Анастасия Кудинова
(Сьюзен МакКлайн)
Забери мои крылья

Серия: Secret – 2.


Если крыльев нет, продолжай лететь,

Даже пусть это невозможно…

Если веры нет, продолжай жить с ней,

Даже пусть это очень сложно…



Твой образ всегда так рядом…

Ты – солнце – везде со мной

Я буду искать тебя взглядом

А ты меня жди, постой…

Хоть все вокруг нас погасло

И света уж нет, порой…

На улице снова ненастно,

Но знай, что я буду с тобой…



Пролог

Сердце ангела сжалось, когда он услышал пронзительные выстрелы. Один, за другим. Они шли в определенном интервале, нарушая сонную тишину города.

«Келин!» - пронеслось в голове парня.

Он, загнув белые могучие крылья за спину, ринулся вниз, разрезая воздух. Потоки ветра ударяли в его лицо; глаза слезились от такой скорости, но ему было плевать на это. Лишь бы успеть.

Покинув белую пелену утренних облаков, ангел сжал кулаки, пытаясь взглядом найти ту крышу, на которой оставил самое дорогое в мире. Девушку. С голубыми, как море, глазами, темными волосами и детской улыбкой. Ее образ всегда был с ним. Где бы Божий слуга ни был, он помнил ее. Каждую черту лица, мягкий смех, тонкие длинные пальцы, добрый взгляд. Она же – Келин Прайс – человеческая девушка, не безразличная ангелу. Девушка, которую он полюбил.

Раздался еще один выстрел. Страшный, громкий, сильный. Ангел, почувствовав резкую боль в области груди, закричал. Что-то колющее, словно проволока, резало его изнутри; причиняло страдания, заставляло неистово дышать. Дышать, будто в последний раз в жизни.

«Этого не может быть», - подумал он, ощущая во рту вкус стали.

Парень продолжал лететь, корчась от ужасных ощущений. Его глаза защипало; с них полились слезы: кристально чистые. Они скатывались по щекам и, покидая их, отдавались в объятия воздуха. В груди Мэтта все сжигалось; сухие губы желали открыться и вновь издать звук, но ангел не давал им разомкнуться. Терпел… старался как можно быстрее настигнуть то здание, не поддаваясь невольным движениям и крикам.

Его глаза узрели картину: девушка в черном платье, запнувшись о перекладину, падает вниз. Волосы развиваются, руки отчаянно пытаются ухватиться за что-либо, или просто вздымаются под давлением ветра. Очи стеклянные, мокрые, смотрят ввысь.

— Келин! — неистово ускоряясь и пытаясь побороть порыв ветра, крикнул ангел.

Ту, которую он любил, - убили. Ее больше нет. Мэттью уже не сможет услышать смех девушки, ее прекрасный и тонкий голос; не сможет прикоснуться к ней и сказать еще раз: «Я люблю тебя». Парень чувствовал, что Келин больше нет. На его душе стало тяжело, одиноко, мрачно. Ангел мог ощущать эмоции девушки, знать, если ей весело или грустно, но сейчас, когда его любимая умерла, он получил удар в грудь, свидетельствующий о том, что она покинула этот мир. Навсегда…

Связь между двоими прервалась.

Не обращая внимания на все остальное, Мэттью держал путь к Келин, которая, возможно, сейчас упадет и разобьется. Пусть ее тело уже покинула жизнь, парень все равно надеялся на что-то. Хотя бы поймать девушку, не дать ей встретиться с асфальтом.

Чей-то едкий смех и свист пуль, заставляли ангела злиться. Он, преодолев большое расстояние, наконец, схватил мертвое тело девушки. Еще бы секунда, мгновение – и Мэттью бы опоздал с этим.

Пытаясь сдерживать буру эмоций, ангел прижал к себе девушку и, аккуратно опустившись на асфальт, загнул могучие крылья за спину. Его руки, которыми он держал бездыханное тело, задрожали. Ком в горле не позволял даже закричать, ни то чтобы слово произнести. Слуга Божий даже не мог поверить, что Келин больше нет. Ее убили… еще на крыше.

Боль в области груди продолжала разрастаться паутинкой у парня. Сердце закололо, а пальцы пришли в тряску. Ангел не хотел осознавать, что все, что случилось – действительно произошло. Он думал, что это сон, но на самом деле реальность. Причем очень жестокая.

