Джо Беверли Зимнее пламя

Глава 1

Декабрь 1763 года

Суррей, по дороге в Родгар-Эбби

«Многие люди были бы рады поскучать», — часто говорила мать Джениве Смит, когда девочка жаловалась на скуку. Тогда, как и теперь, это звучало неубедительно. Два долгих дня, проведенных в медленно движущейся карете, какой бы роскошной она ни была, исчерпали терпение Дженивы до последней капли.

Ее спутницы не казались ей скучными: обе леди Трейс, дамы почтенного возраста, могли любому составить прекрасную компанию. Толстая леди Каллиопа Трейс отличалась суровой проницательностью, а худенькая леди Талия — очаровательной эксцентричностью. Втроем они могли бы играть в вист до бесконечности.

Однако поскольку одной исполнилось восемьдесят четыре, а другой семьдесят семь, они время от времени впадали в дрему, как это случилось и сейчас. Прислонившись к стенкам кареты, они подпирали их словно неудачно подобранные книжные подставки; при этом одна похрапывала, а другая присвистывала носом.

Книги уже не вызывали у Дженивы интереса, а заняться каким-нибудь рукоделием в раскачивающейся карете было невозможно. Она никогда бы не призналась в этом вслух, но карты ей тоже надоели. Хоть бы Господь послал ей какое-нибудь развлечение, пусть даже разбойника с большой дороги…

Карета остановилась, и Дженива с испугом посмотрела в окно. Не может быть, чтобы ее пожелание исполнилось так быстро!

Ее сердце забилось от волнения, когда она достала из дорожной сумки пистолет. Наконец-то что-то начало происходить! Проверив пистолет, Дженива взвела курок и только потом сообразила, что разбойники не нападают бесшумно. Разве они не кричат вначале: «Кошелек или жизнь»?

Кроме того, ни один разбойник, будучи в здравом уме, не станет останавливать кортеж из трех карет и четырех сопровождающих их вооруженных верховых, даже если его соблазнит позолоченное великолепие одного из экипажей: дамы Трейс с комфортом путешествовали в дорожной карете, принадлежавшей их внучатому племяннику маркизу Эшарту.

Когда она увидела его портрет, висевший в доме его тетушек в Танбридж-Уэллз, на котором был изображен бледный, напудренный, разряженный человек, об этом маркизе у Дженивы создалось весьма плохое впечатление, а его карета укрепила ее неприязнь. Ни одному истинному мужчине не требуются мягкие обивки, обтянутые шелком стенки и изысканно украшенные позолоченные подсвечники, не говоря уже о пышнотелых нимфах, нарисованных на потолке.

Карета все еще стояла, и Дженива, сидя спиной к лошадям, не видела, что происходит.

Вытянув шею, она выглянула из окна и увидела съехавшую в канаву карету. Попавшая в беду дама разговаривала с Хокни, главным из сопровождающих их всадников.

Облака сгущались, и резкий ветер начал раскачивать деревья. Снаружи царил ледяной холод, так что бедная дама, должно быть, совсем замерзла, а значит, им придется подвезти ее до ближайшей гостиницы.

Дженива взглянула на обеих леди Трейс, не зная, имеет ли она право принимать решения: они попросили ее отправиться с ними в это путешествие в качестве компаньонки. «Ведь вы пережили такие приключения!» — воскликнула тогда Талия. Но ее обязанности так и не были до конца определены.

Во всяком случае, Дженива понимала, что ее «служба» являлась не только необходимостью, но и актом благотворительности. Дамам было известно, что она чувствовала себя неуютно в доме своей мачехи отчасти поэтому они и предложили ей эту поездку. Она должна отплатить им вниманием и заботой, но как ей следовало сейчас поступить?

У нее заболела шея, и Дженива выпрямилась. Возможно, Хокни тоже не знает, имеет ли он право решать. Она пожала плечами и, взяв накидку, лежавшую рядом на сиденье, открыла дверцу и вылезла наружу. От морозного воздуха у нее перехватило дыхание. Дженива поспешила закрыть дверцу, чтобы не выпустить тепло, затем завернулась в накидку, набросила на голову капюшон и завязала его.

