Аля Корнеева

Аля Корнеева.

До последней капли крови

Аннотация:

Марина: Однажды он показал ей ее слабость. Он хотел, что бы она смирилась с ней. Приняла ее. Но Марина не могла и не хотела.

За эту свою ошибку ОН будут расплачиваться очень долго.

Арис: Он решил, что хочет ее. И не было преград, которые могли ему помещать. Он завоевывал ее тщательно, неторопливо. Арис был уверен в своей победе: все они рано или поздно сдавали свои позиции.

Он обидел ее, предал и растоптал и она не смогла ему просить… Так началась их игра, которую никто из них без победы над соперником заканчивать не собирается.

Год они ходили вокруг друг друга, не делая попыток встретиться. Играли на расстоянии, как в клубе шахматистов по переписке, делая следующий шаг, не видя соперника. И только сейчас, сегодня они встретятся лицом к лицу. Чтобы подвести черту или начать новый раунд игры.

Что ты будешь делать, Аристарх?

Чем ты ответишь, Марина?

Пролог

У любящей женщины сердце всегда полно надежд; чтобы убить их, нужен не один удар кинжалом, она любит до последней капли крови.

Оноре де Бальзак "Покинутая женщина"

Схватка будет жаркой, пленных в ней не берут. Сражение не до первой – до последней капли крови.

Он улыбнулся. Медленно подошел к ней. Протянул руку.

Она ждала прикосновения.

Он задержал руку в сантиметре от ее лица. Она затаила дыхание.

Он медлил.

Ну, нет, милый в эту игру можно играть вдвоем. Марина сделала шаг назад. Медленно расстегнула блузку. Пуговка за пуговкой.

Он сначала не понял. Затем глаза блеснули осознанием. Он снял рубашку.

Она сняла туфли. Он взялся за ремень брюк. Она изогнула бровь. Потянулась к застежке юбки. Остановилась. Рука скользнула за поясок юбки в трусики. Он замер.

Марина шире раздвинула ноги. Лицо исказила судорога.

Он не выдержал, сдался первым. Рванулся к ней.

Она остановила его взглядом.

Она всегда его останавливала…

Глава 1.

Марина затянулась сигаретой. Как хорошо! Любимый Pall Mall, не тонкий, обычный.

Марина не любила «женские сигареты». Считала их признаком слабости. Все что попадало под эту категорию, навсегда забраковывалось и оказывалось в папке «запрещено». Слабость Марина тоже не любила и не прощала. Ни себе, ни другим.

Еще раз с удовольствием затянулась. Посмотрела на своего случайного любовника. И зачем он ей нужен был? Ответ пришел сразу. Что бы позлить Его. Этот мальчик на кровати ничего не значил для нее. Случайный знакомый, еще одно ничего не значащее лицо, которое она завтра забудет. Но этот мальчик был моложе Его и гораздо смазливее. Двадцатилетний качек, высокий подтянутый, голубоглазый блондин. С шикарной тачкой и шикарными тряпками. Для ее тридцати совсем неплохо.

Сколько их этих мальчиков прошло через ее жизнь… Много. Очень много. Не со всеми она спала. Но ему об этом знать необязательно.

Да, они для нее пустое место. Но Марина знала, что Он где-то недалеко и ему больно. А значит, очередной мальчик свою роль сыграл.

Включила мобильник. Ну же, где же ты? О, да. Она не ошиблась вот и звонок. Нет, сразу отвечать на вызов она не будет. Зачем? Мучительное ожидание для НЕГО – еще одна пытка. А для нее лишняя сладкая минута их игры.

Через минуты три подняла трубку. В ответ ее молчание. Его дыхание. И только фраза:

- Завтра в три.

Гудки.

- Да, милый жди меня, - мурлыкнула довольная Марина.

Жди меня завтра. Как ждал вчера и ждал позавчера. И будешь ждать завтра и послезавтра. И еще много много дней, недель, месяцев, а может и лет….

Однажды он показал ей ее слабость и заставил признать. Он хотел, что бы она смирилась с ней. Приняла ее. Но Марина не могла и не хотела.

За эту свою ошибку ОН будут расплачиваться очень долго.

Он сидел напротив гостиницы. Она сейчас там. Не одна. С другим. Не с ним. Когда же закончится их игра?

Он сидел в машине и сжимал руль. Костяшки пальцев побелели. В душе разлилась злость. Злость на себя. Опять он следит за ней. Опять она подцепила какого-то малолетку. Сучка! Циничная сучка! Ведет себя как дешевая шлюшка, только для того чтобы позлить его. Надо признать ей это удается как никому другому.

