Anastay
Фанфик Последняя из рода Блэк


Шапка фанфика

Пейринг: Мэри Сью/Северус Снейп, Том Риддл, Драко Малфой, Гермиона Грейнджер, Сириус Блэк, Новый Мужской Персонаж

Рейтинг: General

Жанр: Adventure/Humor/Romance/AU

Размер: Макси

Статус: Закончен

События: Гарри - девочка, Независимый Гарри, Сильный Гарри

Саммари: Грета Поттер живет в чулане под лестницей и терпит издевательства родственников, пока однажды случайно не встречает говорящего пса. С тех пор ее жизнь круто меняется.

Предупреждение: История начинается на первом курсе, а потому романтика планируется немного дальше:)

Комментарий автора: Иллюстрации к фику:

Сногсшибательные рисунки от surdu:

Обложка: http://www.pichome.ru/image/J83

Грета: http://www.pichome.ru/image/Jt2

Крутые коллажи от Madlena Fox:

Обложка: https://pp.vk.me/c624426/v624426945/29fde/kLb-YRb1_nk.jpg

Грета и Гелла: https://pp.vk.me/c621328/v621328945/1dcbb/HUjtt_L16tk.jpg

Грета и Том: https://pp.vk.me/c621328/v621328945/1dd1c/QJMJJDtNj20.jpg

Грета и Дориан: https://pp.vk.me/c621328/v621328945/1de48/CDkjfaRZHUs.jpg

Обалденные иллюстрации от LexFun:

Обложка: http://i69.fastpic.ru/big/2015/0612/dc/782ae722c93d6e8a4c2d3385019754dc.jpg

Глава 129: http://www.pichome.ru/image/Nhl

Мем от dragon_fly (хаха:))

http://www.pichome.ru/image/NOx

PS: Бонусом - трек-лист фика на стене профиля.

Микс для психически устойчивых читателей (или для людей без музыкального слуха, как автор).

Файл скачан с сайта Fanfics.me - www.fanfics.me


Глава 1. Загадочная история Арктуруса Блэка

— Прекрасно. Шесть лет поисков псу под хвост. Подумать только — это девочка! Де-воч-ка! Что за нелепость!

В пять лет не особенно сильно удивляешься говорящему псу. Но когда большое лохматое животное подходит к тебе в пустынном темном парке и начинает отчитывать за то, что ты девочка, — это как минимум напрягает. Впрочем, тогда я была так напугана тем, что потерялась, что претензии со стороны собаки были лишь дополнением в мою копилку отчаяния.

Не знаю уж, чем я в тот момент думала, но применила свой излюбленный метод. На прохожих он всегда срабатывал, и мне, пятилетней, тогда в голову не пришло, что собаки — совсем другое дело. Впрочем, для пятилетней я была на редкость сообразительной.

Я плюхнулась на задницу и разрыдалась. Громко и безутешно.

— Великолепно, — прокомментировал пес и уселся рядом. Со скептической мордой он принялся смотреть на мои рыдания, и уже в тот момент я поняла, что его такими приемчиками не проймешь. Я быстро смекнула, что жалеть и спасать меня никто не собирается и замолчала.

— Хорошо. Раз уж выбора мне эти выроженцы не оставили, и ты единственная наследница, то представлюсь. Арктурус Блэк.

Так началось мое знакомство с дедулей Блэком.

Если быть точной, то Арктурус был мне пра-прадедом. Наделав кучу детей, которых он назвал в свою же честь, он умер в возрасте полтоса с лишним лет, но душа его, сверх меры озабоченная судьбой рода, не упокоилась. Еще при жизни он дал клятву восславить Блэков сквозь века — что, кстати, цитата, — а потому остался на бренной земле приглядывать за потомками.

И вот, когда последняя надежда на продолжение рода, Регулус Блэк, трагически погиб, дух дедули восстал из призрачной комы и отправился на поиски наследника рода. При жизни он был крутым анимагом, и каким-то чудеснейшим образом, что было несвойственно для призраков, обрел вид пса.

— Вообще-то это типично для сильнейших чистокровных магов, — заметил дедуля, заглядывая мне через плечо. Я прикрыла тетрадку ладошкой.

— Не мешай! Сам жаловался, что Блэки забросили семейную летопись!

