Автор: Аna Svidz

Серия: Сердце

Книга: Сердце бьется для тебя (книга в серии #1)


Аннотация


Я не знала, что такое боль, пока не ощутила ее кожей. Я не знала, что способна одновременно любить и ненавидеть его. Но у меня была она. Только благодаря ей я держалась. Но сейчас все по-другому.



Она стала другой. Недоверчивой. Несговорчивой. Она презирает меня. В этом виноват не только я. Но и она. Я ненавижу ее. Она уничтожила НАС. Но никто не может уничтожить ее. Одна только правда поставит все на свои места. Но будет поздно.


Пролог.


Привет, Нэнс... Как дела? Столько времени прошло... И я не могу тебя забыть... Скажи, как мне сделать так, чтобы боль ушла, чтобы она оставила меня и не терзала мое сердце и душу. Сначала я был раздавлен тем, что не могу к тебе прикоснуться, потому что ты не позволяла, а теперь... Что ты сделала со мной. Это чертовски больно, это чертовски рвет на части. Когда эта боль уйдет. Ты с ней. Я один. Нет, вру. Со мной моя боль. Тебе не больно, а это главное. Столько лет уже прошло, а я все ищу тебя в толпе прохожих, везде слышу твой голос... Нэнс... Моя дорога всегда вела вела в твой дом. Так будет всегда. Я люблю тебя, детка. Люблю.


Глава 1.


Нэнси



Я завожу мотор своей старенькой, но любимой машины Chevrolet Camaro 67 года, которую купила сразу после отъезда из Калифорнии в Сиэттл, деньги я копила долго и мне очень повезло, что суммы хватило на машину.


  Мой отъезд, который произошел почти четыре года назад, и для меня был шоком, но лучшего решения для себя я не видела, я не смогла бы там жить зная, что он... Черт с ним. Сейчас не время думать об этом.


  Важно то, ради чего я возвращаюсь в свой ад. Гонка. Вот что сейчас для меня имеет значение. Но еще больше она значит для Лили.


  Как бы я не старалась ее уберечь, как бы не пыталась скрыть её от глаз, все равно этого не произойдет. Все равно о ней узнают. Городок у нас такой... гнилой.


  Ванесса, моя сестра, предупредила Криса, чтобы в больнице для Лили выделили палату и сиделку. Он работал в больнице нейрохирургом, причем работал с человеком, который был также причастен к моему побегу.


  Я посмотрела в зеркало заднего вида и улыбнулась. Я свято верила, что все будет хорошо. Через пару недель, точней через четыре, я смогу подтвердить свою заявку в Германии. Когда я подавала заявку на участие в гонке и заявку в Германию, Ванесса страшно нервничала и просила найти другое решение проблеме. Она всегда была против гонок, особенно если участвую там я. После гибели наших родителей и моего побега, ей пришлось самой разгребать все дерьмо, которое свалилось на ее плечи. Мне до сих пор стыдно за это. Но даже не смотря на это, она всегда меня поддерживала и не упрекала в том, что я совершила.


  Я помню, как пришла к ней с одной темой для разговора, а она сказала, что мамы и папы больше нет.


  Тогда я ничего не сказала. Я тупо уставилась на нее, а потом также тупо развернулась и ушла. Я пошла туда, где всегда могла найти поддержку, опору, понимание и любовь. Пока я шла, я позвонила своей лучшей подруге, Ребекке. Но та трубку не брала. Наверняка тусила где-то с каким-нибудь горяченьким пареньком.


  Дорога к дому занимала не так много много времени, поэтому через 15 минут я стояла возле его входной двери. Ключи у меня были, так как доверие стало прочным сегментом в нашем мире. Открыв дверь, я удивилась тому разгрому, который увидела. На полу валялись вещи, книги, статуэтки.


  Мое сердце билось быстрей по мере подъема по лестнице на второй этаж. В голове роились разные мысли, этот вечер не мог стать таким чудовищным. Но мои самые худшие опасения не дотянули до того, что я увидела.


  На меня смотрели ягодицы моего любимого человека, совершающие поступательные движения. Вокруг его талии были женские ноги... Я была поражена. Ничего не могла с собой поделать, как не обламать им кайф: я похлопала в ладоши.