Теплая синяя накидка, подбитая кроличьим мехом, была подарком леди Трейс и самой роскошной из всех, которые когда-либо имелись у Дженивы. Она пожалела, что забыла захватить муфту из того же меха.

Спрятав руки под накидку, Дженива торопливо направилась к чужой карете, чувствуя, как холод сквозь тонкие подошвы кусает ее ноги.

Женщина повернулась, и из-под дорогого темного меха перед Дженивой предстало хорошенькое, но с резкими чертами лицо.

Незнакомка подозрительным взглядом с головы до ног смерила Джениву:

— Кто вы?

Вот так так! Неудивительно, что Хокни был в нерешительности. Есть пословица, что дареному коню в зубы не смотрят. Конечно, женщина в соболях разбирается в мехах.

— Это мисс Смит, мэм, — недовольным тоном пояснил незнакомке Хокни. Кожа на его длинном лице сморщилась, от холода, а на кончике носа образовывалась сосулька. — Компаньонка леди Талии и леди Каллиопы Трейс. Мисс Смит, это миссис Дэш с ее каретой произошла беда.

— Трейс! — воскликнула миссис Дэш, мгновенно меняясь. — Как добры эти леди, что остановились! Я просто потрясена такой честью.

Ловушка. Льстивая лиса, чего и следовало ожидать от этой встречи.

— О, вы бы не могли…

Как она сможет сказать ей «нет»?

— …взять моего ребенка в теплое место?

Дженива изумилась. «Ребенок?»

Сияющая улыбка сменилась жалобной мольбой.

— Милая крошка в карете с горничной. Там холодно. Если бы вы согласились… — Миссис Дэш вынула затянутые в перчатки руки из муфты и молитвенно сложила их. — Я должна встретиться со своим мужем в Хокеме, во «Льве и единороге». Уверяю вас, он обо всем позаботится. Я охотно подожду здесь, если буду знать, что мое бедное дитя в тепле и безопасности!

— Конечно, миссис Дэш. Пожалуйста, я уверена, мы будем рады помочь…

Миссис Дэш поспешила к наклонившейся карете и, заглянув внутрь, что-то крикнула. В ответ из нее выбросили какой-то узел, а затем осторожно передали другой. Потом кучер миссис Дэш буквально выволок из кареты неуклюжую горничную. Мать вложила младенца в руки горничной и подтолкнула ее к Джениве, что потребовало некоторых усилий.

Круглое лицо горничной выражало недовольство и тревогу — бедняжка, вероятно, замерзла: накидка с капюшоном, но без меховой подкладки вряд ли могла согреть, а Дженива сомневалась, что в карете миссис Дэш так же тепло, как и в карете маркиза Эшарта, в которой постоянно меняли нагретые кирпичи. Хорошо, хоть ребенка закутали так, что его почти не было видно.

— Иди за этой леди! — визгливо крикнула миссис Дэш и затем добавила обычным голосом: — Она плохо знает английский.

— А на каком языке она говорит?

— На ирландском. Они называют его гэльским. Пожалуйста мисс Смит, предоставьте моему бедному ребенку кров! Джениву передернуло от ее резкого тона, но миссис Дэш была права: ребенок сейчас — самое главное. Дженива подобрала узел и повела служанку к золоченой карете. Это оказалось не легче, чем тянуть за собой осла, девушка как будто чего-то боялась. И неудивительно, она попала в чужую страну, оказалась среди людей, не говоривших на ее родном языке, а потом еще ее тряхнуло, когда карета съехала в канаву, и, возможно, она ушиблась. А теперь ее отдают незнакомым людям.

Дженива начала успокаивать ее тихим ласковым голосом. Она сама провела большую часть жизни, путешествуя с матерью и отцом, морским капитаном, по странам, языка которых не знала, и убедилась, что даже если люди не понимают слов, они догадываются об их смысле по тону говорящего.

В конце концов ее усилия увенчались успехом: служанка повернула к Джениве усыпанное веснушками лицо и ускорила шаги.

Еще один из всадников спешился и теперь стоял наготове у дверцы кареты. Дженива передала ему узел служанки, от которого исходил какой-то кислый запах.

