?Маски

http://ficbook.net/readfic/304262

Автор: Anik (http://ficbook.net/authors/Anik)

Беты (редакторы): Anna Morgan

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: NC-17

Жанры: Фемслэш (юри), Романтика, Драма, Психология, Повседневность, POV, Учебные заведения

Предупреждения: Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними

Размер: Миди, 58 страниц

Кол-во частей: 21

Статус: закончен

Описание:

Каждый из нас имеет свою маску, которую он снимает только, когда остается наедине с собой. Но что делать, если эта маска мешает быть с любимым человеком? Открыться или завязнуть во лжи? И примут ли тебя или отвергнут?

Посвящение:

Посвящется моей любимой Nazhe. Спасибо, что подгоняешь меня и заставляешь писать, но иногда, знаешь, мне так хочется оторвать тебе голову... пхах)

Публикация на других ресурсах:

Запрещено

Примечания автора:

Сидели на кухне две подруги.

- Эх, что-то скучно. И почитать вроде нечего. В яое все одно и то же.

- Ага.

- А может, напишем фемслэш?

- Почему бы и нет...

Действительно, почему бы и нет?

1

Холодный осенний ветер проник в комнату сквозь открытое окно. Он поддел неаккуратно сложенную стопку листов, которая валялась на краю письменного стола. Верхние листы с шорохом полетели на пол, который итак был завален разными вещами. Из не до конца закрытой дверцы гардероба виднелись скомканные перепутанные вещи, диван – единственное спальное место - также поглотил хаос, подушки разметались по разным сторонам, там можно было найти и то, что, по своей сути, там не должно быть – кучей вываленные безделушки, принадлежащие хозяйке сего беспорядка. Это чудо спало, сидя за письменным столом. Голова, насколько это было вообще возможно, удобно устроилась на тыльной стороне ладони. Вокруг нее стопками, а иногда и по отдельности, лежали книги и тетради. Дополняли картину столешницы карандаши, ручки и другие канцтовары.

Послышалось легкое ворчание. Девушка поежилась от холодного потока, что дул ей прямо в спину. Однако она решила проигнорировать неудобство и продолжить сон. И только когда занавеска начала угрожающе колыхаться, девушка, чертыхнувшись, открыла глаза.

От увиденного она слегка поморщилась и поднялась со стула, заставив работать затекшие конечности. Адски болела спина, про голову и говорить нечего. Закрыв окно, она села на край дивана, откинувшись на спинку, и задумалась.

Ей было 17, но выглядела она младше своего возраста. Все из-за природной худощавости. Большие карие глаза, которые когда-то искрились неподдельным детским восторгом, затуманились и похоронили в себе чувство непосредственности и раскованности, поставив взамен отрешенность и пренебрежение ко всему окружающему. Короткие, по плечи, цвета молочного шоколада, волосы растрепались, челка нахально лезла в глаза, а в некоторых местах вовсе вставала дыбом.

В девушке боролись два слова: «хочу» и « надо». Хотелось ей сейчас скинуть всю дребедень с дивана и забраться под теплый плед, а надо было собираться и идти в «здание скорби». Таким милым определением ей была обязана школа. Все школы на одно лицо. На одно противное, скучное, мерзкое лицо. Знаете, как- то не особо тянет в то место, где тебя мутит и выворачивает каждые пять минут. Не то, чтобы Кристина не любила учиться, дело в самих людях, в лицемерных двуличных мерзких людишках. Ученики лижут задницы учителям, обсирая их потом со своими друзьями, а учителя терпеть не могут детей, которые , по их мнению, тупые до невозможности. Но и те и другие продолжают улыбаться и лебезить. В общем - то, нормально.

Но что поделать, придется поднимать свой зад и собираться. Тем более, не хотелось встречаться с матерью. Взревев, как стадо бешеных слонов, девушка заставила себя подняться и пойти в ванную.

Спустя минуту из ванной комнаты послышалось жужжание электрической зубной щетки и плеск воды. Напротив зеркала, уперев руку в бок, стояла Кристина, изображая на лице великую муку. Умывшись и показав на прощание своему отражению язык и еле сдержавшись, чтобы не прибавить жест средним пальцем, она вернулась в царство хаоса, господствующего в ее комнате.

Схватив первую попавшуюся на глаза одежду, коей оказались джинсы и мешковатая кофта с капюшоном, девушка натянула ее на себя. О какой белой блузке может идти речь? Вы смеетесь, что ли? Нашли первоклашку. Девушка криво усмехнулась, представив себя с бантиками и в юбочке. Дальнейшая работа фантазии, которой Кристина была богата, заставила ее нервно захихикать, еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться в голос от нахлынувших нелепых картинок, воспроизводимых ее расшалившимся мозгом.

Успокоившись и захватив с собой сумку, в недрах которой было неизвестно что, она вышла в коридор и надела свои черно-белые кеды. Громкий хлопок дверью известил об ее уходе.

2

POV Кристины

Я уже говорила, что ненавижу этот мир? Так вот, я его терпеть не могу. Такое стойкое чувство, что все вокруг – долбоебы. Войдя в унылую комнату, подоконники которой просто завалены непонятными цветами, понимаю, что мне здесь еще год зависать. От этой мысли стало еще противнее. Подкоркой своего умного пытливого мозга ощущаю концентрацию идиотизма, повисшего в воздухе моего класса. Стройные ряды парт выглядят, как гробы на выставке. А сидят за ними мертвецы, моральная мертвечина. И каждый из них пытается выпендриться, как можно больше. Вон, очередной придурок достал свой айфон и машет им в разные стороны с видом полного деланного безразличия. Знаю я, сука, как ты над ним трясешься и пылинки сдуваешь. Фу, бля, тошнотворно.