  Он перестал шевелиться, девушка захихикала и парень встал.


  — Нэнси!


А когда я увидела КОГО он трахал, моя кровь заледенела...


Я снова посмотрела на него. Мои мысли были стерильны. Голова пустой. Глаза сухими. Мне было просто больно.


  — Проверься потом на гонорею. — Я опустила взгляд на его достоинство, на которое он даже презерватив не натянул. — А то от нее, — я кивнула головой в сторону девушки, — и не такое можно подцепить.


  С этими словами я покинула комнату и без оглядки ушла. Я надеялась, что он не пойдет за мной, он и не пошел.


  Картинка из прошлого прочно засела в моей голове, я прокручивала ее снова и снова, все надеялась, что это какая-то ошибка, но ошибки не было. Как бы я этого не хотела.


  Я подъехала к дому, в котором жила всю свою жизнь и который бросила, только потому, что с ним связаны все мои воспоминания.


  Заглушив мотор, я смотрела на дом и тут отворилась входная дверь. Увидев, кто вышел из дома, я обомлела. Из нашего дома вышла пара, которая могла позировать для модного глянца. Стройная брюнетка, рост ниже среднего, а рядом парень, который положил руку на ее поясницу, они улыбались чему-то.


  Но как только я вышла из машины, улыбки на их лицах погасли. Но только не на лице моей сестры. Я оперлась боком о машину и скрестила руки на груди. Пара на меня смотрела с широко раскрытыми глазами. Ну, ра з уж я вежливая девочка, я решила поздороваться:


  — Здравствуй, Лиам.


Глава 2.


Лиам.



Я почувствовал, как напряглась Лорен возле меня, когда увидела Нэнси. Как только ее увидела Ванесса, опрометью бросилась к сестре. Они хоть и родные, но такие разные… Ванесса высокая, худая, русая и с серо-голубыми глазами. А Нэнси… Нэнси прекрасна.


—      Я забыла, во сколько ты должна была приехать. Поэтому…


—      Ты знала? — Прервала Лорен.


—     А кто ты такая, чтобы она оповещала тебя о событиях своей жизни? — резко откликнулась Нэнси, бросая холодный взгляд на мою спутницу.


От злости лицо Лорен стало красным, но она, поджав губы, промолчала. Я прочистил горло:


—      Здравствуй, Нэнси.


Интересно, я смогу привыкнуть к ее арктическому взгляду когда-нибудь?


—      Как дела с гонореей? Долго лечил?


—      Ах ты…, — начала было Лорен, но я оборвал ее.


—      Я это заслужил. Все нормально.


—      Ага, — согласилась Нэнси. — Нормально. А теперь. Вы. Оба. Катитесь к чертовой матери отсюда.


—      Нэнси…, — упрекнула Ванесса.


—      Эта сучка, — Обернувшись к сестре, она казала на Лорен. — Разбудит Лили.


—      Сучка?


—      Лили? — В унисон с Лорен отозвался я. Ответом нам послужил наглядный пример того, кто такая Лили. Нэнси вытащила из багажника детскую коляску, каркас коляски, и сумку небольшого размера. От коляски, точней люльки, тянулся проводок, который был прикреплен к кислородному баллону, который также был изъят салона. В люльке, полусидя – полулежа, находилась девочка, которой на вид было несколько лет. Может три. Люльку прикрепили к каркасу коляски и Нэнси повезла ее на задний двор, не говоря никому ни слова. Боже, у Нэнси ребенок…. Я посмотрел на Ванессу:


—Это ее ребенок?


Видимо, Лорен не хотела меня подержать и просто ушла, не попрощавшись. Этот день не мог стать еще хуже.


—      Да.


—      Она замужем?


—      Нет.


—      Тогда…


—      Лиам, это не моя история. И не мне посвящать кого-либо в подробности, тем более тебя. Я помогла вам с Лорен, чем смогла. Теперь уходи. А если есть еще вопросы, но не ко мне, — она указала на задний двор рукой. — Иди туда.


