Андреа Кейн Черный бриллиант

Моим родителям, которые научили меня верить,

что в жизни действительно еще случаются чудеса, и сами были для меня настоящим чудом

Глава 1

Девоншир, Англия

Январь 1818 года

— Я не выйду за него!

Леди Аврора Хантли резко, как от ожога, вскочила из-за стола, чуть не опрокинув при этом стул. Она с выражением крайнего недоверия уставилась на брата, ее грудь просто распирало от кипевшей в ней ярости.

— Боже мой, Слейд, да ты, наверное, сошел с ума?

— Нет, — сказал граф Пембурн, поднимаясь с кресла и угрожающе сощурив свои серебристо-серые глаза. — Уверяю тебя, Аврора, со мной все в полном порядке. Твое же поведение, напротив, граничит с безрассудством. А теперь сядь!

— С безрассудством? — Аврора проигнорировала его указание и откинула назад голову, пристально вглядываясь в лицо своего высокого и грозного брата. — Ты ведь сам только что объявил мне с такой же обыденностью, как объявляют днем время, что скоро выдашь меня замуж за этого любезного, но ничем не примечательного человека. Человека, которого я видела всего один раз, к которому я не испытываю никаких чувств. И после этого ты считаешь мой гнев безрассудным?

— Виконт Гилфорд — прекрасный человек, — возразил Слейд таким тоном, словно готовился к бою. — Он честен и принципиален: я уже довольно долго имею с ним дело и лично убедился в этом. Кроме того, он обеспеченный, уважаемый и великодушный человек, хорошо владеющий собой, не говоря уже о том, что Гилфорд симпатичен и очарователен. Многие женщины соперничают друг с другом, добиваясь его любви и его имени, что только подтверждает мои слова..

— Но я отличаюсь от большинства женщин.

Слейд сжал челюсти так сильно, что у него на лице заиграли желваки.

— Я очень хорошо это знаю. Тем не менее виконту присуще все, о чем я только что сказал, и даже больше. Он также, к счастью или несчастью для себя, сильно увлекся тобой, всего лишь после четырех или пяти встреч. Гилфорд говорит, что был просто очарован тобой уже во время своего первого визита в Пембурн. Это случилось, когда я вынужден был задержаться на деловой встрече. Он рассказывал, что ты составила ему прелестную компанию и развлекала его, пока я не приехал.

— Развлекала его? Да мы просто побеседовали о первом ходе и штрафных очках при игре в вист. Виконт даже любезно попытался научить меня играть в эту игру. Прошло приблизительно минут пятнадцать, и потом приехал ты. Вы тут же направились в гостиную, а я извинилась и оставила вас. Вот и все развлечения, которые я ему устроила.

— Ну и хорошо. Ты, по-видимому, произвела на него прекрасное впечатление, показавшись виконту живой и красивой. Более того, он сделал свой выбор и быстро уменьшил число тех немногих, кто оставался равнодушным к проклятию Хантли и скандалу, связанному с нашей вековой враждой с Бенкрофтами. Если ты припомнишь события двух прошедших недель, то последнее может оказаться самым значительным из всех достоинств Гилфорда. Так что, несмотря на твои протесты, ты все-таки выйдешь за него замуж.

— Но, Слейд…

— Нет. — Слейд непреклонно и резко махнул ладонью, прерывая невысказанную просьбу Авроры. — Мое решение окончательно, соглашение заключено, и обсуждать больше нечего.

Аврора глубоко вздохнула, пораженная непреклонной твердостью приказа Слейда. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как она видела подобное жесткое, непреклонное выражение на его лице. Если вспомнить точнее, то это случилось минувшей весной. Сейчас Аврора почувствовала, как непроницаемая стена полного непонимания встала между ними.

Она подумала, что прежний Слейд для нее исчез навсегда вместе с его постоянной ненавистью к Бенкрофтам. Тот Слейд исчез еще в мае, когда он повстречал, а потом и женился на Кортни Джонстон. Эта женщина, обладая спокойным характером, преданно любила Слейда и проникла в его сердце, примирив его с прошлым и дав надежду на будущее.

