Aндрей Жвалевский, Евгения Пастернак
Противофаза

(М+Ж-3)

ВИРТУАЛЬНАЯ ОСЕНЬ

**

– И чего ты такой умный? – поинтересовался директор Виктор, любуясь мною сквозь хороший коньяк.

Я задумался. По всему выходило, что наниматель прав: я умно съездил в Германию, умно устроился после этого в Москве, уже месяц давал умные советы всему торгово-издательскому концерну… Личную жизнь тоже устроил умнее некуда – моя очаровательная избранница жила в соседней стране и не слишком надоедала мельтешением перед глазами. Зато я летал к ней на выходные каждый раз, когда было настроение. При этом умудрился сделать предложение, не получив ни позорного отказа, ни обременяющего согласия.

Да, пожалуй что умен.

– От природы,- ответил я, и мы сдвинули бокалы.

– А раз ты такой умный, – хитро продолжил Виктор, – скажи, что делать с расширением производства.

– Расширение производства есть путь в долговую яму, – бодро отрапортовал я.

– Не выпендривайся. Ты прекрасно понимаешь, что нам это не совсем грозит.

Я понимал.

– Можем пересмотреть принципы мотивации работников, – предложил я.

– Во-первых, там есть кому пересматривать. Петропавловского знаешь? Он в менеджменте не хуже, чем ты в маркетинге.

Я потупился. Это была высокая оценка нас с Петропавловским.

– Во-вторых, ну усилим мы мотивацию, и что? На сколько производительность поднимется?

– Процентов на десять.

– Это полумеры, – отмахнулся Виктор.

Тут у меня в нагрудном кармане завибрировало. Я смутился. Включенный фильтр входящих звонков оставлял доступ всего одному абоненту. Шеф махнул рукой (мол, давай, общайся) и откинулся в кресле. Его всегда забавляло, что ведущий сотрудник умеет мурлыкать в трубку.

– Мяв,- не обманул я ожиданий начальства,- я тут разговариваю.

– Ага. А потом ты чего будешь делать?

– Думать.

– Обо мне?

– О работе. Есть важная проблема.

– Я тоже важная проблема.

– Самая важная. Я потом перезвоню.

– Потом я спать буду.

– Значит, напишу. Ну все, мяв. Виктор откровенно развлекался.

– До завтра справочку подготовишь? – спросил он, улыбаясь и зевая одновременно.

– Я, пожалуй, ночкой тут подумаю?

– Валяй, – ответил директор и удалился, пробормотав напоследок: «Хорошо быть холостым!»

В конторе уже привыкли к тому, что я изредка остаюсь в «ночное». По-моему, только ночью и можно заниматься серьезной аналитической деятельностью. Никто не ходит, не дергает, мыслей никаких нет…

Я вздохнул и открыл Excel. Написал: «Система оплаты труда работников издательского отдела». Полюбовался.

Открыл The Bat! и набросал письмо Кате. Перечитал и добавил немного глупых нежностей. Отправил. Полазил по интернету.

По опыту я знал, что когда мозг загружен сложной задачей, лучше всего не вмешиваться в его работу какое-то время, а заняться какой-нибудь посторонней деятельностью.

Домой ехать было уже глупо, оставаться спать – жестко (пробовал один раз, на всю жизнь зарекся), раскладывать пасьянсы и читать гороскопы я не люблю. Чем еще может развлечься человек с компьютером? Тут я вспомнил Людочку – секретаршу с моей прежней работы. Днями напролет эта истомившаяся по любви девица ползала по каким-то чатам знакомств и сайтам брачных контор.

Это было достаточно глупое и вместе с тем интересное занятие. Я потер руки и погрузился в пучину виртуального флирта.


**

Какая же я дура!

Умная женщина не сидела бы сейчас здесь, умная женщина вышла бы замуж, прописалась в Москве и сидела там.

Умная женщина не куковала бы все вечера в одиночку, не спала в обнимку с подушкой и не ходила на опостылевшую работу.