— Это что, летопись?! — взъерошился пес. — Не позорь фамилию! Что это у тебя написано — полтос?! Пятьдесят восемь! Отдай ручку!

Он попытался зубами выхватить ручку, но я увернулась и столкнула его с кровати под ворчливые «никакого уважения» и «невоспитанная девчонка».

Я перечитала написанное и кинула тетрадку на пол. Что-то правда фигня выходит.

Зашуршал гравий, и к дому подъехала машина. Мотор заглушили, и через минуту внизу раздалась трель звонка. Окна моей комнаты выходили на другую сторону, а потому я не знала, кто пожаловал в гости. Но догадывалась.

— Добрый день, мэм, полиция-

Я была на ногах спустя полсекунды. Быстро скрутила тетрадку в трубочку, схватила куртку и открыла окно.

Хе-хей!

А теперь представим, что пари-им-

Со второго этажа прыгать даже не страшно. Я научилась этому в первые же полгода после того, как переехала из чулана в крутую комнату наверху. Дети учатся быстро, а «наследники великого рода Блэк еще быстрее».

Рядом приземлился Арк. Он не любил это прозвище, но еще больше не любил, когда я звала его дедулей. Мы бесшумно скользнули сквозь кусты и были таковы.

— Я говорил, что это было неосмотрительно!

Я ухмыльнулась и стянула из пакета проходящей мимо соседки длинный хрустящий батон. О, да, этому я тоже научилась быстро.

Мы добрались до парка, и я отдала половину батона Арку.

Прошло шесть лет со дня, когда Арк нашел меня в парке одну, напуганную и растерянную. Я заблудилась. А заблудилась я, потому что сбежала из дому. Да, мне было пять, и я сбежала из дому, весело, правда?

На деле не было ничего веселого. Я расхреначила полкухни, когда двоюродный братец Дадли вылил мне кипяток на ногу. Ну, то есть, я просто завопила от боли, и тут неожиданно начала взрываться стеклянная посуда. Мы там были вдвоем, и когда прибежал Вернон, отец Дадли — Арк запретил звать его дядей, отвергая родство с магглами, — кузен был весь исполосован осколками, а на мне, кроме ожога, не было и царапины. И вот когда Вернон принялся лупить меня по лицу, я почувствовала себя чертовски некомфортно. И сбежала.

Потом я неделю жила в заброшенной гостинице на окраине. Мне тогда повезло, что там тусовались дети из неблагополучных семей. Они были старше меня, и сперва хотели было наехать и выгнать, но быстро поняли, что мне живется не лучше, чем им. То есть, сначала Арк здорово их напугал, когда не дал ко мне подойти своим рыком, а потом они меня выслушали и разрешили остаться. Даже принесли одеяла и еды. Тогда у меня впервые появились друзья. С тех пор мы периодически вместе влипаем в неприятности.

— Так и напиши, что каждую неделю, — ворчливо вмешался дедуля.

Я хотела было возразить, но, подумав, не стала. Исправила.

Потом была интересная история с органами опеки. Я пришла в полицию, сказала, что потерялась. Арк велел вести себя так же, как с ним при первой встрече. Я размазывала слезы по щекам и с наивностью милого ребенка отвечала на все вопросы дяди-полицейского. Прибавляя пикантные детали про жизнь в чулане, работу по дому и постоянное чувство голода.

— Фантомный голод преследует тебя и по сей день, — сказал Арк и почесал за ухом.

— Вот не надо, а. Что-то ты свою половину батона тоже умял, даром, что призрак!

Арк хотел, чтобы я вернулась в дом Дурслей на более выгодных условиях. В крайнем случае, меня бы отдали в приют, из которого всегда не поздно сбежать. Он был хитрым псом.

— Ладно, ладно, зачеркиваю, — я зачеркнула последние слова, когда над ухом клацнули зубы.

Нам удалось это провернуть. В страстном желании скрыть позорные слухи о жестоком обращении с племянницей, они клятвенно заверили органы опеки о хорошем обращении и переселили меня в комнату наверху. И даже разрешили дедуле поселиться со мной — в обмен на обещание не говорить нехороших вещей дяденькам-полицейским и тетенькам из органов опеки, которые теперь часто приходили узнать, как у меня дела.