До сих пор существовала опасность, что все это счастье может разрушить человек, которого так ненавидел Слейд:

Лоуренс Бенкрофт, герцог Морленд.

Ярость закипала в душе Авроры, когда она вспоминала о той грязи, которую герцог раскапывал в ходе своих проклятых изысканий, и о его ложных обвинениях. Будь он проклят за то, что раздувает сомнения, которые в конце концов начали увядать. Проклят за то, что навел всю эту клевету на семейство Хантли, а потом умер, раньше, чем кто-нибудь смог опровергнуть его.

Более того, пусть пропадет этот чертов черный бриллиант, он сам и его ужасное проклятие, которое в течение трех поколений преследовало семейство Авроры. Неужели они так никогда и не избавятся от его мистического, гибельного влияния?

Судорожно сглотнув, Аврора попыталась взять себя в руки.

— Слейд! — воскликнула она, снова стараясь внушить себе, что неразумное поведение брата объясняется не властностью и не бессердечием, а страхом. — Я понимаю, что многие снова с пристальным вниманием следят за бриллиантом в связи с обвинениями Морленда и его последующей смертью. Но…

— Многие? — Глаза Слейда хищно вспыхнули. — Не пытайся меня успокоить, Аврора, это просто глупо с твоей стороны. Ты же достаточно хорошо знаешь, что мне совершенно наплевать на этот наш свет и его сплетни. Но меня беспокоит, что в течение прошедших десяти дней было три попытки проникнуть в Пембурн с целью кражи, пришло полдюжины писем от вымогателей и столько же — с различными угрозами. Очевидно, причинами всего этого являются внезапная смерть Морленда и начатое им расследование. Результаты расследования, как он заявил во всеуслышание, докажут, что это я спрятал черный бриллиант. Его заявлению снова поверили многочисленные мошенники и негодяи, которые начали действовать. Очевидно, они собираются обшарить весь дом и попытаются угрозами и запугиваниями заставить меня отдать им камень, который я никогда не видел и даже не имею ни малейшего представления о том, где его искать.

— Но разве кто-нибудь сможет проникнуть в Пембурн? У тебя же повсюду расставлена охрана.

Слейд нахмурился:

— Это, конечно, успокаивает, но практически мало что гарантирует. Аврора, я твой брат и опекун. А это означает, что я не только отвечаю за твою безопасность, но и обязан ее обеспечить. Я не переживу, если тебе будет причинен какой-нибудь вред или кто-нибудь нападет на тебя.

— Значит, такова моя судьба.

— Я с этим не согласен, — тон Слейда был таким же непреклонным, как и его слова, — и рассчитываю обеспечить твою безопасность, навсегда избавив тебя от проклятия имени Хантли и от самого имени.

Поморщившись, Аврора попробовала использовать другую тактику:

— А что думает Кортни по поводу твоего требования, чтобы я вышла замуж за виконта?

Слейд выразительно поднял вверх черную бровь:

— Я думаю, что ты сама знаешь ответ на этот вопрос.

— Она, наверное, спорила с тобой.

— Она сражалась как тигрица. Несмотря на свое подавленное настроение, Аврора улыбнулась, услышав эти слова.

— Слава Богу.

— И не надейся. Это просто пустая трата времени, тебе не переубедить меня, даже с помощью Кортни. Аврора с хитрым выражением посмотрела на Слейда.

— Почему нет? Она не только моя самая близкая подруга, она еще твоя жена и твоя величайшая слабость. Я посмотрю, как ты сможешь отказать ей в чем-нибудь.

— Все когда-то случается в первый раз, — коротко вздохнул Слейд. — Но в любом случае это не ее дело, оно касается только тебя.

— Позволь не согласиться с тобой, это касается и Кортни, и вашего будущего ребенка тоже. Как ты собираешься защитить их от проклятия?

В глазах Слейда сверкнула боль.

