***********************************************************************************************

Мы не:мы

http://ficbook.net/readfic/1462952

***********************************************************************************************

Автор:Alphard (http://ficbook.net/authors/Alphard)

========== Др. 1 ==========

Интересно, какие у тебя руки? Они теплые, и им не нужны перчатки, чтобы держать в тепле кисти? Или они такие же холодные, как снег, укрывающий белым пледом город? Как взгляд, разбивающий надежды? Как мои руки? Интересно, какие они у тебя. Я, наверное, никогда не узнаю ответа на этот такой дурацкий, но важный для меня вопрос.

Почему я не могу понять, теплые ли они? Неужели одного взгляда, украдкой брошенного на слабо сжатый кулак, недостаточно?

Пусть я не знаю, пусть не уверена, но отчего-то мне кажется — мне хочется верить! — что они точно не холодные. Может, в этом виноваты мои поддавшиеся твоему влиянию воображение и мысли. Мысли, в которых твои ладони, обязательно теплые, держат в руках кружку с компотом — я сделала его специально для тебя. Но стоит реальности дать мне слабый щелбан, как картинка рассеивается. И нет больше компота. И не стоит передо мной никто. И я не знаю, какие у тебя руки.

========== Др. 2 ==========

Толстый слой снега укутал одинокую скамейку, стоящую в небольшом сквере возле детского сада. То и дело проходя мимо нее, радостная детвора зачерпывала небольшие горсти снега, но даже несмотря на это, самый нижний слой оставался нетронутым.

Передо мной бежал ребенок. Черная шапка с забавно торчащими «ушками» заставила меня невольно улыбнуться. Но вот детская рука без перчатки пальцами провела по скамейке. Я застыла, а улыбка моя растворилась с облаком пара, резко выпущенным изо рта. Рука ребенка, сумевшая смести снег со скамейки, вдруг приобрела для меня символическое значение. Это была словно насмешка судьбы. Ведь ты — ТЫ — с такой же небрежностью и легкостью ворвалась в мою душу и вдребезги разнесла все барьеры, выстраиваемые долгие годы.

Машинально я поднесла к сердцу руку. Долгое время я стояла как истукан, сначала пораженно, а затем с болью смотря на скамейку и длинный след от четырех пальцев.

========== Др. 3 ==========

Песочного цвета стены привычно отражали холодный свет ламп, висевших в небольшом коридоре. Все давно уже ушли домой, и только единицы туда не спешили — не к кому было им спешить. И мне — тоже. Никто не ждал меня этим противно-моросящим вечером. Я не чувствовала того пресловутого одиночества, которое должно было грызть меня изнутри. Сколько себя помню, оно никогда не посещало меня. Может, потому что я закрылась от этого мира. Может, мир, докурив горькую сигарету, отвернулся от меня и махнул рукой на мои переживания. Он лишил меня их. Я видела результат его решения повсюду.

Костлявая ветка дерева с силой ударилась в окно, находящееся в конце коридора. Я вздрогнула, и сердце забилось тревожно, словно в предчувствии чего-то неумолимого. Я не отрываясь смотрела в окно, на ветку, которую так нещадно терзал ветер. Она была не в силах сопротивляться грозной стихии. От этой мысли мне стало тоскливо. Как тяжело было мне отвести свой взгляд! Но послышались шаги, и я поспешно отвернулась. Вдруг это был(а)?..

В той стороне коридора не было никого. Отчего-то я вздохнула с облегчением и позволила себе немного расслабиться. Ветер утих, и ветка перестала стучаться в окно. Стало оглушающее тихо.

Кто-то дотронулся до моего плеча. Мне не надо было оборачиваться, чтобы понять, чья рука меня коснулась. Дамба рухнула.

Ветку с новой силой отшвырнул к окну ветер, даже не подозревающий о том, что делает ей больно.

========== Др. 4 ==========

Мои руки дрожали, когда я в сотый — тысячный? миллионный? — раз набирала тебе сообщение. Все не то. Не так. Всех слов мира не хватит для того, чтобы я написала тебе то, что хочу.

В конце концов, нервы сдали, руки больше не выдержали, и все мои чувства слились в одном безразличном «привет». На какое-то мгновение пришел покой, потом дрогнул, исчез и постепенно возвратился вновь. Я даже успела расслабленно откинуться на спинку кресла. В прикрытые глаза вяло бил свет монитора. Ты еще не открыла сообщение, и я тешила себя надеждой, что ты или сразу ответишь на него, или вовсе не прочтешь его — еще неизвестно, что хуже.