Я ненавижу вставать по утрам! Я ненавижу одинокие вечера!

Я устала. У меня депрессия. И я поправилась на четыре килограмма.

Самое противное, что я прекрасно знаю все способы борьбы с плохим настроением. Рецепт простой: пара-тройка восхищенных мужчин, немного флирта и хороший секс на закуску – жизнь снова будет прекрасна и удивительна.

А Сергей?

Он приезжал неделю назад, значит, еще пару недель мне придется спать в одиночестве. Да и померкли страсти. Все его последние приезды были похожи на возвращение капитана дальнего плавания. Полдня он отсыпается, потом я его кормлю, потом мы выгуливаем ребенка. Ни тебе цветов, ни горящих от страсти торфяников.

Мне уже иногда кажется, что я готова завести себе еще одного мужчину, чтоб был всегда где-нибудь под рукой. Останавливает меня то, что начнутся неизбежные разборки, моральные терзания и проблемы выбора, а мне только этого счастья сейчас не хватает!

Наверняка найдутся люди, которые скажут, что я классно устроилась. Вроде мужик есть, а под ногами не путается, жизнь не отравляет, носки ему стирать не нужно. Деньги, опять же, привозит. А что я тут делаю в свободное от него время, его и не касается. Проконтролировать меня он не может при всем своем желании.

Но я ведь тоже не могу его контролировать! Он же тоже там неизвестно где, неизвестно с кем шляется. Вот, например, сегодня. Говорит, что остался ночевать в офисе. А откуда я знаю, что это правда. А если и правда, то кто там еще с ним остался?

Чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей, я решила включить компьютер. Залезла в интернет, но и там все было как обычно.

Чем бы мне заняться?

Может игрушку какую скачать? Хотя я в игры лет десять не играла. О! Знаю! Меня уже давным-давно девчонки на работе просили найти им какой-нибудь сайт, где можно познакомиться с приличным мужиком. Вот и займусь. А может и сама с кем-нибудь познакомлюсь!


**

Сначала попробовал чат. Три минуты понаблюдав за бессмысленным и хаотическим общением, понял, что нужно поискать что-нибудь более неспешное и основательное.

Первый же попавшийся на глаза сайт знакомств разочаровал. Если верить ему, большинство девушек интересует только интим, меньшинство – желание завести семью. А поговорить? Просто пообщаться? Нет, если потом дойдет до интима, отбиваться не буду. Или буду? У меня ведь есть Катя.

Я перебрал еще несколько служб «Найди меня» и остановился на том, где не было слов «Лучшие знакомства!» или «Поиск жениха за границей». Добросовестно зарегистрировался, заполнив уйму неожиданных полей. Споткнулся на вопросе «„Сова" вы или „жаворонок"?». Ответа «сурок» не нашел, поэтому выбрал «сову». Получил подтверждение регистрации и принялся ждать.

Мой отец, который много лет с неизменным неуспехом пытался привить мне любовь к рыбной ловле, сегодня мог бы мною гордиться. Я все делал как нужно: нашел тихую заводь, прикормил, наживил, забросил удочку и принялся напряженно следить за поплавком – за папкой «Входящие». Два раза случилась ложная поклевка (приходил спам), но через десять минут терпение было вознаграждено – наживку заглотили сразу две рыбины.

Первая оказалась так, пескариком. Неуклюжая попытка флирта, многозначительные намеки на «разкрепашченую» фантазию (орфография оригинала) и фотка, явно спертая с какого-то порно-портала. Даже отвечать не стал, а адресата занес в черный список (немедленное удаление всех писем).

Зато вторая поклевка принадлежала явно благородной рыбине – плотве или густере. Просто, без глупостей, с легкой иронией и минимумом грамматических ошибок. Если возраст «пескаря» не превышал 20 лет, то «плотвичка» была в любимом мною самом соку (от 28 до 32 лет). Высшее образование плюс жизненный опыт. Подкупило то, что во первых строках моя партнерша честно призналась, что живет одна, но с ребенком. И что «в первую очередь ее интересует нормальное человеческое общение». Фраза внушала надежды.