— Своей жизнью, другого способа у меня нет. Я же не могу защитить их так же, как тебя, порвав всякую связь с ними. Для этого уже слишком поздно. Теперь Кортни и я связаны очень крепко, она носит под сердцем моего ребенка. Я не могу предложить ей свободу и новую жизнь, даже если бы захотел. Но для тебя это еще можно сделать. — Он медленно обошел вокруг стола и направился прямо к сестре. — Нет смысла спорить, Аврора, я уже принял предложение Гилфорда. Через месяц ты выйдешь замуж. — Слейд остановился, пристально взглянув на крепко сжатые кулаки Авроры. — Я чувствую, ты сейчас страшно злишься на меня, но все-таки надеюсь, что когда-нибудь ты все поймешь. Однако вне зависимости от того, поймешь меня или нет, ты выйдешь за Гилфорда. Поэтому я предложил бы тебе свыкнуться с этой мыслью. — Непреклонное выражение на лице Слейда смягчилось. — Он восхищается тобой и говорил мне, что хочет подарить тебе весь мир. Кроме того, я знаю, что тебе тоже приятна его компания. Я видел, как ты улыбаешься и смеешься в его присутствии.

— Но я веду себя подобным образом и в присутствии собачки Кортни Тирана.

Слейд снова нахмурился:

— Ты полюбишь его.

Аврора отчаянно замотала головой:

— Нет, Слейд, не полюблю.

Она повернулась и вышла из кабинета.

— Я весь вчерашний вечер умоляла его пожалеть тебя, — вздохнула Кортни Хантли — графиня Пембурн, очень красивая женщина. Ее беременность подходила к концу, тени усталости лежали под ее зелеными русалочьими глазами. — Но он остался глух к моим просьбам, говорит, что этот брак состоится в любом случае.

— Эта идея просто нелепа. — Аврора мерила шагами спальню своей подруги, ее волосы золотисто-медного цвета ниспадали на плечи. — Слейд, как никто другой, мог бы понять, что брак должен быть основан на любви, а не заключаться по расчету. В конце концов, вспомним, как поженились вы сами. Да мой брат просто влюбился в тебя с первого взгляда. Как же он может желать меньшего для меня?

— Он и не хочет для тебя меньшего. — Кортни сразу стала защищать Слейда. — Я уверяю тебя, Аврора, что если бы в твоей жизни был тот единственный человек, которого бы ты полюбила, то Слейд не дал бы согласия на брак лорду Гилфорду.

— Но так как такого человека нет, то меня насильно заставляют выйти замуж и нашли ему наиболее подходящую замену?

Кортни вздохнула:

— Не могу не согласиться, что этот замысел Слейда является чудовищной ошибкой. Я могу это объяснить только тем, что забота о твоем благополучии затмила его рассудок.

Никогда не видела Слейда в таком замешательстве, даже во время нашей первой встречи. С тех пор как умер Морленд и предположения относительно местонахождения черного бриллианта со стороны тех людей, которые угрожают мужу, укрепились, он словно заново переживает минувшие годы. В его отношении ко мне логики не больше, чем в отношении к тебе. Мне даже не разрешается одной бродить по саду. Либо Слейд, либо кто-нибудь из охраны постоянно сопровождают меня.

— Ну и что, может, тебе этого хочется, а мне нет. Кортни улыбнулась:

— Хочется? Нет. Если сказать точнее, я просто смирилась с этим. — Она нежно погладила ладонью свой большой живот. — Я, кажется, стала немного толще, чем была несколько месяцев тому назад, или ты не обратила на это внимания? Думаю, что не смогу оказать достойную конкуренцию охранникам, если попытаюсь убежать от них.

Аврора не улыбнулась ей в ответ

— Я не могу выйти за лорда Гилфорда, Кортни, — прошептала она, останавливаясь. — Я просто не могу. Они пристально посмотрели в глаза друг другу.

— Я еще раз поговорю со Слейдом, — пообещала Кортни. — Сегодня же вечером. Постараюсь что-нибудь придумать, правда, пока еще не знаю что, но я буду бороться против этой помолвки, употребив чувства, которыми я умею пользоваться как своего рода оружием.

Обеспокоенно кивнув, Аврора отвела взгляд, оценивая свои возможности.