За окном глубокая ночь. Тебе, как и мне, сегодня не спится. Что тревожит тебя? Какие кошмары не дают уснуть, заставляя тебя выпивать очередную чашку кофе? Или это просто сволочь-бессонница, бесцеремонно потревожившая тебя сегодняшней ночью? И вчерашней. И позавчерашней. И…

Я рывком села так прямо, что от резкого движения едва не разлила чай. Когда я успела взять в руку кружку?

Ты только что открыла сообщение. Ты только что прочитала его. Ты только что одним кликом мышки — или тачпада? я даже этого не знаю! — лишила меня спокойствия. Что… что мне делать? Как отмотать время назад? Как удалить то, что удалить уже невозможно?

А время все шло. Ему было плевать на то, что я хотела остановить его или повернуть на сто восемьдесят градусов. Секунды капали на меня, словно были водой из пресловутой «китайской пытки»*, и от этого хотелось выть волком, царапать стены, ибо нет худшего мучения, чем ждать и не иметь возможности повлиять на события. А в конце сойти с ума.

И вот, когда меня уже готово было разорвать на куски, привычное звуковое оповещение взрезало наэлектризованную тишину. Я порывисто вздохнула.

Ты ответила, и затаившаяся радость стала постепенно оживать во мне.

«И тебе привет)

Ты чего не спишь?»

_________________________________________________

*«китайская пытка» водой — человека в темноте привязывали так, чтобы он не смог шевелиться — даже головой; капли воды примерно раз в минуту падали ему на лоб, и это сводило человека с ума. Вот такие вот страдания у нашей героини.

========== Др. 5 ==========

Как всего лишь одна фраза, сказанная хорошо поставленным голосом, может заставить даже самую крепкую броню сложиться пополам, прорвать оборону, словно она картонная. Мои горячие щеки сдали бы меня с потрохами, но в темноте их, пылающих, не было видно. Конечно, ты могла бы ладонью дотронуться до моей щеки, но ты этого не сделала. Да и зачем бы тебе следовало это делать? А хриплый голос ты приписала к моему состоянию. Тридцать восемь и два — температура, после которой уже говоришь или вытворяешь что хочешь и не думаешь о последствиях.

Место встречи изменить нельзя? Чушь. В моем случае — полнейшая. Нельзя изменить время встречи. Я уже перестала задаваться вопросом, почему мы всегда пересекаемся вечерами.

На улице темно, но я вижу твое лицо так ясно, словно факелы освещают его.

Ты куришь. Медленно, наслаждаясь процессом, ты подносишь тонкую сигарету к губам и, чуть прикрыв глаза, затягиваешься. Небрежно сжатая меж двух пальцев сигарета трепещет от прикосновения твоих губ. И каждый раз у меня перехватывает дыхание.

Посадить бы тебя в кожаное кресло с сигаретой, а затем погасить свет, услышать тихий низкий голос. Задернуть шторы в комнате, чтобы даже лунный свет не посмел коснуться твоего обнаженного запястья.

— И нарисовать это.

Сигарета замерла в паре сантиметров от уже приоткрывшихся в предвкушении мягких губ. Ты с изумительной небрежностью медленно повернулась ко мне и задала вопрос, которого я не расслышала. Сердце мое оглушительно стучало в ушах. Рот был приоткрыт. Я почти была готова ответить тебе — сказать хоть что-нибудь, — как слова занемели в горле.

Ты стояла так близко, что я почти ощущала тепло твоего тела. Или же это мое воображение и состояние насмехались надо мной?

Тонкими пальцами — до чего же они худые! — ты перевернула сигарету. Сколько времени прошло, прежде чем я заметила ее перед своими глазами? Твою сигарету. Она застыла передо мной, а ты, не сводя с меня глаз, ждала. Я неуверенно дотронулась губами до сигареты, затянулась, одновременно с этим боясь отвести взгляд в сторону. Твои губы дрогнули в едва заметной улыбке.

— Выдыхай, — прошептала ты.

