Алла ГРИГОРЬЕВА
ЛИЧНЫЙ ВОДИТЕЛЬ ЖЕНЩИНЫ-ВАМП


1

Вот уже вторую неделю Анна Венгерова, менед­жер рекламного агентства «Валькирия», просыпа­лась с одним и тем же вопросом: «Кто?! Кто это сделал?!» Она нисколько не сомневалась, что все честные сотрудники родной «Валькирии», от босса до уборщицы, тоже просыпались именно с этим во­просом и, более того, задавались им по сто раз на дню, как и сама Анюта. Слишком болезненным был этот вопрос, чтобы взять и вот так запросто отмах­нуться от него: потерян завидный клиент, потеряны большие деньги, престиж, потеряно, наконец, их до­верие друг к другу.

А началось все с того, что агентство «Миссия плюс» выпустило рекламу пива, сразу ставшую хи­том. Казалось бы, рядовое событие: у конкурента получился удачный видеоролик — случается и та­кое. Но все дело было в том, что сценарий, по ко­торому этот ролик был снят, написал... копирайтер «Валькирии» Лева Жебунов! Все, все, все в нем, от героев до слогaна, было придумано Львом и фор­мально являлось собственностью «Валькирии». И вдруг эта собственность попадает в руки конку­рента, который ей легко и просто распоряжается!

Ни о каком совпадении не могло быть и речи. Объяснение случившемуся напрашивалось само собой: изощренная месть конкурента. В свое время «Валькирия» увела у «Миссии» парочку богатеньких клиентов. «Миссия» пообещала ответить и вот — от­ветила! И весьма виртуозно. Удар был спланирован с аптечной точностью. Ролик по жебуновскому сце­нарию появился в тот самый момент, когда «Валь­кирия» тоже закончила съемки ролика по этому же сценарию для своего нового солидного клиента — немецкой пивоваренной компании. Именно благо­даря оригинальному сюжету, который покорил нем­цев, они и пришли в агентство со своими немалыми деньгами, с намерением остаться здесь надолго... И вот такой облом!

Участвовать в разборках немцы отказались. И от сотрудничества с «Валькирией» отказались тоже, разорвали контракт, по которому еще и неустойку умудрились получить. Агентство потерпело боль­шие убытки. Судиться с «Миссией» было бесполез­но. Конкурент сразу же занял беспроигрышную по­зицию: ничего мы у вас не крали, это вы сами укра­ли у нас! В этих условиях руководство «Валькирии» решило ограничиться одним лишь внутренним рас­следованием. Всем было ясно, что без измены не обошлось. Только кто-то из своих мог украсть сце­нарий и передать его врагу. Этот кто-то, судя по всему, получил за участие в акции возмездия очень неплохие деньги. Очень.

Естественно, что вопрос: «Кто это сделал?» стал самым актуальным для сотрудников «Валькирии». Подозревались все. Но в самом интересном поло­жении оказалась... Анна. Всего несколько месяцев назад она перешла в «Валькирию» именно из «Мис­сии плюс». Причем перешла, не выиграв ничего в деньгах. То есть совершила странный, лишенный всякой выгоды, а стало быть, и логики поступок. Это ли не подозрительно?!

На самом деле, от перехода в «Валькирию» Аню­та выгоду получила, да еще какую! И эту выгоду зва­ли... Лева Жебунов. Да, да — обворованный копирайтер.

Познакомились Анна и Лев на съезде рекламщиков в Комарове. Была зима, снежная, ласковая, располагающая ко всяким романтическим глупос­тям. Сексопильный, остроумный, обходительный Жебунов сразу покорил ее сердце. Что же касает­ся сердца Льва... На этот счет Анна никаких иллю­зий не строила. Десять килограммов лишнего ве­са, очки, нелюбовь к косметике, приверженность к деловому стилю в одежде и гладкой прическе... Конечно, такой красавчик, как Жебунов, ничего, кроме дружбы, ей предложить не мог. И не предло­жил.

После Комарова они и остались просто друзья­ми. Но Ане этого было мало. У нее даже появилась отчаянная мысль немедленно заняться собой и влюбить в себя Льва! Для чего сбросить лишний вес, отказаться от очков, поменять гардероб, сде­лать наимоднейшую прическу... Но на все это нуж­но было лишнее время и лишние деньги. Ни тем, ни другим Анна Венгерова не обладала. Все свое вре­мя она посвящала работе. А деньги...

Все заработанные деньги, во многом себе отка­зывая, Анюта откладывала на покупку отдельной двухкомнатной квартиры в элитном доме. Так полу­чилось, что жила она в типичной питерской комму­налке с окнами во двор-колодец, одна, с «милыми» соседями: парочка алкоголиков, парочка вредных старушек, парочка стервозных мужниных жен... и куча детей от пяти до пятнадцати. Аня не могла не пойти навстречу матери и ее новому мужу и по их настойчивой просьбе перебралась на площадь, ко­торую до женитьбы занимал очередной отчим.

«Сначала квартира, а уж потом...» — это был ее девизна ближайшие два-три года. А что касается любви... Упиваться можно и безответной  любовью. Да еще как упиваться!

Вряд ли Жебунов догадывался, какие конкретно чувства питает к нему его новая знакомая. Анна не выдала себя ничем. Не доставала звонками, не ор­ганизовывала «случайные» встречи. Но, узнав про открывшуюся вакантную должность менеджера в агентстве, где работал Лева, не колеблясь восполь­зовалась возможностью оказаться поближе к лю­бимому человеку. Анюта рассталась с «Миссией плюс» и перебралась в «Валькирию». Для «Вальки­рии» это было удачное приобретение. В кругах рекламщиков Анна Венгерова носила неофициальный титул «королевы менеджмента».