— Зачем я тебя послушал? — смотря на белое лицо темноволосой, прошептал Мэтт. Его рука нежно погладила щеку мертвой; горячие слезы хлынули при виде ее застывших стеклянных глаз: голубых, как море. Глаз, которые когда-то радовались…

Ангел, с трудом хватая ртом воздух, взял окровавленную ладонь Келин и, прижав к своей груди, опустил веки. Ему вспомнились некоторые моменты, проведенные с девушкой: вот они танцуют на балконе, робко посматривая друг на друга, заглядывают в глаза и… у обоих перехватывает дыхание. Не силясь больше терпеть, двое сливаются в чувственном поцелуе. Их мысли бударажутся, сердцебиения усиливаются, и тут они понимают, что безумно влюблены друг в друга.

— Я отомщу за тебя, — поцеловав в еле теплый лоб Келин, пообещал блондин. В нем закипела злость, покрывая печаль. Она росла и увеличивалась в размерах. Ангел больше не плакал. Он хотел мести, крови, желал, чтобы тот, кто убил девушку, понес ужасную смерть. Долгую, мучительную, страшную.

Аккуратно отпустив мертвую Келин, Мэттью еще раз посмотрел в ее пустые глаза и, стиснув зубы, проклял себя столько раз, сколько смог, за то, что оставил девушку одну: с двумя демонами. Ведь он нутром чуял – нельзя было уходить от Всевидящей ни на шаг, нельзя было. Но опять же - обстоятельства. Келин убедила своего хранителя, что справится, ведь у нее был пистолет и серебряные пули. Он, такой наивный, поверил ей, затем направился на Небеса. Ангел, конечно же, боялся за любимую, но все же надеялся на ее слова. Он знал, что Келин сильная, умная, она сможет. Хоть и его страх потерять ее был велик – парень все же оставил человеческую девушку, надеясь, что беда обойдет ее стороной. Если бы она не заверила бы его, что Михаилу СРОЧНО нужна помощь, то, возможно бы, осталась жива…

Расправив крылья и взмыв в воздух, ангел полетел на крышу того самого здания, где все и случилось с Келин. Лучи теплого солнца ласкали его светлые волосы, падали на оперение, предавая ему неистовый золотой отблеск. Вся боль парня, которая была, слезы, растерянность, чувство потери – все это куда-то улетучивалось, оставляя после себя темные мысли о мести. Желание убить.

Настигнув крыши, слуга Божий уверенно приземлился на нее двумя ногами. Он еще надеялся, что убийца или убийцы всевидящей здесь и никуда не убежали. Глазами Мэттью искал хоть кого-нибудь живого, но наткнулся на труп мужчины с вытянутой гримасой.

«Мертвый демон?» - пронеслось у него в голове, когда он рассматривал неказистое лицо.

— Так-так, и кто это тут у нас? — язвительный голос издался из тени, после чего из ее объятий выполз мужчина, облаченный во все черное. На его лице играла злорадная улыбка, глаза цвета угля горели огоньками. Через пальцы он прокручивал кольт, оглядывая с ног до головы ангела. Из спины незнакомца лился темный, как ночь, дым. Демон. — Я знал, что ты придешь сюда, поэтому не стал делать ноги. Убить тебя - мне не составит труда.

Мэттью, не став медлить и нести антимонию, залез под рубашку и достал раскладной серебряный нож. Лезвие холодного оружия немного блеснуло и перелилось разными цветами.

— Что, цыпленок, пришел замочить меня зубочисткой? — смеясь, сказал демон, направляя на парня кольт.

— Это ты убил Келин? — шагая в сторону неприятеля, процедил Мэтт.

— Кого?

— Ты прекрасно знаешь, что Всевидящую так звали! Не придуривайся! Ответь на мой вопрос. Сейчас же! — требовательно рявкнул он.

— Ах, да, что-то припоминаю, — театрально потирая подбородок свободной рукой, пробурчал мужчина. Он наблюдал, как ангел приближается к нему и даже не боялся ничего. Конечно, ведь у него кольт, а у крылатого всего лишь ножик. Демон уверен в своей победе. — Она была храброй, честно. Застрелила моего друга, — кивнул он в сторону трупа, — да и в меня чуть не попала. Славная была, крошка. Видел бы ты ее скорченное лицо в тот момент, когда пуля оказалась у нее в животе.

