в потеках воды, из-под шляпки выбилась растрепанная темная прядь… Впечатление такое, будто ее кошки драли. Молодая женщина сняла шляпку и попыталась поправить прическу. Теперь это придется делать каждый день. Со временем, когда ей укладывал волосы парикмахер, пожалуй, следует распрощаться.

Но тут лифт остановился — куда раньше, чем Линор успела привести в порядок хотя бы волосы, не говоря уж об остальном. Двери с легким звоном разошлись в стороны. Хорошо хоть, со вздохом подумала Линор, подхватывая чемодан и саквояж, что ногти у меня безупречны. Единственное, что осталось в моей внешности безупречного…

Следить за ногтями ее приучили с детства, и теперь леди Монтекьют была бы довольна видом рук своей дочери.

— Здравствуйте, — улыбнулась Линор миловидная секретарша, всем своим видом излучая профессиональное дружелюбие. — Добро пожаловать в юридическую компанию Форестера. Чем мы можем вам помочь?

Времени подготовиться не было. Не было ни секунды, даже чтобы просто перевести дыхание, оглядеться, Линор замялась лишь на мгновение и тут же приказала себе держаться уверенно. Чем уверенней, тем лучше.

— Мне нужно увидеть Аллана… То есть мистера Форестера.

— Ваше имя, пожалуйста?

— Линор Монтекьют.

Девушка быстро пробежала глазами лежащий перед нею список. Брови ее чуть поднялись.

— На какое время вы записывались?

Линор покусала нижнюю губу.

— Я, собственно… Я не записывалась на прием.

— Могу ли я узнать, что у вас за дело к мистеру Форестеру?

Линор в смятении втянула воздух сквозь зубы. Нужно было сказать что-то особенное. С каждым мигом улыбка секретарши делалась все более натянутой, а сама ситуация приобретала комический оттенок… Для кого угодно комический, только не для Линор. Ей нужно было видеть Аллана. Встретиться с ним во что бы то ни стало, иначе все потеряно.

— Я… Дело в том, что я его жена.

— Жена мистера Форестера?

О нет… Неужели она в самом деле сказала что-то подобное? Как она смогла это выговорить? Краска прилила к ее щекам.

— Я имею в виду — бывшая жена. Мы… разведены.

Секретарша сумела ничем не выдать своего удивления, даже ротик ее, приоткрывшийся было, снова захлопнулся и растянулся в привычной улыбке. Она набрала какой-то номер.

— Кэтрин, тут к мистеру Форестеру… его бывшая жена.

Ожидая ответа, девушка продолжала разглядывать Линор с выражением живейшего интереса на лице. Казалось, это ожидание продлится вечность. Наконец секретарша снова заговорила в трубку:

— Хорошо, она сейчас будет.

Значит, да. Аллан собирается с ней увидеться. Сердце Линор запрыгало, как мячик, казалось, она даже слышит его стук. Но главное сейчас — это сохранить трезвую голову и держаться выработанного плана. «Спокойствие и твердость, мисс Монтекьют!» — подбодрила себя Линор.

— Пройдите направо, а дальше — через стеклянную дверь. Секретарша мистера Форестера вас проводит. Можете оставить багаж здесь.

— Благодарю.

Линор одарила девицу самой благожелательной улыбкой, на какую только была способна. И прошествовала в указанном направлении, на ходу пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.

Стройная блондинка в облегающем синем костюме поднялась навстречу молодой женщине из-за конторки. Эта леди выглядела бы воплощением респектабельности, если бы не необычная прическа. В светлых волосах виднелись отдельные пряди, покрашенные в разные цвета — красный, синий, зеленый… Светло-фиолетовая прядь была кокетливо заправлена за ухо.

— Здравствуйте, я Кэтрин Донован, секретарша мистера Форестера. Не хотелось бы выглядеть назойливой, но неужели вы действительно его бывшая жена?

— Д-да. Я Линор Монтекьют.

Молодая женщина даже на расстоянии чувствовала сладковатый запах французских духов Кэтрин. И не желая того, оценив стройность ее фигуры и раскованную манеру общения, невольно задумалась, насколько близкие отношения у Аллана с его секретаршей. Хотя на самом-то деле это совершенно не должно было ее интересовать.