С одной стороны, я именно об общении и мечтал, с другой – «первая очередь» предполагала наличие, как минимум, «второй очереди». Почему бы и нет? Катя Катей, но легкий роман, переходящий в веселое интимное приключение, мне не повредит. Гуляй, пока холостой.

Я тут же ответил. И тут же получил ответ. Мы с ходу зацепили какой-то философский вопрос, в чем-то сошлись, о чем-то поспорили, над чем-то похохотали. Претендентки на роль улова продолжали изредка одаривать меня посланиями, но тут же уничтожались без права на амнистию. Я только вошел во вкус болтовни с интеллигентной собеседницей, когда она откровенно заявила, что ей пора спать, но завтра обязательно продолжим.

Я встал и походил по офису, разминая шею. Ладно, поразвлекались, можно и к задаче вернуться. «Ну, – поинтересовался я у мозга, – ты как?» – «Да есть одна идейка. Функциональный анализ помнишь?»

Я остановился, сел и принялся вспоминать функциональный анализ. Зарплата должна быть функцией (проще говоря, зависеть от) чего? Рабочего времени? А вот шиш вам и Марксу вашему! Зарплата должна быть функцией прибыли. Чем большую прибыль приносит человек, тем больше ему нужно платить. Я набросал на бумаге первую простейшую формулу…

…К утру был готов документ Excel, который по одному нажатию клавиши рассчитывал оплату труда большинства наемных работников моей новой конторы. Усталый, но довольный, я дождался секретаршу и передал с нею записку для шефа. Можно было ехать домой отсыпаться.

**

Хождение по интернету оказалось гораздо интереснее, чем я предполагала. Довольно быстро я напала на сайт, который обещал мне найти идеального партнера, причем не только с целью секса, но и просто для виртуального общения. Совесть замолчала, я оживилась.

Оказывается, есть такая штука – соционика. С помощью несложного теста компьютер взялся определить мой соционический тип, а потом методом от противного найти мне идеального партнера.

Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что этих идеальных партнеров не один-два, а десятки. Я читала анкету за анкетой и не уставала поражаться. Сколько же вас здесь! Молодых, активных, 180 х 70. Блондины, брюнеты, менеджеры, экономисты… Откуда вас столько? Все холостые (или врут), практически все с детьми, но в разводе (я задала возраст от 28 до 40), все увлекаются спортом, все любят слушать музыку и просто мечтают о том, чтобы познакомиться с женщиной моего соционического типа.

А куда же смотрят окружающие вас женщины? Как же так? В жизни не встречала мужчину, обладающего перечисленными достоинствами и при этом холостого.

Я увлеклась всерьез. Чтобы не было ошибок, полезла читать про соционические типы. Кто же я на самом деле?

После долгой возни выяснилось: рациональный этико-сенсорный экстраверт под названием Гюго. А для полного счастья мне нужен рациональный логико-интуитивный интроверт под названием Робеспьер.

Выговорить, а тем более понять это невозможно, да и не нужно, ну и ладно. Попытка не пытка. Я быстренько зарегистрировалась на сайте и отправила несколько ответов на наиболее понравившиеся мне анкеты. Выбирала преимущественно москвичей, чтобы, с одной стороны, можно было встретиться, а с другой, это было не так просто. Тем более, что из моего родного города меня почти никто не впечатлил.


**

На работе я появился только к вечеру, как раз в разгар производственного совещания. Несколько директоров азартно обсуждали недостатки моего «проекта реформы оплаты труда». Я в ответ указал на недостатки этой ужасной грамматической конструкции («проекта реформы оплаты труда» – четыре родительных падежа подряд) и попросил поконкретнее. Оказалось, что претензии вовсе не к предложенной системе, а к цифрам, которые я туда заложил. По ним выходило, что бездельник будет получать в пять раз ниже ударника. Лично я ничего плохого в этом не видел, но коррективы внес. Дискуссия разгорелась с новой силой – директора выясняли, должен ли руководитель проектов подчиняться заведующему редакцией. Мне стало скучно, и я под предлогом срочной работы смылся в свой кабинет.