— Не смей! — остановившись в нескольких футах от мужчины, крикнул Мэтт.

— А что ты мне сделаешь? Заколешь ножиком? Если да, то ты, увы, не успеешь, цыпленок: в этот момент я спущу курок, пуля пройдет через твою голову и оставит в ней огро-омную дыру.

— Давай.

— Что «давай»?

— Стреляй, дурень! — от нервозности взмахивая белыми крыльями, выплюнул блондин.

Взорвавшись диким хохотом, демон сделал сказанное. Мэтт сумел увернуться от пули, тогда тот еще раз испытал удачу и нажал на курок. Снова мимо! С грацией, подобной кошки, ангел проскочил мимо новых выстрелов и, оказавшись совсем рядом с неприятелем, выбил из его руки кольт, затем взял за горло.

— Моя смерть тебе ничего не даст! — прохрипело адское существо, пытаясь ударить кулаками парня. — Все сдохнут, раз Всевидящая сдохла!

Мэтт напряг руку, в которой держал оружие и, размахнувшись, воткнул его в грудь мужчины. Тот, издав хрип, медленно повалился на пол, пытаясь вытащить из себя нож. Наблюдая за этим зрелищем, ангел улыбнулся и, сев подле демона, невинно покачал головой. Его глаза загорелись искрами. Он желал, чтобы существо, убившее его Келин, немного помучалось; испытало агонию, хоть в ее самой меньшей степени.

— Мои братья расквитаются с тобой, ангел.

— Ага.

— Они отомстят.

— Да-да, я понял.

Беспощадно воткнув острый предмет глубже в демона, Мэтт сжал зубы, смотря на его злое лицо. Издав хрип, тот что-то прошипел и, дергаясь в предсмертных конвульсиях, умер. Со спины демона перестал сочиться дым; тело ослабло, а глаза застыли, словно их заменили на стеклянные.

Подведясь, Мэтт не стал забирать свое оружие: сразу покинул крышу и, оглядываясь вокруг, искал глазами хоть кого-нибудь живого. Наверняка, уже большинство обычных людей слышали выстрелы или крики, быть может, и видели бойню.

***

Отпустив мертвое тело Келин на сухую траву, ангел упал подле него и, схватившись за голову, чуть ли не содрал с себя клок волос. Его сердце не желало приобретать обычный ритм; грудь до сих пор яростно вздымалась. Хоть он и убил того, кто пристрелил Всевидящую, но этого ему было мало.

Пытаясь не попадать во владения слез, Мэтт спустил воздух через рот и, поцеловав Келин в холодный лоб, начал рассматривать территорию. Везде было уже светло. Солнце освещало поле, ветер раскачивал кромки деревьев и проносился по лохматой почти желтой траве. В слегка прохладном воздухе витал аромат листьев, меда и орехов. По голубому небу лениво плыли кучево-дождевые облака, имеющие оттенок серого с белым.

Взяв ладонь мертвой, Мэтт прикусил губу. Его глаза остановились на каплях липкой крови, окутывающих руки девушки. В этот момент сердце ангела сжалось: он не мог поверить, что ЕЕ нет. Она ушла и… больше не вернется. Никогда.

— Прости меня, — прошептал парень, чувствуя горечь во рту. — Нельзя было тебя оставлять. Прости, прости! – Стукнув кулаками себя по лбу, он яростно крикнул. Уже ничего не вернуть. Келин Прайс – умерла. Ангел больше не увидит ее улыбки, радостного взгляда, не услышит звонкого мягкого смеха и бархатного голоса. —Я никогда тебя не забуду, — сказав это, Мэттью опустил веки Келин.

— Как же это трогательно! Я бы посочувствовал, но, увы, у меня нет души, — послышался язвительный голос.

Подорвавшись с места, ангел встал в оборонительную позу: напряг все конечности, громко расправил могучие крылья. Его глаза сразу же поймали фигуру высокого мужчины неподалеку. Из спины того незнакомца сочился черный, как смоль, дым; лицо выражало злость: темные глаза, опущенные к ним густые брови, порванные ткани щек и острые зубы. Облачен он был в какой-то серый пиджак, светлую рубашку и джинсы.

Очередной демон, да еще и одет так модно.