Я вздохнула и закусила колпачок ручки.

В общем-то, когда мы вернулись к Дурслям, началась совсем другая жизнь. Теперь со мной был дедуля, который, хоть и был псом, по-своему обо мне заботился, и друзья с улицы. И было еще кое-что. Магия.

Это было чудесное открытие. Недостающий кусок паззла. Вся моя жизнь наполнилась смыслом. И хотя мне было всего пять, и это было громко сказано — но так оно и было. Ничто и никогда не делало меня такой счастливой, как обучение магии.

У дедули был полный дом, набитый книгами о магии. Это был и мой дом, но я была бастардом, да еще и носила фамилию чужого рода, а потому попасть туда не могла. Дедуля сказал, что как только моя сила войдет в свой естественный пик, что происходит на одиннадцатый день рождения — недаром детей набирают в волшебные школы именно с этого возраста, — я смогу увидеть дом и попасть внутрь. А пока же Арк периодически пропадал на несколько дней, чтобы добраться до дома и притащить мне новые книги. Когда в моих карманах завелись деньги, нажитые не совсем честным путем с моими друзьями, я смогла покупать билеты на автобус и ездить с ним. В рюкзак помещалось гораздо больше книг, чем в пасть дедули.

Чем больше книг я изучала, тем больше хотела знать. А еще сильнее я хотела испытать все на практике. Арк отказывался добыть мне палочку. По его стародавней теории детям до одиннадцати лет нельзя пользоваться палочкой, чтобы не ослабить природные способности к магии. Но он сильно поощрял меня развивать свои интуитивные магические способности. Сам дедуля при жизни мог колдовать без палочки — для старых магов было нормой превозмочь себя и научиться этому.

— Это сейчас тепличных деток ничему не учат в этих якобы школах, — согласился Арк, начиная свою любимую тему. — В наше время каждый обязан был уметь сотворить с десятка два чародейств, не пользуясь ничем, кроме собственного дара!

В первую очередь я научилась прыгать со второго этажа — иначе ночные прогулки с друзьями были бы невозможными. Потом, конечно, была взята высота и выше — сейчас я могу спрыгнуть с четвертого этажа, хоть это и страшно.

— Хоть ты и вывихнула лодыжку месяц назад, — едко напомнил Арк.

Для чтения теми ночами, что я не шаталась по городу, я научилась вызывать шар света. Сначала он метался по комнате и тух через пять секунд, но сейчас часами горит ровно. Также я научилась бесшумной ходьбе, что было особенно трудно, и «волшебным пальчикам».

— Воровать из сумок ты научилась, но этого лучше не пиши, — заметил дедуля.

Еще с самого первого дня я пытаюсь научиться скорости. В драке скорость очень важна, но у меня не всегда выходит двигаться быстро, хотя последнее время выходит и лучше. Особенно после того как Сэм затащил нас всех в зал боевых искусств три года назад.

— Ты умеешь отвлекать внимание, — помог Арк, когда я задумалась.

Еще я умею отводить взгляд.

— И поэтому иногда спишь на уроках.

И поэтому иногда сплю на уроках, и учитель этого не замечает.

— И милые леди тоже не замечают, как ты вытаскиваешь их кошельки. Этого не пиши.

— Не так уж часто я вытаскиваю чьи-то кошельки, — отмахнулась я. Деньги нужны мне только на самое необходимое. Шоколадки, например. Кроссовки. Билет до Лондона.

Я со вздохом пролистала страницы тетради и вытащила заложенное между ними письмо из плотного пергамента.

«Дорогая Гертруда Поттер! Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства Хогвартс...»

— А вот и причина меланхолии, — прокомментировал Арк.


Глава 2. Ты встретишь таинственного незнакомца

— Почему мы не можем сами сходить по магазинам? — ныла я в очередной раз. — Сто раз были в Косом переулке!

И денег как раз скопилось, по моим подсчетам, достаточно.

— Потому что пройдоха Дамблдор не знает, что ты не одна, и пришлет кого-нибудь.

