Андреа Йорк Счастливый брак

1

Кромешную тьму, в которую была погружена комната, изредка пронзала случайная вспышка маленького фонарика грабителя.

Возле стены, намертво вцепившись в ручки неудобного прямого кресла, затаив дыхание сидела Линда Бразерс. Широко раскрыв глаза, она напряженно вглядывалась в темноту, пытаясь уловить какое-нибудь движение или звук, которые могли бы подсказать, где именно находится нежеланный визитер.

Линда знала, что полная темнота порой играет с человеком плохие шутки – окутывает сознание удушающим туманом, порождает галлюцинации. Сейчас она готова была поклясться, что видит приближающуюся к ней вспышку фонарика, и с трудом подавила желание вскочить и выбежать стремглав из комнаты. Однако инструкции, данные ей, были предельно ясны. В любую минуту и даже секунду все могло закончиться.

Тоненький красный лучик фонарика мелькнул снова где-то в верхнем углу, и тут же, заставив Линду содрогнуться, заревела сирена. Комната мгновенно залилась ярким светом. Линда инстинктивно закрыла руками уши и зажмурилась, успев, однако, заметить в центре комнаты скорчившуюся на полу фигуру грабителя. Он в раздражении бил по полу кулаком.

– Черт возьми, выключите эту штуку! – заорал мужчина. Сирена смолкла, и комната погрузилась в благословенную тишину.

Линда опустила руки и несколько раз моргнула, постепенно привыкая к свету. Вместе с темнотой исчезло и чувство страха. Кабинет, только что казавшийся крохотным, теперь выглядел огромным, похожим на склад помещением. Оно представляло собой модель офиса, в который пытался проникнуть преступник, и было одним из полудюжины подобных помещений в испытательном комплексе фирмы «Безопасный дом». Линда находилась здесь не одна – все стулья на смотровой галерее были заняты.

Джеральд Строит, сидевший рядом с ней, закончил делать пометки в записной книжке и, опустив ее в карман, подошел к фигуре в черном, распростертой на полу.

– Ну, Том, – вежливо спросил он, – что ты думаешь теперь о нашей новой системе сигнализации?

«Грабитель» перевернулся на спину.

– Ты сказал, что мертвая зона допускает возможность свободного передвижения сторожевых собак и сирена при этом не включается. Ты солгал!

– Солгал? Вовсе нет. Все так и есть, как я тебе сказал. Но ты, мой друг, слегка крупнее восточноевропейской овчарки. К тому же, что более важно, у тебя другой профиль.

Томас сел, стягивая перчатки.

– Ты хочешь сказать, что твоя новая система «увидела» в темноте, что у меня нет хвоста?

– Что-то вроде этого. – Джеральд протянул руку.

«Грабитель» схватил ее и легко поднялся на ноги.

– Это все, что ты собираешься мне сказать?

Темные брови Джеральда удивленно приподнялись.

– Конечно, остальное – производственный секрет фирмы. Тебе нужно только знать, что это устройство защитит твоих клиентов даже в том случае, если они не будут знать в деталях, как эта штука срабатывает.

Томас снял с головы черный чулок и провел рукой по взлохмаченным волосам. Когда он и шеф фирмы стояли рядом, трудно было представить двух более непохожих людей. Джеральд Стронг – немного выше шести футов, в безукоризненно сшитом серебристо-сером костюме, шелковой рубашке и ручной работы галстуке, шатен, прическа – волосок к волоску. И Томас Бентли – на дюйм ниже, худощавей, в черной водолазке и джинсах, с взъерошенными волосами, покрытый пылью, всем своим видом походивший сейчас на самого настоящего вора-домушника.

Линда поймала себя на мысли о том, какая все-таки странная пара – эти друзья.

– Бентли просто вживается в образ, не правда ли? – заметила молодая женщина, стоявшая неподалеку от Линды, – Агнес Кроуфорд, агент по продажам. – Том мог провести эти испытания и при свете, но он всегда настаивает на полной темноте, темной одежде и прочих атрибутах. У меня от него прямо мурашки бегут по коже.

Линда пожала плечами:

– Любой хороший специалист по системам безопасности стремится насколько возможно приблизить испытания к реальной ситуации. Я не хотела бы встретить Тома в темной аллее в таком виде, как сейчас, но в действительности он совершенно безобиден.