— Очень приятно. — Кэтрин слегка пожала протянутую руку. — Странно, во всей фирме никто и не знает, что мистер Форестер был женат. Он нам никогда об этом не рассказывал.

Что же, Линор это не удивило. Мужчины почему-то легко ее забывали. Вот, например, взять Леонарда, бывшего жениха…

— Может быть, это потому, что наш брак был… — Как сказать, чтобы не солгать? Игрой? Подделкой? Шуткой? — Был очень недолгим.

Кэтрин, не задавая больше вопросов, проводила Линор в кабинет босса, минуя просторную приемную и конференц-зал. Чем дольше молодая женщина смотрела на помещения компании, тем больше они ей нравились. Все здесь было просто, изысканно и в то же время без намека на пошлую роскошь. Зеленые растения в кадках — не искусственные, а живые; ковролин и обивка стен — приятных цветов, не раздражающих глаз. Мягкое освещение, современная кожаная мебель… Сразу видно, что Аллан любит свою работу, что он нашел свое место в жизни. И о том, процветает ли компания, вопросов даже не возникает.

Линор почувствовала легкую зависть к Аллану, человеку, который всего в жизни добился сам. Что же, теперь она собиралась стать такой же, как он.

Кэтрин указала ей на уютное кресло возле круглого столика.

— Пожалуйста, подождите немного. Мистер Форестер сейчас на совещании, но он обещал вот-вот появиться. Может быть, пока принести вам чего-нибудь выпить? Например, кофе?

— Нет, спасибо.

— Если вам что-нибудь понадобится, просто дайте мне знать. — И Кэтрин, приветливо улыбнувшись, скрылась за дверью.

«О, мне многое нужно… Мне нужна моя прежняя жизнь. И еще мне нужен Аллан…»

С долгим вздохом Линор опустилась в кресло и откинулась на его спинку. То и дело она поглядывала на дверь, ожидая, что та вот-вот откроется. Как долго обычно длятся эти совещания?..

Офис Аллана поразил ее до глубины души. Какая изысканная простота, какой порядок!.. И здесь, в кабинете, ни одного лишнего предмета на столе, только аккуратные стопки бумаг, поблескивающий телефон. Каждый карандаш лежит на своем месте. Линор и не подозревала за этим мужчиной подобной аккуратности тогда, четыре месяца назад, когда он нес ее на руках к кровати и одним рывком сдернул покрывало… И потом, когда, раздеваясь, разбросал одежду по всей комнате. Даже на свадебном платье Линор, как она утром обнаружила, оказались оторваны два крючочка — столь нетерпеливо Аллан ее раздевал.

Но это была одна-единственная ночь. Короткая, хотя и великолепная! Если, конечно, все происходило на самом деле…

Как же он умудрился быть таким нежным, благородным, ласковым? Как подарил ей дивное ощущение защищенности, покоя… даже любви? Линор никак не могла поверить, что при свете дня все это исчезло без следа.

Время будто замедлило свой бег; минуты ожидания казались ей часами. Теперь молодая женщина жалела, что отказалась от предложенной чашки кофе: голод напоминал о себе все сильнее. Она горделиво выпрямилась и сложила руки на коленях. Не время чувствовать себя голодной, слабой и усталой. Нужно собрать все силы и приготовиться к борьбе.

Дверь распахнулась так стремительно, что Линор вздрогнула, хотя ожидала этого момента.

— Линор?..

Звук его голоса отозвался легкой дрожью во всем ее теле. И тотчас же знакомое чувство покоя и защищенности нахлынуло с такой силой, что молодая женщина с трудом подавила желание броситься к вошедшему, спрятать лицо у него на груди… Но она сдержалась и поднялась ему навстречу медленно, спокойно улыбаясь, хотя сердце в груди отплясывало дикий танец радости.

Линор снова увидела его — после четырех месяцев разлуки.


2

— Ну что же, приятель, тебе и карты в руки. — Кевин Ладлоу улыбаясь хлопнул друга по плечу. — Разве я в этом году не превзошел самого себя? Признайся честно, ведь это отличная выдумка!

— Ничего не скажешь, — кивнул Аллан, продевая в петлицу белую гвоздику. — Однако от тебя меньшего и не ждали, так что не вздумай загордиться.

Кевин, богатый молодой бездельник, которому не на что было потратить время в жизни, разве что лениво наблюдать, как растет счет в банке, каждый год отмечал знаменательное со