То, что пройдохе Дамблдору доверять нельзя, я усвоила с первых дней знакомства с дедулей. Пройдоха Дамблдор заморочил голову, а потом засадил в тюрьму отреченного от рода Сириуса Блэка. Который, возможно, был моим отцом, хотя дедуля склонялся к Регулусу — впрочем, все то были его догадки. Пройдоха Дамблдор дал моим ненастоящим родителям умереть. Хотя Лили Поттер, по всей видимости, была очень даже настоящей, судя по внешнему сходству, хотя черные, как смоль, волосы мне достались от Блэков. Пройдоха Дамблдор, в конце концов, отдал меня на воспитание к садистам-магглам.

— Если он такой пройдоха, то узнает, что ты необычный пес, и не разрешит взять тебя в Хогвартс. В списке нет собак, — я помахала измусоленным списком.

— Во-первых, он не поймет. Только лишь кровь Блэков способна различить во мне великого волшебника, — в очередной раз терпеливо принялся пояснять дедуля. Я закатила глаза. Просто ведь позлить его хотела, а теперь слушай лекцию! — Во-вторых, никуда он не денется. Поставишь вопрос ребром, пустишь слезу. Главное, не забудь надеть кулон.

Который защитит мои мысли. Который я якобы нашла в старых вещах Лили. Которых не существует в природе — по крайней мере, в доме Дурслей.

— И перестань тревожиться.

— Здесь написано отправить сову до тридцать первого июля — а это завтра! — заныла я. Встреча с неизвестным волшебником, от которого придется еще и что-то скрывать, была пугающей. Хоть я и привыкла подавлять свой страх, она правда была пугающей.

— Завтра твой день рождения. Твоя сила проснется, и сразу после прогулки по Косому переулку мы отправимся в родовое гнездо Блэков, — мечтательно произнес пес. Как и я, он ждал этого дня с нетерпением. — Думай об этом, Грета.

Ну, да.

Я достала из-под паркетной доски на полу газетные вырезки с мельтешащими фигурками. Раз в месяц мы с Арком выбираемся в Косой переулок, чтобы взять стопку газет. Полезные статьи я вырезаю, остальное сжигаю на заднем дворе, когда Петуния сваливает по магазинам. Здесь также были и старые выпуски — больше всего меня интересовала война, в которой погибла моя семья.

Но сейчас мне нужна была другая подборка. Фотки преподов из разных выпусков. У меня было собрано газетное мини-досье на каждого. Особенно толстая подшивка приходилась, конечно, на Альбуса Дамблдора, чуть тоньше — на Северуса Снейпа, и далее — на Минерву МакГонагалл. Эти трое представлялись самыми опасными чуваками из хогвартской шайки.

Я со вздохом вернула их на место. Вот самая жесть будет, если Дамблдор припрется самолично. Интересно, он следил за мной все эти годы? Арк думает, что следил. Он подозревал в шпионаже миссис Фигг, живущую неподалеку. Она была сквибом, как мы выяснили, когда залезли ночью в ее дом и пошарили по комнатам. Точнее, я залезла — дедуля остался снаружи из-за кошек.

Интересно, Дамблдору докладывают о моих тесных отношениях с полицией?

Применяя все свои способности в чарах незаметности, я лежала на крыше и пыталась слиться с черепицей. Дедуля дремал под кустом, прикидываясь обычной собакой. Он считал это глупой идеей, а меня глупой девчонкой, но я все равно хотела увидеть посланца Дамблдора раньше, чем он увидит меня. В душе я надеялась, что он пришлет лесничего, полувеликана Хагрида. Как я читала, великаны не блещут интеллектом, и полувеликаны тоже не должны быть особыми умниками. Его удалось бы одурачить на раз-два.

Петуния готовила какую-то вкусную фигню из мяса, и из окна под моим наблюдательным постом доносились обалденные запахи. Я сглотнула слюну. Утром я завтракала сникерсом. И хотя это был сникерс с двойными орехами, его супер-энергетический эффект подходил к концу.

Еще час, и я спущусь.

Я посмотрела на солнце, прикидывая, сколько времени. Если я ничего не напутала, десять часов.

И конечно, в тот момент, когда я таращилась на солнце, появился колдун. Раздался хлопок, и я поняла, что он аппарировал прямо на ровную лужайку, постриженную Верноном с самого утра.

Я едва не застонала, чем бы обязательно провалила сво