Элизабет Бойл Брачная сделка

Пролог

Англия, 1818 год

Наклонившись через стол, Эсме Магуайр разглядывала гостью. Зрение у Эсме было не то, что прежде, но интуиция ее редко подводила. И сейчас она подсказывала, что застигнутая бурей девушка говорит не всю правду.

– Заблудились, говорите? – протянула Эсме. – А мы-то думали… ладно, Это не важно. Непохоже, что Нельсон ошибся, но я рада, что вы оказались у моего порога, сегодня неподходящая ночь для прогулок. – Раздалось негодующее мяуканье, и она снисходительно погладила кота.

«Да, Нельсон, ты имеешь на это право», – подумала Эсме.

Сидевшая напротив промокшая молодая леди смотрела в чашку с чаем, сжав ее в ладонях.

– Когда почтовая карета завязла в грязи, кучер уверил меня, что неподалеку есть гостиница, но, боюсь, я не там свернула. Спасибо, что впустили меня. – Вздрогнув, девушка снова отпила глоток чаю.

У камина сушилось ее мокрое платье – прекрасно скроенный дорогой наряд из синего шелка, гораздо лучшего качества, чем те, что носили обычные клиенты Эсме.

Значит, рассудила пожилая дама, она не сельская девушка, а скорее всего леди. И судя по ее нежным изящным рукам, никогда не работала.

Тайна гостьи подогревала врожденное любопытство Эсме.

– Вам повезло, что вы нашли сюда дорогу, мисс…

Девушка подняла на нее глаза.

– Ох, гм, я… я мисс Смайт.

– Пусть будет мисс Смайт, – согласилась Эсме. Пока. – А я миссис Магуайр. Но вы должны звать меня Эсме, как все. – Она вздохнула. – Приятно в такую ужасную ночь оказаться в компании. – Словно подтверждая ее слова, загрохотал гром, сотрясая все вокруг. – У меня не так много посетителей, как хотелось бы, а я люблю поговорить.

– Да, общество приятно, – заметила гостья, оглядывая темную комнату.

– Еще чаю? – спросила Эсме, снова наполняя чашку девушки пряным напитком. Налив и себе, она снова села. – И куда вы направляетесь?

Мисс Смайт сделала поспешный глоток.

– В Брайтон.

Эсме улыбнулась. Это был первый правдивый ответ гостьи.

– О, немного морского воздуха, немного романтики, как я полагаю, – вслух размышляла она. – У вас там с кем-нибудь встреча? С молодым человеком?

– Ничего подобного, – торопливо возразила гостья. – Боюсь, я для этого слишком стара.

Эсме только рукой махнула в ответ на это замечание. Конечно, эта мисс Смайт не школьница, в ней нет детской наивности, но вряд ли она с ее розовыми щеками и яркими глазами миновала пору расцвета.

– Она говорит, что слишком стара для любви, – пробормотала Эсме Нельсону.

Нельсон стрельнул глазами на гостью, потом занялся своим длинным хвостом и, пристально посмотрев на хозяйку, возмущенно мяукнул.

– Нельсон совершенно прав, – объявила Эсме. – Для любви никто не стар. Даже вы, мисс Смайт.

– Вряд ли у меня есть на это время, – ответила девушка, сдерживая зевок.

– Время? – переспросила Эсме. – Время таково, каким мы его делаем. Думаю, у вас его достаточно, чтобы исполнить желание вашего сердца. – Она снова погладила Нельсона. – Я могу вам в этом помочь, если хотите. За небольшую плату. – Она протянула руку, ее взгляд замер на изящной синей сумочке, лежащей перед гостьей.

– Небольшую плату за желание моего сердца? – Девушка принужденно рассмеялась и потянулась за кошельком. – Что ж, думаю, я могу заплатить вам за гостеприимство.

Когда она подвинула монеты на столе, Эсме взглянула на Нельсона.

Кот при виде золота оживился, вероятно, представив, как неожиданное богатство превращается в пироги с почками и вкусного цыпленка. О да, ему тоже перепадет, но прежде всего нужно выяснить правду о новой клиентке.

– Ну и каково оно, – торопила Эсме, – желание вашего сердца?

Мисс Смайт снова зевнула.

– Прошу прощения, я сегодня так долго ехала, а тут еще непогода. Я очень устала.

– Я думаю. – Эсме кивнула на узкую кровать в углу: – Ложитесь там, мисс Смайт. Поспите немного. Мы обсудим все утром.

Чай сделал свое дело, и как только голова девушки коснулась подушки, Эсме увидела мечты своей гостьи. Мечты торопливо налетали друг на друга, будто танцуя на светском сезоне в Лондоне.