—      Она не станет…


—      А в этом ты виноват сам. Всего хорошего, Лиам. Она развернулась и ушла вслед за сестрой. Ушла к той, которая владела моим сердцем несколько лет назад. Я ее упустил. Потерял. Растоптал. Гребаный идиот.


Мы встречались со средней школы. Она не была участницей группы поддержки. Она была другой. Она была участницей гонок, среди парней она была единственной девчонкой, которая ловила кайф от этого. Когда она гнала по трассе, на всю округу были слышны басы Dead by April, а не тот позорный реп, который любили прокачать ребята из школы. Если надевала юбку, то никогда не надевала каблуки. Только кеды. Всегда футболка и небрежный пучок на голове, но чаще она распускала свои шикарные волосы, аромат которых я помню до сих пор. Интересно, она пользуется тем же шампунем? Ее зеленые глаза всегда искрились весельем, а когда мы были вместе, я знал, что все искры, которые я вижу в ее глазах, были из-за меня. Я знал, что делаю ее счастливой, ровно как и она меня. Она была самой низкой девчонкой из всех, кого я знал. При моем росте мне было до боли приятно сжимать ее в своих руках и целовать макушку, когда она прижималась к моей груди. И не только к груди… Мой пах ей тоже был благодарен. На губах до сих пор играет вкус ее кожи и сладких нежных губ, которые так нежно звали меня по имени.


Я был ее первым парнем, с которым она занималась сексом, а она первой девушкой, с которой я занимался любовью.


Она тогда смотрела мне в глаза, потом резко втянула в себя воздух и прикусила губу. Она зажмурилась и я понял, что сделал ей больно.


—      Ты в порядке?


Она закивала, обвила мою шею руками и прижалась ближе ко мне:


—      Все в порядке, — шепотом сказала она. — Я люблю тебя.


Это был первый раз, когда с ее губ слетели эти слова. В ту ночь эти три слова звучали не один раз, точно так же не один раз были доказаны в действии.


—      Какого черта ты до сих пор здесь торчишь? — Если бы не резкость в ее голосе, то он звучал бы довольно нежно и мелодично. Пора возвращаться в реальность, парень.


—      Даааа, — я потер затылок и прищурился. — Как ты, Нэнси? — Звучит жалко, но я хочу смотреть на нее и слушать ее…  Чувствовать.  Фак. Скрещенные на груди руки сказали мне, что сегодня для бесед я выбрал неудачный день. Она так прекрасна, когда злится. Мое тело жаждет ее ласк и губ… Мой член ожил. Очень вовремя, придурок.


—      Тебе какое дело? Ты практически четыре года не изъявлял желание узнать, как у меня дела. Думаешь, что сейчас ты мой друг и все такое? Кстати, где подружка твоя? Я удивлена..  Лорен… Ты ведь ее вечно избегал… Впрочем… Неважно.


—      Я не мог дозвониться. Ванесса ничего мне не говорила. Я ничего не знал.


—      Пусть впредь так и будет.


Она повернулась на пятках и прошла в дом, даже не бросив косого взгляда на меня.


Я поплелся к машине, но уехать не решался.


Ее приезд менял многое. Я должен все прояснить и расставить все точки над « i».


Я завел мотор и поехал туда, где находился ключ к решению моих проблем. По крайней, я верил в это.


Глава 3.


Ванесса



Я работаю консультантом в центре помощи подросткам, которые сталкивались с насилием в семье. Довольно сложно наблюдать изо дня в день детей, которые подверглись жестокости со стороны родного и близкого тебе человека. Я была удивлена, когда ко мне пришла Лорен. Да еще с Лиамом. Он моего дома сторонился довольно долгое время, все эти годы я слышала о нем массу "интересных" вещей, но только пол года назад человек взялся за ум. Наверно на моем лице довольно явно исказилось непонимание ситуации, поэтому Лорен решила пролить свет на события этого дня. И этой встречи.


- Прости, что без предупреждения... Но ситуация довольно важная... Можно нам войти?


Я молча отошла и пропустила ребят. Лиам не смотрел мне в глаза, куда угодно, но не в глаза. Что ж, я могу понять причину. Но как он осмелился прийти сюда?