За полгода работы в новом коллективе Аня свое звание подтвердила и очень убедительно: привела в «Валькирию» несколько новых клиентов, послед­ним из которых была молодая российско-швейцарская косметическая компания T&G.

Вообще-то T&G оказалась не такой уж и моло­дой. Еще не так давно она была российско-финской и носила другое название. Швейцарской компания стала после того, как пакет акций своего дальнего престарелого родственника-финна унаследовал один швейцарец. И произошло это не в самые луч­шие для компании времена. Российский владелец пакета акций занервничал и, не долго думая, про­дал свою долю. Таким образом, у компании полно­стью сменились владельцы, которые быстренько изменили ее название, перенесли штаб-квартиру в Женеву и занялись поиском рекламного агентства для раскрутки нового бренда.

Тут-то Анна и заманила T&G в «Валькирию», уве­ла ее из-под носа акул рекламного бизнеса, совер­шив настоящий подвиг. Не будь этого и других тру­довых свершений, ее, наверняка, обвинили бы в краже сценария. А так... коллектив ограничился ко­сыми взглядами и шушуканьем за спиной, что не менее обидно. И не только обидно, но и зло берет. Ведь тот, кто продался «Миссии», вместе со всеми косится и шепчется, чтобы ничем не выделяться из толпы. Продажная душонка, негодяй, ничтожество, жалкий трус!!! Так кто же... кто это сделал?!

Наверное, и в это погожее июньское утро Анна Венгерова проснулась бы все с тем же риторичес­ким вопросом, но, видимо, это было особое утро, из разряда тех, в которые судьба любит подкиды­вать вопросики поинтересней.

Разбудил Анюту не будильник, как обычно, а бес­церемонно громкий стук в дверь и, как ни странно, трезвый голос соседа Гриши Первухина:

— Анна, вставай! Понятой будешь! Больше в квартире никого! Все, как назло, разбежались! Вставай!        

«Какой еще понятой?! Что за бред?! — подумала Аня и бросила взгляд на часы: пять минут десятого. — Проспала!!!» — была ее первая реакция. От­швырнув в сторону одеяло, она села, ловко попав в тапочки, и тут вдруг вспомнила, что вчера водила совладельца компании T&G господина Жака Тири­ньи в Мариинку (с посещением буфета, конечно), в связи с чем босс милостиво разрешил появиться в агентстве после обеда.

В дверь снова постучали, но на сей раз еще на­стойчивей.

—   Венгерова! Ты живая?!

Анна ничего не ответила, лишь повела еще сон­ным взглядом вокруг: старенький стол, за которым она завтракала и ужинала, зашарпанный платяной шкаф, книжная полка, еще советский телевизор, холодильник, гигантский фикус... — все это доста­лось ей от отчима. Единственной своей вещью в этом так и не ставшем родным пространстве был компьютер.

—   Убил он ее, товарищ капитан! Ей-богу, убил! — убежденно проговорил Григорий. — Жаль, моя сы­на с собой забрала! Он у меня еще ни разу живого трупа не видел.

—   Да что вы, Первухин, такое несете! — послы­шался за дверью возмущенный незнакомый го­лос. — Вы сами-то понимаете? Еще и ребенка сюда приплели!

В дверь снова постучали, но на сей раз деликат­но, и тот же незнакомый взволнованный голос позвал:

—   Гражданка Венгерова, если вы живы... то есть... Да отзовитесь же, черт побери, милиция!

—   Что случилось?! — не выдержала Анна.

—   Значит, он ее только смертельно ранил! — об­радовался Гриша. — Дверь ломаем?

—   Да замолчите вы, Первухин! — оборвала его милиция. — Венгерова, с вами все в порядке? От­кройте дверь.

Ругаясь про себя всеми нецензурными словами, которые ей были известны, Анюта надела зеленый шелковый халат в золотых жар-птицах, нацепила очки и пошла открывать. На пороге стоял сосед Григорий, почему-то в костюме, при жутком желтом галстуке, а рядом с ним среднего возраста, с меш­ками под глазами и пивным брюшком человек в ми­лицейской форме. Увидев гражданку Венгерову в полном здравии, правда, не при полном параде, милиция бросила на Гришу уничтожающий взгляд.

—   А я что? — стал оправдываться Первухин. — Я ничего. Из комнаты не выходила, на стуки не реаги­ровала...

Милиционер с брюшком оказался участковым, который по сигналу бдительного Григория и еще кое-кого пришел познакомиться с их новым сосе­дом по коммуналке, о котором Анне было известно только одно, что зовут его Иван Глебов. Видела она Глебова всего пару раз на кухне. За тридцать, ко­роткая стрижка, смазливый, спортивного вида, вежливый — всегда здоровался первым и... какой-то он больно печальный.

—   Печальный — это в самую точку, — подтвер­дил Первухин. — А насчет вежливый — это ты, Аня, загнула. Я тут у него на бутылку... в смысле на хлеб попросил, так он меня так послал, что впервые в жизни стыдно стало. Разве не подозрительно?

—   Что подозрительно? Что тебе стыдно стало?

—   Да это-то здесь при чем! Прикинь! Сидит у нас этот деятель уже чуть ли не месяц, а носа на улицу не кажет. А в комнате его мобила трезвонит. А под окнами его «мерс» пылится...

—   Не «мерс», а «Ауди», — поправила Анюта.

—   Да хот