Швырнув сумку на соседний стул, я хмуро села за первую парту крайнего ряда… Да, мать твою, первую! Стопудово здесь сидит какой-нибудь очкастый ботан с немытыми ушами и драконьим дыханием нечищеных зубов. Да, я не запоминаю своих одноклассников. Зачем мне это? От них ничего хорошего ждать не приходится. Далеко ходить не надо. Вот, эти долбоебы успели занять все нормальные места! Возможно, всё не так уж и плохо. Но как-то не верится, да и с чего бы это? Неужто великие яйца аллилуйи услышали мои молитвы? Думаю, нет. Так что бесперспективняк и непруха обрушатся на мои хрупкие плечики на оставшийся год обучения… а, может, они задержатся и больше.

Мой праведный гнев обрушится на ту несчастную тупую башку, которой вздумается потревожить меня с утра. И тут, как по заказу, непонятная фигура закрыла тусклый свет, исходящий от окна, наспех помытого в августе школьниками на практике. Выныривать из рук, сложенных на парте совершенно не хотелось. Может, этот урод сам уйдет? Нет, блин, он не уходит. Эта тупая скотина садится рядом! О господи, за что мне это?! Глубоко вздохнув, приподнимаю голову и смотрю на своего новоявленного соседа сквозь челку взглядом, которым можно убить как минимум один мушиный полк.

- Чё надо? – Произношу нарочито грубо.

- Сижу я тут. – Словно между делом, ответила девушка, доставая из сумки ручку.

«Заебись вообще! То есть уходить она не собирается… Стоп! Она?»

Перевожу бешеный взгляд округленных глаз на соседку и начинаю тупо пялиться.

- Да, уходить я не собираюсь, я здесь уже давно сижу. И не матерись, пожалуйста. – Будничным тоном сказала брюнетка, наконец, повернув голову в мою сторону.

« Твою мать! Я сказала это вслух. Нужно держать рот на замке. Проблемы мне не нужны. А то эти пиздахуи, если услышат все, что я о них, думаю, то сразу побегут мамочкам жаловаться. Ух, имбицылы тупорылые! Ненавижу!»

- Прекрати сверлить меня взглядом. Черные дыры на теле сейчас не в моде. – Усмехнулась она, откинувшись на спинку стула.

- Больно надо. – Зло процедила я сквозь зубы и снова уткнулась в руки.

Когда это прекратится? Поскорей бы. Я долго рядом с этой стервой не выдержу. Даю голову на отсечение – сука она отменная. Думать вообще не хотелось, потому что на ум ничего хорошего не приходило, а вешаться в классе как-то не хочется. Щас, я этим долбоебам такое зрелище не устрою, обойдутся. Воткнув наушники в уши, я отключилась от этого дерьмого мира и погрузилась целиком в музыку.

Очнулась я от толчка в локоть. Каюсь, я частенько засыпаю за прослушиванием музыки. Играй там хоть лирика, хоть хард-рок, но если я захочу, то усну под что угодно, лишь бы была мелодия. Естественно, я не поняла, где нахожусь и главное – кто меня толкал. Сонно потирая глаза, я подняла голову и уставилась на девушку. Брюнетка с серо-зелеными глазами смотрела на меня и усмехалась. У нее были приятные черты лица и слегка пухлые губы, легкий макияж подчеркивал достоинства молодого лица, в целом, картинка радовала глаз. Картинка…картина… погодите. Где я? Второй раз за этот короткий день я посмотрела на соседку ошалелыми глазами, как будто она была зеленым гуманоидом. Когда я окончательно очухалась, мне захотелось смачно выругаться на эту дуру. Вот нахрена эта идиотина меня разбудила?!

- Учитель вошел. Не думаю, что тебя погладили бы по головке за художественный храп. – Полушепотом опередила она мою брань.

- А тебе-то какое дело? – Фыркнула я и бесцветно посмотрела на учительницу.

Это была женщина лет сорока с короткой стрижкой в строгой блузке и прямой юбке. « А духи у нее называются «первый цвет Марь Ивановны»» - усмехнулась я про себя, но тут заметила еще одну фигуру у доски.

3

POV Кристины

О-о-о нет! Только не это! Опять эта бессмысленная хрень с знакомствами и представлениями. Так уже и представляю себе заискивающий голос училки: « Ребята, у нас новая ученица. Постарайтесь подружиться. Она очень хорошая милая девушка…» А дальше начнется пускание по кругу… То есть начнут иметь мозги во все щели. Училка будет поднимать каждого и говорить, какой он хороший. Мне вот интересно, как она умудряется даже в самом вяломозглом уебке найти что-то хорошее, а потом, например, на родительском собрании, расфигачить его по полной программе, да так, что стыдно становится всем родителям сразу.

Мой скучающий взгляд блуждал по классу пока не случилось то, что когда-нибудь должно было случиться… назвали мое имя. Ничего не сказав, я лениво приподняла свой зад и поставила колено на сиденье стула. Глаза прикрывала челка, сквозь которую я и попыталась рассмотреть новенькую. Вообще, длинная челка – довольно полезная вещь, ты можешь беспалевно смотреть на все, что хо