Лорен ощутила арктический циклон между нами, поэтому решила, во избежание внезапной смены температуры на еще более низкую, выпалила:


- Мои родители усыновили восьмилетнего мальчика, потому что его отец бил и пил его, пока ребенок не оказался в реанимации. Помимо того, что мальчик сломал запястья и ногу, он получил психологическую травму: отец насиловал его. Сейчас мальчик в больнице, ни с кем не хочет говорить. Лиам сейчас работает у своего отца в юридической фирме, он представляет наши интересы, и мы хотели бы, чтобы ты помогла нам устроить встречу с доктором Декстером.


Доктор Декстер самый квалифицированный врач в этой области и все ребята, которые были у него, постепенно приходили в себя. Родители, конечно, это хорошо. Но не всегда можно рассказать родному человеку, что с тобой произошло. Именно в такой ситуации оказалась моя сестра.


Я никогда не забуду день, когда все произошло. вот сейчас я сижу дома и жду маму с папой, они почему-то опаздывают, сестра умчалась на курсы, а потом, скорей всего, пойдет к Лиаму, мой парень сейчас зубрит, потому что экзамен завтра, а он еще даже учебники не открывал. И вот через 3 часа раздается звонок в дверь, а там стоят полицейские и сообщают, что мама и папа больше никогда не переступят порог этого дома.


Когда пришла сестра, я видела, что она растеряна. А когда я ей сообщила новость, она просто ушла. Молча. развернулась. И ушла. Как, мать вашу, это понимать? Но я не могла сказать ни слова. Я понимала ее оцепенение, шок... Но чтобы уйти... Хотя, по правде говоря, я бы тоже ушла. Из своей кожи. Потому что быть в ней было больно. Я просто села в гостиной на диван и просидела так еще некоторое время. Как вдруг открылась входная дверь и на пороге появилась Нэнси, белая, как полотно. Она, словно зомби, поднялась наверх. Я пошла за ней... В комнате тускло горел ночник, а она складывала какие-то вещи в рюкзак и бормотала:


- ненавижуненавижуненавижу...


Я подошла к ней, но она отпрянула и вытерла слезы тыльной стороной ладони.А потом подхватила рюкзак и вылетела из комнаты, на ходу выбросив телефон на кровать. Я ринулась за ней, но она бежала, как обезумевшая. Перед носом хлопнула дверь и все. Я одна. Тишина оглушала. стены давили. Боль рвала на части. И меня бросила сестра. Черт. Этого просто не может быть.


Через какое-то время, точно не скажу, потому что я долго пыталась понять, как моя жизнь за считанные часы превратилась в руины, раздалась телефонная трель. Так. Рингтон не мой. Поднявший на верх и направляясь на звук, я оказалась в комнате сестры. Звонил ее телефон, оповещал о голосовой почте, сообщениях, и звонил Лиам. наверняка ребята были уже в курсе. Ведь городок у нас маленький. Потом на дисплее появилось сообщение, которое вызвало неприятную дрожь по телу. Сообщение было от девушки.


" Теперь ты поняла, что со мной тягаться бесполезно. Он трахает меня, когда захочет весь этот год. Особенно после того, как поимеет тебя. По его словам, ты холодная сучка, которая хуже бревна. Хорошо, что ты все увидела своими глазами. Держись от него подальше."


Телефон выпал из моих рук и я осела на пол, завыв, как раненый зверь. Я ощутила боль своей сестры, ведь в этот вечер она потеряла трех дорогих ее сердцу людей.


Я весь вечер просидела у телефона, смотрела на дверь и на часы. Но ничего не происходило. Моя сестра ушла. Я позвонила Крису и он приехал ко мне. Потом на пороге появился Лиам, но Крис не пустил его на порог, потому что я рассказала ему о том, что произошло. По крайней мере я попала пальцем в небо. Когда он начал говорить о том, что произошло, я заорала:


- да заткнись уже, гребаный придурок! Не можешь член держать в штанах, держись подальше от моей сестры и от нашего дома!!!! Видеть тебя здесь больше не хочу! проваливай!


И он ушел. Как и моя сестра. Оба они ушли от меня на 4 года.


Я тогда верила, что она вернется. Вот-вот придет. Но