— Думаю здесь никто не говорит по-гэльски?

— Никто, насколько мне известно, мисс Смит.

— Жаль. Но все же поспрашивайте.

Всадник распахнул дверцу, и Дженива подтолкнула девушку в теплую глубину кареты затем забралась сама и закрыла дверцу.

Талия пошевелилась, и ее глаза широко раскрылись.

— Так, что у нас здесь?

Несмотря на возраст, леди Талию можно было назвать красивой благодаря ее пушистым седым волосам и большим голубым глазам. При этом она упорно продолжала одеваться как совсем молодая девушка и всегда отличалась добротой. Они подружились, и именно поэтому Дженива отправилась с ними в это путешествие.

— Одному из проезжающих потребовалась помощь, — сказала Дженива, сообразив, что дурной запах исходил не только от узла горничной. — Вернее, двоим. Горничной и ребенку. Горничная говорит только по-гэльски.

— Боже мой, Боже мой! — Невзирая на тяжелый неприятный запах, Талия имела вид человека, которому доставили большое удовольствие. Принимая во внимание утомительное путешествие, вероятно, она обрадовалась развлечению.

Карета тронулась, и Дженива выглянула, чтобы помахать миссис Дэш в знак того, что все устроилось. Ей следовало бы сказать, что они пришлют помощь, но это было и так понятно.

Однако что-то остановило ее. На лице женщины не было радостной улыбки облегчения от того, что ее дитя оказалось в добрых руках, оно выражало совсем другое чувство, похожее на торжество.

Не потому ли, что миссис Дэш теперь рассчитывала получить доступ в знатную семью Трейсов? Нет, подсказывала Джениве ее интуиция, здесь крылось что-то другое, и, возможно, она еще пожалеет о своем добром поступке.

Три часа спустя Дженива поняла, что интуиция, как всегда, не обманула ее.

Глава 2

Они довольно скоро добрались до гостиницы «Лев и единорог» в Хокеме, но никаких признаков мистера Дэша там не оказалось.

Перед ними предстало довольно заурядное заведение, совсем не походившее на те заранее выбранные ими роскошные гостиницы, в которых они предполагали останавливаться по дороге: просто когда они прибыли сюда, уже стемнело, а в гостинице имелись свободные комнаты, и Талия настояла, чтобы они переночевали здесь.

— Понимаю, — усмехнулась Дженива. — Вам хочется узнать, чем кончится эта история.

— Но почему бы и нет, дорогая? О, чай с бренди. Как приятно.

Хитрый хозяин изо всех сил старался заманить богатых постояльцев, и Дженива не стала вмешиваться; однако она беспокоилась об уставших старых дамах и не хотела и дальше заставлять лакеев ехать верхом на лошадях при таком морозе.

Мистер Линчболд показал им пару хороших, но расположенных на разных этажах апартаментов. Леди Каллиопа выбрала первый этаж, потому что была не в состоянии подниматься по лестнице, так как практически почти не могла ходить, и лакеи в сопровождении личной горничной внесли ее туда в большом крепком кресле.

Дженива с Талией и ее горничной, Реджиной, поднялись на второй этаж, где им предоставили просторную спальню с прилегающей к ней гостиной. Камины уже горели, и в комнатах было достаточно тепло. Слуги леди Трейс внесли туда все их вещи необходимые для удобства старой дамы. Предполагалось, что Дженива будет спать вместе с Талией на большой кровати, а Реджина устроится на выдвигавшейся из-под нее кровати для слуги.

Ужин обещали подать в течение часа, и Талия спустилась в комнату сестры, а Дженива посчитала своим долгом остаться и приглядывать за нянькой и ребенком.

Во время короткого пути им с трудом удалось вытянуть из ирландки имена: ее — Шина О’Лири и ребенка — Шарлин, которое они немедленно переделали в Чарли.

Чарли Дэш. Он вызывал тревогу, и неприятности уже начинались. Чем скорее появятся его родители, тем лучше.

Дженива подперла рукой голову, кружившуюся от бренди» и попыталась сообразить что ей делать.