========== Др. 6 ==========

Маршрутка приехала на удивление быстро. Видимо, водитель тоже спешил закончить свою работу, хотел попасть домой как можно скорее и, взяв в руку бутылку дешевого пива, расслабленно развалиться перед телевизором. Из желтой машины, издалека похожей на грязный тостер, вовсю орало «Какое-то-там-радио», причем чаще всего в воспроизведенных песнях слышались рифмы «меня — тебя», «мое — твое», «никогда — навсегда», «я — ля-ля». Водитель, бодрый и веселый пузатый мужчина, погладил лысину, дал сдачу и что-то произнес, но я не ответила. Не хотелось ни с кем говорить. Вяло улыбнувшись, я сделала шаг в салон и на мгновение замерла. В нем не горел свет.

— Не пугайтесь, — отозвался водитель. — Лампочки завтра поменяю. Садитесь прямо за мной, тут хоть светлее будет.

— Да нет, — я обернулась к мужчине, — мне так даже больше нравится… Если я засну, разбудите меня на конечной, пожалуйста, — наивно добавила я, отгоняя мысли о маньяках.

— Без проблем, — все так же весело сказал водитель.

Держась за спинки сидений, я медленно, стараясь не упасть — ноги уже чувствовали скорый отдых, — двигалась в глубь маршрутки. Кроме меня, здесь больше никого не было — только водитель, который очень неудачно, но уверенно подвывал, сделав радио погромче, был единственной живой душой.

Я без сил рухнула на сиденье. Мой лоб прикоснулся к холодному стеклу. Плакать было нельзя, иначе это означало бы, что я сдалась, что признала поражение, даже если с самого начала мне было известно, что я проиграю. Но слезы, борясь с моим упрямством, норовили явить себя миру — старой маршрутке, которой давно пора было уйти на пенсию. Дать волю слезам означало, что я однажды смогла допустить безумную мысль о том, что все получится. Ведь если заранее знаешь, что тебе ничего не светит, как-то легче…

Я видела тебя с ним. Здесь прекрасно подошла бы фраза «увиденного не развидеть», бороздившая Интернет-просторы и покорявшая сердца многих людей. Она прекрасно бы здесь смотрелась. Но сколько горького смысла ей пришлось бы заточить в себе!..

Я видела тебя с ним.

========== Др. 7 ==========

В это время в метро совсем не было людей. Уставший синий поезд с облегчением вздохнул и, закрыв двери, поспешил в черноту тоннеля. Слишком яркий свет больно бил по глазам, и мне пришлось сощуриться. Мобильный телефон заунывно пробурчал стандартную мелодию, но вскоре замолк. Сеть на какое-то время пропала. Оно и к лучшему, подумала я, все равно я сейчас не хочу ни с кем разговаривать, не хочу объяснять, где я и почему в такое время еще не дома.

Укол совести был неожиданным и как всегда болезненным. Я, все еще продолжая стоять у самых дверей с новенькой надписью «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ», вытащила мобильный телефон и, набрав смс-сообщение о том, что я жива и скоро приеду, отправила его маме. Как появится сеть, оно сразу же рванет к ней.

Я и не заметила, как проехала одну остановку. Несколько человек вышли на этой станции. Я посторонилась, пропуская одного из них. Конечно, надо было обязательно задеть меня плечом. Кажется, женщина что-то сказала мне, но мои уши были заняты тем, что слушали саундтреки из разных фильмов. Безрадостная усмешка тронула мои губы, когда двери захлопнулись, поезд тронулся дальше, а женщина все еще продолжила возмущаться.

Оглянувшись, я увидела пустые сидения, и отчего-то мне стало грустно. Подумалось о том, что этот поезд — моя жизнь, а вагон — отрезок времени. Повернув голову направо, я заметила в соседнем вагоне пару человек и задумалась над тем: прошлое ли там или будущее? Отвернувшись, я медленно побрела в другой конец вагона и замерла.

Ты сидела с закрытыми глазами. На губах не было и тени твоей пресловутой улыбки.

О чем ты думаешь? Почему сидишь с закрытыми глазами, а губы превратились в тонкую полоску?

Я ничего не могу с собой поделать.

Ответь ты мне… Ответьте мне хоть кто-нибудь! Почему человек, зная, что ничего хорошего это ему не принесет, как слепой щенок ползет туда, куда его тянет, туда, где его просто разрывает на части, выворачивает наизнанку? Почему человек, вечно жалующийся на страдания, сам ищет их, с болью прорываясь сквозь шипы своего здравого смысла?

Я присела рядом с тобой. Не через одно сиденье, не напротив тебя. Я присела рядом с