Эсме устроилась в кресле-качалке и раскурила трубку, подслушивая мечты девушки.

И конечно, в сонные грезы мисс Смайт шагнул мужчина.

– Не всегда один и тот же? – сказала Эсме прыгнувшему ей на колени Нельсону.

Кот покачал головой, а потом кивнул ей: продолжай свое дело. Насколько Нельсон понимал, для него все завершится прекрасным обедом.

Увлекшись собственной шуткой, Эсме почти пропустила, какого сорта мужчина интересовал мисс Смайт. Но когда ее внимание вернулось к нему, изящная фигура на балах в «Олмаке» заставила ее похолодеть.

Мужчина с беззаботной улыбкой и распутным блеском в глазах. Мужчина, которого Эсме слишком хорошо знала.

– Как это могло случиться? – прошептала она большому полосатому коту. Даже невозмутимый Нельсон казался ошеломленным. Вот он, предмет желаний мисс Смайт, такой отчетливый, будто только что вошел в дом Эсме.

И теперь им предстоит увидеть, как девушка найдет путь в его сердце.

Эсме спустила кота на пол, поднялась и торопливо потянулась к висевшей на стене накидке. Повернувшись к Нельсону, она поманила его за собой:

– Буря там или нет, идем. У нас есть работа.

Кот заворчал, но последовал за хозяйкой в темную ненастную ночь.

Сделка есть сделка.

Глава 1

На следующее утро…

– Эсме, ты дома? – Крепкая дубовая дверь скрипела под сильными ударами. – Пора вставать, старушка. Я с подарками пришел.

Мисс Аманда Престон, вытянувшись в струнку, села в узкой кровати. Не сразу она смогла отделить доносящийся снаружи звучный голос от странных грез, понять, где она и почему на ней чужой халат.

Мужчина застучал снова, на сей раз настойчивее, и резкий звук встряхнул ее память, словно удары грома, которые несколько часов подряд сотрясали дом.

Шторм. Она нашла здесь убежище, после того как…

Аманда прищурилась на льющийся в окна яркий, веселый солнечный свет. Сияющее утро прогнало жуткие тени, вчера вечером придававшие одинокому коттеджу ореол таинственности. Тем более что его доброжелательная, хотя и несколько странная хозяйка, миссис Магуайр, ушла. Даже ее необыкновенный кот Нельсон скрылся.

При дневном свете дом выглядел довольно обычно. Аманда вздохнула бы с разочарованием, если бы стук и голос не загремели снова.

– Эсме, что с тобой? Ну-ка открывай. Наша драконша, ее светлость, прислала меня с корзиной провизии, включая отличного жареного цыпленка для лорда Нельсона и, судя по запаху, сдобные булочки миссис Стокен, от которых я едва чувств не лишаюсь. От них и из-за чертовой ноги. – Последний комментарий более походил на проклятие. – Цену себе набиваешь? Считаю до трех, и если ты за это время себя в приличный вид не приведешь, я все равно войду.

Какая дерзость, подумала Аманда, приступ паники охватил ее. Этот человек намерен войти, а она не одета.

– Раз! – донеслось из-за двери.

Господи, где ее одежда? Она взглянула на камин, где в последний раз видела свое платье. Теперь там висел лишь пучок травы. Вскочив с постели, Аманда налетела на маленький столик и опрокинула его.

Громкий смех снаружи не улучшил ее настроения.

– Кто там у тебя, Эсме? Любовник? Я стану ревновать, если ты меня обманешь. – Снова смех. – Быстро прячь этого негодяя и не рассчитывай, что я стану защищать твою сомнительную репутацию. На чем я остановился? Ах да, два!

Любовник? Вчера вечером хозяйка показалась такой благонравной, но теперь Аманда начала задумываться о характере леди, к которой ранним утром захаживают такие развязные визитеры.

Снова лихорадочно осмотревшись, она наконец увидела свое платье, аккуратно сложенное на стуле рядом с кроватью.

Если она и почувствовала облегчение, найдя платье, паника тут же вернулась, десятикратно усилившись. Аманда смотрела на платье, не зная, что делать дальше. Она в жизни ни разу сама не одевалась. Мать запретила ей и ее сестрам делать что-нибудь самостоятельно. И если запрет нарушался, мать снова и снова вразумляла дочерей.

Но теперь это надо сделать. И быстро.

В дверь снова постучали.

– Эсме, с тобой все в порядке? – Теперь в голосе слышалась искренняя тревога, свидетельствующая о дружбе, уважении и заботе.