Джеральд Стронг небрежно положил руку Линде на плечо.

– Конечно, безобидный. Том переживает, что потерпел неудачу со своими задатками шпиона. Он здесь только потому, что его не взяли в ЦРУ.

– Брось, Джерри, – запротестовал Том. – Ты говоришь гадости только потому, что в этот раз не среагировали твои датчики на окнах.

Джеральд нахмурился:

– Знаю. Мы должны будем поработать над этим. Линда, если ты собираешься в офис, не положишь это на мой стол? – Он протянул ей кожаную записную книжку. – Я беру сейчас Тома на ланч, может, он подкинет мне какую-нибудь идейку. И попроси Глорию зарезервировать в «Сюрпризе» столик на двоих на вечер. На десять, чтобы уж наверняка.

– Наверняка? – Линда слегка нахмурилась.

Джеральд кивнул:

– На тот случай, если пьеса затянется. Мы идем смотреть «Генриха».

Это значило, что его компаньонкой сегодня, вероятно, будет великолепная Маргарет Вейли, потому что именно она, а не Джеральд, была любительницей Шекспира.

– Я займусь этим сама, – пообещала Линда.

Джеральд приподнял пальцем ее подбородок и взглянул в лицо:

– Тебе не нужно этого делать. Ты больше не секретарь. Забыла?

– Заказать столик в «Сюрпризе» в пятницу вечером – задача не для обычного секретаря, – заметила она.

Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, и в его карих глазах заплясали золотые искорки.

– В чем дело, Линда? Хочешь добиться нового повышения, беря на себя дополнительную нагрузку? Не пытайся. Дальше повышать уже некуда. За исключением, конечно, моей должности, но я пока не собираюсь на пенсию. – И вместе с Томасом Бентли они растворились в холле, покинув испытательную лабораторию.

Агнес Кроуфорд покачала головой:

– Честное слово, Линда, просто не могу себе представить, как ты ухитряешься с ним работать.

– С Джеральдом? – удивилась Линда. – Он отличный начальник.

– Не сомневаюсь. Но как ты можешь быть спокойной, когда он смотрит на тебя? А его улыбка…

Линда от удивления чуть не открыла рот.

– С тобой все в порядке, Агнес? Темнота очень странно влияет на людей. Конечно, у Джеральда очень приятная улыбка. Но…

Агнес уставилась на нее поверх очков.

– Хорошо, – коротко сказала она. – Кто он?

– О Боже, что ты имеешь в виду?

– Кто тот человек, из-за которого ты не замечаешь сексуальную ауру Джеральда Стронга? Ведь он ее буквально излучает.

Линда пожала плечами:

– Не имею представления, о чем ты говоришь.

Она немного стыдилась своей неискренности. Никто не знал о ней и Брайане, и он не хотел афишировать их отношения. Но скоро все должно измениться. Если коммерческие показатели за прошлый месяц оправдают ожидания Брайана и он снова будет первым среди агентов по продажам…

Агнес с сомнением наблюдала за коллегой.

– Послушай, – сказала Линда, – как можно думать о сексуальной привлекательности мужчины, если работаешь с ним все время? Разве ты не знаешь один из законов службы: начальник не может быть героем для своей секретарши?

Агнес задумалась.

– Но ты ведь уже не секретарь. Ты его персональный помощник.

– Технически я никогда и не была его секретарем. Все равно принципы те же. – Линда наклонилась и взяла со стула документацию, которую приготовила заранее на случай, если Джеральду во время испытаний понадобится какая-нибудь дополнительная информация по датчикам. – Почему здесь не было Брайана, Агнес? – спросила она. – Я думала, он захочет присутствовать на испытаниях.

– У него какие-то проблемы с одним из счетов. Будет только после обеда.

Линда постаралась не показать своего разочарования. В общем-то, даже если бы он и был, они все равно не смогли бы вместе пообедать. Она вздохнула. Все эти предосторожности казались ей абсолютно лишними. Ну и что, если их увидят несколько раз вместе? Но Брайан был осторожен, особенно в последнее время.

– Он женат? – спросила Агнес.

Линда прикусила язык. Она чуть не ответила, что Брайан, конечно, не женат.

– Кого ты имеешь в виду?

– Как кого? Мужчину твоей мечты, существование которого ты так тщательно скрываешь. Не беспокойся, я никому не скажу.