И ничего изменить он не в силах. Он мог обзывать ее какими угодно словами, но знал, что снова и снова будет следить за ней, преследовать ее. Ревновать и злиться. На себя, на нее, ее мальчиков и жизнь…

Сколько можно терзаться? Все равно ничего не изменить.

Ни себя. Ни ее. Знаем, проходили. Она не сломается, он не прогнется. Замкнутый круг. Они как два барана: уперлись каждый на своем и не желали ни на йоту уступать друг другу, сдавать свои позиции.

Он взял мобильник, набрал ее номер. ЕЕ номер стоял у него на быстром наборе. Естественно первым номером. Как же иначе? Правда, он бы и с закрытыми глазами в темноте набрал бы ее номер…

Она ответила не сразу. Как всегда. И снова молчание в трубку. За год их игры она ни разу ни сказала ему и двух слов. Сначала он ждал. Надеялся. Потом ожидание превратилось в злость. Злость в ненависть. Но каждый раз после ее очередного мальчика он звонил ей и произносил два слова:

- Завтра в три.

Она знала, о чем идет речь. О встрече в месте их знакомства, где он впервые прикоснулся к ней, почувствовал ее и потянулся за ней. И не разу она туда не вернулась.

А он все ждал, что вот возможно сегодня, сейчас она ответит. Ответит и завтра придет к нему. Зачем он ее ждал? Он не знал. Поговорить с ней. Оскорбить ее. Ударить ее, уничтожить.

Или может быть поцеловать, стереть прикосновение других рук, которые ее касались за этот год. Напомнить о себе и своих прикосновениях.

А может просто убить ее, чтобы покончить с этой непонятной зависимостью.

Все кто был в курсе их истории, смеялись над ним и не понимали его зависимости от нее.

Ему было откровенно плевать на них и их мнение.

Он сам себя не понимал.

В какой момент он превратился в маньяка с манией преследования?

Год назад. Или целую жизнь?

Не важно.

Завтра он будет ее снова ждать. И если она не придет, он все изменит. Он вытянет ее из ее раковины. Сделает ей больно, но заставит с собой считаться. И больше не позволит играть с ним в игры. Время игр для нее закончилось. Для него все только начинается.

Когда толкаешь человека к краю, ты должен понимать, что из загнанной дичи он однажды может повернуться к тебе лицом и оскалиться в ответ. И уже ты будешь на его месте – на краю.

Он это понимал. Понимала ли она? Нет. Она слишком самоуверенна.

И это будет ее ошибкой, за которую придется расплачиваться.

Марина – одиночка. У нее были знакомые, она легко вписывалась в любое общество. Но ни с кем близко никогда не сходилась. Зачем? Недоверие к людям у нее в крови. Всегда ожидает удара в спину, плевка в лицо. Так проще жить. Ты никому ничего не должен, тебе никто ничего не должен.

В деньгах она не нуждалась. Слава Богу, мама с папой в свое время заставили закончить университет по специальности «Бухгалтер». А Марининого упорства хватило открыть собственную фирму по оказанию бухгалтерской помощи частникам. И к тридцати годам быть вполне успешной и обеспеченной.

А там где деньги всегда найдутся желающие с тобой выпить и провести время. Марина знала ее обоняние для знакомых не главный повод для общения. Она знала, а они знали, что она знает.

Цинично, но это жизнь.

И Марину и ее «друзей» вполне устраивало их взаимовыгодное сотрудничество: они проводили свое время с ней, когда она хотела и где хотела, не лезли в душу. А она водила их в рестораны и в кафешки за свой счет и никогда не скупилась на подарки.

И нет, «друзья» не мужского пола, женского.

Марина еще не докатилась до покупки альфонсов. Хватало ее зрелой красоты, умения одеваться и готовность провести ничего не обязывающий вечер с мужчиной без последующих истерик и упреков. Получить обоюдное удовольствие и разойтись. В этом она была мастером. Очередной мальчишка на кровати в гостинице был тому подтверждением…

А женской дружбы не было, нет, и не будет. Есть только взаимовыгодное сотрудничество.

Любая «подруга детства» предаст, поменяет тебя на смазливую мужскую рожу. Забудет, как только у нее появится семья. Отвадит тебя от дома, если она замужняя, а ты нет. Не забудет напомнить об очередном дне рождении и мило поинтересоваться: «Это тебе уже тридцать стукнуло, да, милая?»