Обычно обещания Кортни было более чем достаточно, но только не в данном случае. Ведь Слейд слишком вспыльчив, однако он целеустремленный человек и очень многим рисковал сейчас. Авроре необходимо было убедить его самого в невозможности этого брака.

В поместье было темно, когда она выскользнула через черный выход и направилась в рощу. Аврора мысленно раз пять прошла этот путь, как только погасла последняя из ламп Пембурна. К счастью, ей удалось недавно найти новый маршрут побега, который едва ли известен караулу.

Она совершенно случайно натолкнулась на тайную тропинку, когда на прошлой неделе играла с Тираном. Он убежал от нее и волей-неволей помог ей сделать это маленькое открытие. Аврора с любопытством прошла этот путь и немного удивилась, обнаружив, что тропинка ведет к южной границе поместья. Она хорошо запомнила эту тропинку, хотя совсем не собиралась ею воспользоваться. Ее нескончаемые попытки убежать из Пембурна, который стал для нее тюрьмой, закончились еще прошлой весной, вместе с приездом сюда Кортни.

Но сегодняшнее приказание Слейда требовало решительных мер. И невзирая на любые препятствия Аврора решила на них пойти.

Осторожно шагая по тонкому слою снега, покрывшему траву, она направилась к узкому проходу между деревьями за оранжереей и проскользнула в него, стараясь не задеть ветки и не шуметь, хотя была уверена, что никто из охраны не обратил бы на нее никакого внимания. Во-первых, потому что они несли службу, бдительно высматривая разбойников. И во-вторых, подумала она с усмешкой, потому что, как только пропало ее неуемное желание убежать, они стали хуже присматривать за ней. Но тем лучше для нее.

Раздвинув ветки, Аврора радостно улыбнулась. Впереди виднелись задние ворота Пембурна, а за ними, как она знала, пролегала грязная дорога, ведущая к деревне. Таким образом, первая часть ее плана была выполнена. Аврора подобрала свои юбки и помчалась вперед.

В таверне «Притон лодыря», название которой было выведено на маленькой вывеске над входом, было темно и накурено. У Авроры защипало в глазах, как только она вошла в помещение. Остановившись на пороге, она отчаянно терла глаза, пытаясь что-нибудь разглядеть.

Отлично, подумала Аврора через секунду. Посетителями таверны были люди, которых ее бывшая гувернантка определенно назвала бы сбродом. Компания неряшливо одетых мужчин сидела за деревянными столами. Они громко смеялись, пили пиво из кружек и играли в карты, с азартом швыряя их.

Идеальное место, чтобы потерять свою честь.

У нее было мало времени. Уже прошло четверть часа с тех пор, как она заключила сделку с местным уличным мальчишкой, заплатив ему три фунта. Сначала, как и ожидалось, он взял предложенную банкноту в один фунт за то, что показал, где находится единственная таверна в деревне. Потом, как тоже можно было предположить, он прикарманил еще два фунта, быстро согласившись доставить записку в поместье Алтек.

Аврора была неглупой девушкой. Она хорошо понимала, что мальчишка мог просто удрать с деньгами, выбросив ее послание. В этом случае оно никогда бы не достигло своего адресата и не произвело бы нужного эффекта. Аврора обезопасила себя и от этой возможности, пообещав парню еще пять фунтов, если он принесет в таверну «Приют лодыря» записку с ответом.

Она засмеялась, и ее смешок потонул в общем хриплом хохоте, раздававшемся вокруг. Аврора представила лицо леди Алтек, когда старая склочница прочитает скандальную записку от «друга» и узнает, что леди Аврора Хантли проводит время с моряками в деревенской таверне. Пожилая матрона, величайшая сплетница Девоншира, просто запрыгнет в свой фаэтон и поспешно примчится сюда. Она даже не сменит свой ночной пеньюар, только бы лично засвидетельствовать такую смачную сцену.

Аврора прикинула в уме, сколько времени ей осталось ждать. Пареньку точно понадобится не менее получаса, чтобы дойти до имения вдовы. Потом еще несколько минут, чтобы дождаться ответа анонимному добро