Аманда задумалась, волнуется ли кто-нибудь о ней сейчас, когда она пропала. Фыркнув, она решила, что если в доме и испытывают какие-то эмоции, то меньше всего беспокойство. Скорее всего стены содрогаются от стенаний ее отца на тему как «дорого» обойдется возвращение дочери, а мать суетится и брюзжит из-за грозящего скандала.

Похоже, мужчину, колотящего в дверь Эсме, не удержат ни расходы, ни приличия.

– Три! Нравится тебе это или нет, я вхожу.

– О нет, пожалуйста, – отозвалась Аманда, отчаянно дергая платье через голову. Лучшее платье сестры из элегантного наряда вдруг превратилось в смирительную рубашку, поймав в ловушку руки и не позволяя хоть искоса взглянуть на встревожившегося защитника миссис Магуайр.

Дверь, заскрипев, открылась.

– Эсме, это ты? – Смущенные вопросы сопровождались звуком шагов и стуком трости. – Нет. Таких прелестных ножек я не видел с тех пор, как побывал на ревю в Лондоне.

Жаркий румянец залил щеки Аманды. Он смотрит на ее ноги? Она это уже поняла, значит, этот визитер не джентльмен.

Строгие предупреждения матери о коварстве мужчин зазвучали у нее в ушах воплями банши.[1] Аманда изо всех сил пыталась стянуть платье вниз.

Надо хотя бы прикрыть колени.

А лодыжки могут подождать, осмелела в ней какая-то грешная часть.

– Так кто у нас здесь? – Шаги и стук трости раздались ближе.

– Сэр, умоляю вас, уйдите. Немедленно, – взывала она сквозь складки ткани. – Я не одета.

– Позвольте не согласиться. На мой взгляд, вы очаровательны, – последовал игривый ответ. – Разрешите помочь вам. Негоже, если меня застанут с полуодетой клиенткой Эсме.

Клиенткой? Что это значит?

Словно грозовые раскаты минувшей ночи, в голове Аманды загремели слова старой леди. «Я могу вам в этом помочь, если хотите. За небольшую плату».

«Во что я впуталась?» Аманда извивалась и вертелась, пытаясь найти рукава и ворот платья. Неужели одеться так трудно?

– Черт побери, – пробормотала она, когда очередная попытка кончилась неудачей.

– Я в самом деле могу вам помочь, – предложил ее таинственный благодетель. – Если вы только…

Пара теплых, сильных рук обхватила ее за талию. Когда шок от того, что ее держат с такой… такой… соблазнительной фамильярностью, начал проходить, Аманда заволновалась. О, теперь она поняла, почему наставления матери всегда были такими суровыми: было что-то очень соблазнительное в том, когда мужчина так держит женщину. Ей захотелось припасть к его груди, коснуться его, увидеть, такой ли он чувственный, как обещает его звучный голос.

О чем она только думает?

– Отпустите меня! – крикнула Аманда, пытаясь вырваться, и чуть не свалилась на кровать.

Она удержалась на ногах только из-за того, что визитер не оставил непрошеной помощи. Его руки быстро сомкнулись вокруг ее талии и потянули вверх, пока она не оказалась постыдно прижатой к его груди.

Незнакомец держал ее не на благопристойном расстоянии, а вблизи, невзирая на приличия, манеры и правила светского общества.

Аманда задохнулась, когда ее тело прижалось к его торсу. И тут же от его тепла по ней пробежала опасная дрожь. Она теперь не просто мисс Аманда Престон, но и «очаровательная», и она чувствовала это всей кожей.

Однако строгие предупреждения матери и годы в школе для благородных девиц мисс Эмери отвергали дальнейшие приключения, поэтому Аманда самым строгим голосом сказала:

– Пожалуйста, сэр, отпустите меня.

– Если вы постоите спокойно, я вас одену. – Он произнес это с такой уверенностью, что у нее не осталось сомнений, что он прекрасно знаком с деталями дамской одежды.

И все же, почему она из тех, кому мужчины хотят помочь одеться?

– Стойте спокойно, – снова сказал он. – Вы действительно ужасно запутались. – Его пальцы, старательно искавшие рукав, вместо этого прошлись по ее груди, вызывая восхитительный трепет.

– О Господи! – задохнулась Аманда. Одно дело, когда он держит ее, но это… это увлекало ее в волшебное царство, где даже зловещие предупреждения матери бессильны. – Отпустите меня сейчас же! – на сей раз серьезно потребовала она и, упершись в твердую стену его груди, сильно толкнула.

Этого хватило, чтобы он опрокинулся. Она услышала грохот его трости, но, к ее смятению, незнакомец не намеревался от