Почтовый ящик был полон. Расправившись со спамом, я изучил оставшиеся восемь писем и обнаружил, что прекрасная незнакомка мне написала, а вот Катя – нет/Встревожившись, я вошел в «аську» и с облегчением увидел, что Кошка уже там. Я послал бодрое «Мяу!» в сопровождении самого улыбчивого смайлика. Мне не ответили. Наверное, Катя отошла от компа, а из интернета не вышла. Ответное мяуканье появилось в окне ICQ только через пять минут. «Эгегей! – обрадованно забарабанил я по клавиатуре. – Ты там как?» – «ОК» – ответили мне еще через несколько минут. Последующее общение происходило словно через спутник. Я задавал вопрос и томительно ждал отклика.

В конце концов мне это надоело, и я позвонил.

– Эй! – поинтересовался я. – Ты чем там занимаешься?

– Ничем,- ответ сопровождался треском клавиатуры.

– Пишешь что-нибудь?

– Нет… То есть мне кое-что по работе сделать нужно… Сейчас…

Треск усилился.

– Да потом допишешь,- обиделся я, – целый вечер впереди!

– Ага, – сказала Катя, особенно громко клацнула и словно вынырнула из спячки. – Ну, ты как?

– Нормально. Как Машка?

– В ванной отмокает. Она сегодня лучше всех «ласточку» сделала.

– Это на фигурном? -Да.

Чем дальше шла беседа, тем сильнее я ощущал, что отрываю человека от чего-то важного и срочного. Я обиделся и как можно суше распрощался.

Снова посмотрел в почтовый ящик. Письмо от вчерашней ночной подруги было помечено восклицательным знаком. Я пожал плечами и раскрыл его. На свежую голову стиль и манера общаться новой знакомой уже не казались мне такими милыми. Я что-то черкнул ей в ответ, но усердствовать не стал. Сослался на занятость.

Остальную корреспонденцию пришлось обрабатывать еще полчаса. На что нужно, ответил, остальное переслал по нашим службам. Пробежался по новостям.

Тут совещание закончилось, директор вызвал меня и торжественно сообщил, что моя система в целом утверждена и будет опробована в нашем филиале. Я вежливо поблагодарил, но особой радости не испытал. Все это мелочь и чепуха. Нужно было решать макропроблему. Для начала – хотя бы сформулировать ее. Я испросил у Виктора разрешение поработать денек дома и немедленно туда отправился. При этом старался перемещаться пешком: задача действительно серьезная, и решать ее нужно только в пешем порядке.

К счастью, шел меленький дождик, и прохожие под ногами не путались. Подобрав подходящий ритм движения, я принялся раскладывать в уме пасьянс из сегментов рынка. Где-то конкуренты толкались локтями, где-то было просторно – и правильно, нечего было делать в таких сегментах крупным игрокам…

В этом месте рассуждений пришлось прерваться и зайти в метро. Думать под землей я не умею, умею только читать.

Когда я поднялся под свет вечерних фонарей, вспомнить, на чем я остановился, не получилось. Вместо рассуждений о поведении рынка в мозгу всплыло воспоминание о сегодняшнем странном разговоре с Катей.

Да, система оплаты труда была мелочью и чепухой. И мысли о маркетинге тоже были мелочью, только более крупной. А вот Катино поведение казалось все более и более подозрительным.

Я устал думать и поймал такси.


**

Чем больше я шлялась по сайтам знакомств, тем больше убеждалась, что жизнь проходит мимо.

На всем пространстве СНГ толпы мужиков просто жаждали на мне жениться. Судите сами: я и молодая (для тех, кому под сорок), и красивая (а если издалека, то просто супер), и без комплексов (наверное), и с целью создания семьи. Просто мечта любого интернетчика!

И я не собиралась наслаждаться в одиночку. Вечером, когда мне ста