Анастасия Эльберг
Самая сладкая ложь


Часть первая

Суета сует. Все суета.

«Эклессиаст»


Глава 1

Миниатюрная шатенка в строгом костюме уже пять минут сидела в роскошном холле и изучала сновавших туда-сюда сотрудников. Создавалось впечатление, что в этой организации время ускоряется в два раза. Все куда-то торопились. Кто-то нес документы, просматривая их на ходу, кто-то держал в руках небольшие кейсы, а кто-то просто куда-то бежал, скороговоркой объясняя что-то по сотовому телефону.

— Лия Слоцки? — вдруг услышала она. — Господи, простите меня. Я задержался. Снова полетела система, это бывает, знаете ли.

Светловолосый молодой человек в очках улыбнулся и протянул ей руку.

— Ронен Леви, — представился он. — Я главный программист, работаю в аналитическом отделе. Меня попросили проводить вас. Прошу вас, идемте. Только не отставайте.

Вопрос о том, почему ей нужен провожатый, недолго вертелся у Лии на языке. Ронен вел ее по извилистым коридорам, и она поняла, что сама никогда не нашла бы выход из этого лабиринта. Теперь ее интересовал другой вопрос: найдет ли она дорогу обратно?

— Когда закончите, найдите меня, и я проведу вас к выходу, — прочитал ее мысли Ронен. — Я обычно нахожусь в комнате связи. Я покажу вам, где это.

Лия с любопытством изучала ряды дверей из темного дерева и большие открытые помещения — общие офисы.

— Это отдел стратегии, — заговорил Ронен. — На этом же этаже располагается отдел безопасности. Тут постоянно крутятся оперативники. Я бы не советовал вам с ними разговаривать. Невоспитанный народ. Прямо по коридору — тир, дальше — комнаты отдыха для персонала. Кроме того, тут есть столовая, где, к слову сказать, неплохо кормят. Как видите, — он улыбнулся, — все на высшем уровне.

В лифте Ронен поздоровался с несколькими сотрудниками и нажал нужную кнопку. Лия заметила, что номера этажей не заканчиваются на цифре «ноль». Ниже шли такие номера, как «-1», –2»… и так далее, до «-10».

— Это архивы, — пояснил Ронен. — До минус пятого этажа могут доехать практически все сотрудники. Но ниже — нет-нет. Для этого нужен второй допуск секретности, или же первый. Вот сюда, — он показал на панель с кнопками, — вставляется магнитная карта, и это обеспечивает доступ к закрытым архивам. У вас тоже когда-нибудь такой будет.

— Лучше бы у вас его не было, — вмешался в разговор темноволосый мужчина в деловом костюме. У мужчины были ярко-голубые глаза, скрывавшиеся за стеклами небольших очков с серым защитным покрытием и тонкие черты лица, делавшие его похожим не на среднестатистического представителя «белых воротничков», а на киноактера. — Вы будете лучше спать. Прошу прощения, я не представился. Лейтенант Гилад Гордон, консультант и заместитель главного аналитика.

— Очень приятно, — ответила Лия. — Лия Слоцки.

Лейтенант Гордон посмотрел в золотисто-карие глаза своей собеседницы и опустил взгляд.

— Вы, должно быть, новый секретарь капитана Землянских? Хочется верить, что вы — та, кого он искал. То есть, не поймите меня неправильно. Я имею в виду рабочие дела.

Лия улыбнулась, и ее новый знакомый ответил ей не менее лучезарной улыбкой.

— Мне кажется, вы понравитесь капитану, — сказал он дружелюбно.

— Это уж точно, — кивнул Ронен. — Я подумал о том же.

— Кажется, я чего-то не понимаю, — произнесла Лия. — Я… замужем.

Гилад тронул рукав ее пиджака.

— Не волнуйтесь, — проговорил он доверительно. — Слушать программистов вам не стоит. — Он повернул голову к Ронену. — Они болтают больше всех.

— Вы только посмотрите, кто говорит! — обиделся Ронен. — Это мы-то болтаем?! Я слышал, о чем консультанты говорят за обедом!

— Аналитик программисту враг, — изрек Гилад. — Так уж сложилось исторически. — Он кивнул на открывшиеся двери лифта. — Прошу прощения, я вынужден вас покинуть. Удачи на собеседовании.

— Спасибо, — ответила Лия.

Гилад салютовал собеседниками тонкой папкой, которую он держал в руках, и пропал в лабиринте коридоров.

— Он хороший парень, — сказал Ронен. — Недаром капитан сделал его своим главным консультантом.

— Главным? — переспросила Лия. — У него их много?

— Конечно, — кивнул программист. — Пятеро. Вы не представляете, сколько у него работы! Иногда нужен дополнительный мозг. Хотя, зная капитана, я могу предположить, что дополнительный мозг ему нужен только для галочки…

— Вы все говорите загадками, — улыбнулась Лия, — но еще никто не сказал мне о капитане ничего конкретного.

— Будет лучше, если вы узнаете все сами. Тут ходит много слухов… в этом месте обожают сплетничать. Его сотрудники вообще не закрывают рты. Чего только стоят сплетни о его бывшей жене!

Произнеся последнюю фразу, Ронен испуганно зажал рот рукой.

— Простите, — сказал он со вздохом. — Ну, если уж я начал… капитан лет шесть назад назад развелся с женой. И с тех пор… немного сторонится женщин. Кроме того, он много работает А некоторое время назад его назначили исполняющим обязанности руководителя отдела по ведению допросов, так что работы у него прибавилось.