Как только они приехали в гостиницу, она все рассказала ее хозяину, и Линчболд обещал послать помощь. Но не забыл ли он об этом, обрадовавшись знатным гостям? А даже если и забыл, где же мистер Дэш?

Подозрения роились, как темные тучи на горизонте, а Дженива была не из тех, кто сидит сложа руки перед надвигающейся грозой. Завернувшись в теплую шаль, она отправилась выяснять обстановку и уже почти подошла к лестнице, когда волна ледяного воздуха снизу подсказала ей, что кто-то только что приехал.

— Эй, там! Хозяин!

В холодном воздухе до нее донесся властный голос мужчины. Он живо напомнил ей голос отца, отдающего приказания с капитанского мостика одного из своих кораблей, и она на минуту замерла, охваченная воспоминаниями, а затем подошла к перилам и посмотрела вниз.

В самом ли деле это, наконец, появился мистер Дэш? Но она совсем не ожидала услышать именно такой голос.

Внизу, в сумраке обшитого панелями холла, перед пылающим камином спиной к ней стоял высокий господин в длинном плаще, без шляпы; его густые темные волосы были зачесаны назад и перевязаны лентой. Дженива одобрительно хмыкнула. Ей нравились сильные мужественные мужчины, а от него, как пар от его мокрого плаща, исходили решительность и энергия.

Сняв перчатки, незнакомец протянул длинные руки к огню, и на его кольце зеленым светом вспыхнул камень. Дженива подняла брови. Изумруд столь невероятной величины? А почему нет? Такой человек не станет носить стекляшки.

Значит, он — лорд. Но где же его свита?

Заполнившие холл слуги тут же окружили незнакомца в надежде чем-нибудь поживиться. В этом не было ничего удивительного: слуги в гостиницах в основном жили на подачки богатых постояльцев.

Не оборачиваясь, вошедший расстегнул плащи сбросил его с плеч в полной уверенности, что кто-нибудь примет его.

Один из слуг тут же подхватил плащ и чуть не пошатнулся под его тяжестью: плащ был сшит из кожи и подбит густым серым мехом, вероятно, волчьим. «Странно, — подумала Дженива, — какой добропорядочный англичанин станет делать подкладку плаща из волчьего меха?»

— И все же одно ей было ясно: это не скромный мистер Дэш. — Все в нем, от плаща и дорогого кольца до осанки, говорило о том, что это великолепный образец мужественности. Дженива всегда была не прочь полюбоваться мужской красотой, поэтому она, перегнувшись через перила, смотрела на незнакомца с приятным волнением, от которого сердце ее билось сильнее, а дыхание становилось глубже. «Обернись, — мысленно просила она, — мне надо видеть твое лицо…» Хотя, возможно, ее ждет разочарование: даже у самого привлекательного человека всегда находится какой-нибудь недостаток.

Заговорив с горничной, он повернулся, и Дженива увидела, как блеснуло золото. Серьга! Она знала, что носить одну серьгу — последняя мода среди непутевых молодых джентльменов:

Незнакомец еще немного повернулся, показывая оправдавший ее надежды профиль, и в кружеве его шейного платка блеснули драгоценные камни. Боже, неужели этот путник ехал один в темноте с такими драгоценностями? Он был или необыкновенным человеком, или дураком.

Джениве казалось, что она смотрит пьесу. Вот из правой кулисы, кланяясь, появляется Линчболд…

— Сэр! Добро пожаловать в «Лев и единорог». — Мужчина чуть заметно наклонил голову.

— Я приехал сюда, чтобы встретить миссис Дэш. Проводи меня к ней.

Дженива выпрямилась, как пружина. Этого не могло быть! Многие ее знакомые аристократы выглядели простыми мистерами и миссис, которых отделяло от титулованных предков одно или два поколения, но этот человек был неподходящей парой для миссис Дэш, которая, несмотря на прекрасную одежду, казалась просто вульгарной. Он же был королем волков, во всяком случае, в богатом воображении Дженивы. Увы, приятный момент кончился: ее король волков оказался еще одним избалованным незначительным лордом с титулом или без, и ей лучше самой поговорить с ним.

Однако не успела она двинуться с места, как Л