Двинувшись, адское существо направилось к Мэтту, лениво передвигая ногами и одновременно напевая что-то себе под нос. Его мелодию блондин не сразу разобрал, но для себя отметил одно – она устрашающая.

— Азаель? — удивленно произнес слуга Божий, рассматривая демона с ног до головы. — Что ты тут забыл один, тем более без своей свиты?

— Гулял неподалеку в надежде наткнуться на какого-нибудь ангела с трупом, — ответил мужчина, ухмыляясь.— Конечно же, нет!

— Знаю. Убить меня хочешь? Так давай! Все и так уже кончено! Ничего нельзя спасти… никого.

Остановившись в паре шагов от Мэттью, демон театрально похлопал в ладоши.

— Какой же ты… слабый. Не веришь в себя, в других. Где же надежда?

Ангел опустил взгляд на Келин.

— Она умерла.

— Это Всевидящая? Кто ее успел, точнее, сумел замочить? — не переставая лыбиться, поинтересовался Азаель.

— Один из ваших. Ты рад, да? Поручение, данное Люцифером, выполнено. Я вас «поздравляю»! Иди, сообщи ему об этом.

— Не сомневайся, успею.

Ангел расслабился и, выдохнув, сложил белые крылья за спину. Он понимал, что адская тварь здесь неспроста. Ей что-то нужно.

— Зачем ты здесь?

— Мне поручили убить тебя, раз никто из других не смог это сделать, —незамедлительно ответил демон, доставая из-под рубахи пистолет.

— Вы такие предсказуемые. Всевидящая мертва. Я уже не ее хранитель, так как связь между нами прервалась, когда она погибла! Зачем я вам нужен? Вы же вроде бы собрались сейчас не ангелов истреблять, а человеческий род.

— Так и есть. Просто ты, Мэтт, единственный из ангелов, кому хорошо доверяет Михаил. Он включает тебя во все свои планы, посвящает в подробности на небесах. Ты ценишься подобно арху. Так же силен, умен, быстр, неуязвим.

Такому ответу парень значительно удивился: выгнул брови, приоткрыл рот.

— Выходит, вы и раньше «охотились» на меня, просто я об этом не знал?

— А ты догадливый, — ухмыльнулся Азаель. — Если тебя не будет, — начал он, осматривая оружие, — то Михаилу придется тяжко без такого помощника. Ну а нам станет легче; намного легче! Планы его будут долго тянуться, что нам на руку. За это время мы успеем продолжить начатое: апокалипсис, как видишь, уже настал. Людей нам не составит труда уничтожить, если НИКТО, подобный тебе и Михаилу не нарисуется у нас на пути.

Ангел горько ухмыльнулся.

— Не отрицаешь тот факт, что Михаил жив? Что сейчас на Небесах?

— Там неразбериха, как всегда, - залившись диким хохотом, выпалил демон. — И, так уж и быть, скажу: твой дружок-арх еще дышит.

— Откуда ты все это знаешь? — поинтересовался Мэттью, подходя к неприятелю.

— Мефистофеля изгнали. Он мне изрек всю информацию.

— Потерпел поражение?

— К несчастью, да, — ядовито сказал мужчина.

— Где он сейчас? — не унимался с расспросами ангел.

— Не твое собачье дело! И что я медлю? — Демон вытянул руку, в которой держал пистолет с пулями из рения, и, прицелившись в грудь блондина, оскалился. — Скажешь что-нибудь на последок, прежде чем сдохнуть?

— Да, — кивнул уверенно Мэттью в подтверждении. — Я хочу предложить тебе сделку.

Выражение лица демона изменилось: стало напуганным.

— Что?

— Я не собираюсь повторять, — предупредил Божий слуга, сверля взглядом черноглазого.

— Сделка? Серьезно?

— На все сто процентов.

Мужчина отпустил руку с оружием и, схватившись за живот, прыснул со смеху. Его смех Мэтту показался фальшивым.

— Столько веков прошло, когда люди последний раз заключали сделки с демонами или наоборот. А сейчас, когда НАМ не нужно это, ты предлагаешь мне сделку? Ты – ангел! Никто из ангелов за всю историю не заключал сделок с демонами! А ты, имеющий такое признание, смеешь предлагать мне подобное?

— Я, может быть, исключение, — кинул парень. — Ситуация безвыходная. Мне остается только это.

— Чего ты хочешь? — немного успокоившись, сп