— Похоже, вы тоже любите сплетничать, — рассмеялась Лия. — Как бы вы не разболтали мне какую-нибудь государственную тайну.

Ронен отошел в сторону, пропуская входящих в лифт сотрудников.

— Личная жизнь капитана — это самая что ни на есть государственная тайна. И не дай Бог кому-то упомянуть об этой тайне в его присутствии. Тогда этот кто-то узнает, почем фунт лиха. Вообще, у нас бытует мнение, что капитан — самый жестокий руководитель за последние лет тридцать, — продолжил Ронен доверительным тоном, наклонившись к уху новой знакомой — словно боялся, что капитан его услышит. — Он никогда и никому ничего не спускает с рук. А если его кто-то разозлит, это будет катастрофа мирового масштаба. Не дай вам Бог кому-то надеть слишком короткую юбку, слишком высокие каблуки, придти с распущенными волосами, позволить себе слишком броские украшения, опоздать на пять минут на yтреннее совещание, задержаться на обеденном перерыве… — Он посмотрел на ее юбку, и Лия перехватила его взгляд. — Да, ваш костюм не очень подходит под требования дресс-кода… но вы пока что не начали работать, так что, думаю, капитан вам это простит. В общем, он прекрасный руководитель. Но его методы устраивают далеко не всех.

Лия красноречиво промолчала, разглядывая панель с мигающими кнопками. До нужного этажа оставалось еще две цифры.

— У вас, между прочим, будет отличная коллега! — снова заговорил Ронен — создавалось впечатление, что он не может молчать больше десяти секунд. Вероятно, на работе ему приходилось общаться исключительно с компьютерами, отчетами и проводами, и поэтому он ловил момент. — Ее зовут Габриэль Нафтали. Правда, сейчас она в отпуске. Но скоро она вернется, и вам будет легче. А пока вам придется осваивать работу в одиночестве. Вы справитесь!

Аналитический отдел оказался еще более запутанным, чем отдел стратегии. Коридоров тут было вдвое больше, равно как и сотрудников. Наблюдалось только одно отличие. Почти все аналитики были либо погружены в свои мысли, либо изучали документы, которые они несли в руках, тогда как сотрудники отдела стратегии имели привычку разглядывать проходивших.

— Там находятся общие архивы, — снова вошел в роль экскурсовода Ронен. — В той стороне — комнаты отдыха и столовая. А это — комната связи. Здесь вы сможете найти меня после того, как поговорите с капитаном. Комната открывается только изнутри — для того, чтобы открыть ее снаружи, нужен особый ключ. Но вы можете позвонить, и вам откроют. Звонок находится вот здесь. В той стороне, — он указал направо, — находится отдел по ведению допросов. Туда вам лучше не ходить. Ничего хорошего вы там не найдете. Даже капитан редко туда заходит — разве что по делам. Он предпочитает свой офис. Ему нравится вид, который открывается из окна.

— Вид, который открывается из окна? — не поняла Лия.

— Да. Очень красивый вид.

Ронен подошел к одной из дверей и толкнул ее.

Приемная была общей для двух кабинетов. На двери одного из них висела табличка следующего содержания: «Лейтенант Гилад Гордон, заместитель главного аналитика». На второй табличке значилось: «Капитан Константин Землянских, главный аналитик». «Пожалуйста, не входите без стука», гласила надпись под последней табличкой. Кабинет Гилада был пуст. Из приемной можно было разглядеть заваленный папками и документами круглый стол для совещаний, а также часть не менее захламленного рабочего стола. На последнем, помимо всего прочего, стоял стакан с водой, а на краю стола располагалась полная пепельница.

— Он умеет наводить бардак, — покачал головой Ронен. — Иногда мне кажется, что Гилад разбрасывает документы потому, что это помогает ему навести порядок в мыслях.

После пары «хороших» слов о консультанте главного аналитика Ронен подошел ко второй двери, которая была закрыта, и постучал, но ему никто не ответил. Тогда он постучал во второй раз, и из-за двери раздалось:

— Гилад, это ты? Кого там черт принес?! Я занят!

Лия нахмурилась и взволнованно посмотрела на своего провожатого.

— Это Ронен, сэр, — сказал он. — Я привел госпожу Слоцки.

— Что за идиотская привычка говорить через закрытую дверь?! Входите!

Как показалось Лие, кабинет главного аналитика был больше и светлее кабинета его консультанта. Но такое впечатление, скорее всего, складывалось благодаря идеальному порядку. Здесь не было ни одного брошенного документа, ни одной лишней папки. Одна из стен кабинета оказалась большим окном, и открывавшийся из него вид нельзя было не оценить. Лия вспомнила слова Ронена о том, что капитан любит этот кабинет по причине красивого вида, и невольно улыбнулась. Но после того, как она перевела взгляд на хозяина кабинета, который сидел за столом, улыбка сползла с ее лица. А когда капитан Землянских поднял глаза на посетительницу, улыбаться ей расхотелось совсем.

Лия представляла своего будущего начальника совсем не таким. Он не поразил ее ни своей красотой, ни откровенным взглядом на ее ноги, ни наглой улыбкой. Но в нем было что-то такое, от чего ее сердце медленно опустилось, и она инстинктивно положила руку на стоявшее рядом кресло.

Больше всего капитан напоминал героев полотен художников девятнадцатого века — именно такая