Это - жизненная философия Марины. Ее основа основ. Незыблемая и неизменная.

И ни разу Марина не ошиблась в оценке людей и событий.

До НЕГО.

Но сегодняшняя игра с НИМ еще раз доказывала правильность всех выведенных принципов и собранных в единую философию.

Марина довольно потянулась. Пора вставать. Секс был замечательным. Не было желания лишний раз смотреть на умильную мордочку мальчишки с просьбой об очередной встречи. Дважды с одним и тем же мужчиной после НЕГО она никогда не встречалась.

Зачем?

Лишняя привязанность, слезы истерики. Ожидание и боль. Ничего нового. Все было, все пройдено, забыто и запечатано. Сдано в архив под грифом «Секретно». Оглашению не подлежит.

Марина встала с кровати вихрем пронеслась по номеру, собирая раскиданные недавно в порыве страсти вещи. Оделась. Ушла, как всегда не обернувшись.

Он обещал себе, клялся, что сдержится. Как всегда. Не сорвется и в этот раз. Не важно, что это их годовщина. Не важно, что нутро выворачивается наизнанку. А в душе пусто от уверенности: Марина забыла, не помнит и вряд ли вспомнит. Только ты дурак, помнишь, надеешься и ждешь.

Он обещал себе и не сдержал своего обещания.

- Слабость. Марина снова не простила бы меня, - усмехнулся он.

Марина вышла из гостиницы. Остановилась на ступеньках.

Он считал секунды до своего взрыва.

Одна, две, три, четыре…

Его самоконтроль рухнул ровно в тот момент, когда на лице Марины расплылась томная, удовлетворенная улыбка. ЕЕ взгляд обнаружил его машину.

Все!

Он выскочил из машины и рванулся к ней.

Так бегут спасать своего ребенка. Бегут когда на кону жизнь любимого. Бегут… Да черт с ним! Просто бегут, когда очень нужно и терпеть уже невозможно.

Марина с интересом наблюдала за его стремительным приближением. Ее брови удивленно поднялись вверх. Он осмелился?

Когда он приблизился, она впервые за год заговорила с НИМ.

- Ты осмелился, - раздражающе-насмешливо.

Он ненавидел ее в эту минуту. На ее лице не было памяти об их годовщине. Не было даже боли.

Только равнодушие.

Пусть он горит в адском пламени, Марина о его боли не узнает. Он не покажет.

- Да. – Язвительное. – Малыш, ты же не думала, что я буду вечно терпеть.

Она скривилась от его фразы. Собирается плюнуть? Он с интересом наблюдал за сменой выражений на ее лице. Нет. Сдержалась.

- Отойди. Нам не о чем говорить. Все, что я хотела я сказала тебе год назад.

Она помнит? Конечно, она помнит. Он дурак. Но ему простительно. Просто он забыл, какая Марина великолепная актриса. От растерянности он упустил момент, и Марина улизнула.

Ничего. Беги, Марина, беги.

Я все равно догоню.

Хищник любит поиграть с добычей.

А сегодня Марина допустила ошибку, она показала СВОЮ слабость ЕМУ. И превратила его в хищника.

А он думал у нее не осталось слабостей.

Марина завернула за угол гостиницы. Остановилась. Отдышалась.

- И что это было?

В какой-то момент Марина осознала, что ошиблась. Не простительно с ее стороны. С ним всегда нужно быть настороже. На шаг впереди. Иначе не заметишь, как из лидера превратишься в аутсайдера. Но ничего. Она заметила. И примет меры.

Он подошел к ней сам, первый. А клялся не делать этого.

Она проверяла его на прочность. Он не выдержал. Решил изменить правила игры. Возможно, его бы это спасло, будь на месте Марины кто-нибудь другой.

Возможно.

Но она вовремя заметила его попытку изменить ход игры.

Он не учел одного.

Это ее игра. И правила в ней может менять только она.

Завтра она придет на встречу.

ОН удивиться.

Глава 2.

Юбка на грани приличия. Вырез «до пупка», как насмешливо сказала бы мама. Агрессивно-красный цвет босоножек на высоких каблуках.

Сегодня она блондинка. Вечерний макияж. Глаза – черная обводка, серые тени. Губы – алая помада. Нежный аромат духов – на запястья, за мочками ушей.

И да украшения. Марина предпочитала серебро. Кулон в форме сердечка – на шею. Серьги-висюльки и скромное колечко.

Все