Линда положила блокнот Джеральда поверх документации.

– Если бы я решила завести с кем-нибудь роман, то определенно не стала бы связываться с женатым мужчиной. Любой, кто заводит интрижки за спиной жены, долго не продержится, даже если сменит супругу. Я хотела бы для себя что-нибудь получше. – Она улыбнулась, глядя в удивленные глаза Агнес. – Нет, это вовсе не означает, что я обожглась на женатике. Так что лучше тебе больше не фантазировать на тему моей любовной связи и вернуться к заботам о наших охранных системах. Это будет полезнее нам обеим.

Агнес недоверчиво покачала головой, но ничего больше не сказала и удалилась.

Когда Линда наконец дошла до кабинета, руки у нее буквально отваливались под тяжестью бумаг. Она попыталась достать ключ, не выпуская стопу, но рука не удержала ее, и папки рассыпались по ковру.

Негромко чертыхнувшись, Линда нагнулась, чтобы собрать документы. Блокнот Джеральда лежал прямо у ее ног, открытый на записях, которые он только что делал. Нет, это невозможно, подумала Линда. Шеф даже в полной темноте пишет так, будто рядом настольная лампа. Он не только воспламеняет чувства работающих с ним женщин, мелькнуло у нее в голове, но еще и видит в темноте. Нужно поспешить к Агнес и сообщить ей эту новость.

Она оставила бумаги на столе Глории, которой предстояло рассортировать их и вложить в нужные досье, и прошла в просторный роскошный кабинет Джеральда. Здесь даже запах был особенный – смешанный аромат кожи, кофе, крема после бритья и дорогих сигар.

Линда положила блокнот прямо посредине стола и подошла к окну. Прошедший недавно ливень очистил воздух, и Гринвилл открывался перед ней во всей красе в этот июльский день. Заставив себя оторваться от созерцания великолепного вида, она присела у телефона и стала звонить в «Сюрприз», чтобы зарезервировать Джеральду столик на вечер. Одно только упоминание его имени вызвало у метрдотеля горячий отклик, и он тут же заверил, что столик будет ожидать господина Стронга в любое время. Очевидно, Джеральд не скупился на чаевые. Или же его обаяние, о котором говорила Агнес, распространялось и на официантов.

Линда улыбнулась. Если верить Агнес, Джеральд обладал магнетической силой, которая притягивала к красавцу женщин и давала над ними неограниченную власть. Действительно, в его жизни не было недостатка в поклонницах. Обычно за его календарем следила Глория, напоминая обо всех назначенных встречах, но Линда довольно часто видела этот календарь и имела представление, насколько регулярно и с кем ее шеф встречается. Это был не маленький список, хотя и не отличавшийся большим разнообразием. Все женщины из списка были примерно одного типа – ослепительно красивые, холодные, элегантные, модные и (вот удивительно!) лишенные каких-либо недостатков – такие, как Маргарет Вейли.

Одна мысль о том, что эта дамочка – любовница Джеральда, вызвала у Линды приступ смеха. Просто невозможно было представить всегда безукоризненную прическу Маргарет взлохмаченной после жарких любовных баталий. Но Джеральду, похоже, нравились ледяные женщины. И кто спрашивал в данном случае мнение Линды?

В том, что сама Маргарет увлечена Джеральдом Стронгом, сомнений быть не могло. Даже если бы он имел рост всего два фута и бородавки на носу, он бы все равно оставался сыном Кристофера Стронга и владельцем солидного пакета акций «Безопасного дома». То, что он обладал привлекательной внешностью, отличался великодушием и своей улыбкой мог растопить Северный полюс, было для Маргарет лишь дополнительным стимулом.

Ну все, сказала себе Линда, заканчивай с этой темой. Она налила чашечку кофе и, сморщив нос, посмотрела на густую темную жижу. Нет, придется сварить свежий.

Линда не удивилась вопросу Агнес. Если молодая незамужняя женщина, к тому же симпатичная, работает вместе с молодым привлекательным неженатым мужчиной, мало кто поверит, что между ними нет ничего, кроме служебных интересов. Что же ей, переходить на другую работу?

Она решила для себя этот вопрос год назад, когда Кристофер Стронг объявил о своей отставке и Джеральд, занявший президентское кресло отца, предложил ей место своего помощника. Конечно, было бы смешно и даже неприлично отказаться