Валери Боумен
Тайны брачной ночи


Глава 1

Лондон, апрель 1816 г.


Бум! Бум! Бум!

Удары в дверь эхом отдавались в холле. Лили слышала их даже в кабинете, где в сотый раз углублялась в катастрофические счета.

— Я требую встречи с графиней! — гремел звучный мужской голос.

Лили перестала черкать пером. Она взглянула на Леопольда — взъерошенного коричневого терьера, свернувшегося у ее ног на потертой подушке.

— Требует? Ну и ну! — покачала она головой. — И который же это из моих так называемых поклонников за сегодняшний день? — Снова занявшись расходными книгами, она пробормотала: — Кто знает? По-видимому, в этом сезоне двадцатидвухлетние вдовы — последний крик моды. Точнее, двадцатидвухлетние вдовы, у которых, по слухам, имеется большое состояние.

Леопольд, наклонив голову, тявкнул. Лили закусила губу.

— А может быть, это агент по взысканию долгов.

В дверях появился Эванс. Лили с усталым вздохом посмотрела на старого дворецкого, своего верного друга.

— Кто там? Охотник за приданым или кредитор?

— Миледи, в белой гостиной лорд Колтон. Он настаивает на встрече с вами.

Лили выпрямилась.

— Колтон?

— Маркиз Колтон, — прочистив горло, пояснил Эванс.

Леопольд тявкнул, словно узнал имя. Дворецкий бросил на пса подозрительный взгляд, ясно свидетельствовавший об их натянутых отношениях.

Лили, сведя брови, потерла нос кончиком пера.

— Гм! Интересный поворот.

Она порадовалась, что Эванс бодрствовал и открыл дверь. Ее дворецкий имел неприятную склонность засыпать в самые неподходящие моменты. Хотя Лили подозревала, что на этот раз его разбудил шум.

Сунув перо в чернильницу, она поднялась и разгладила поношенные серые юбки.

— Скажите лорду Колтону, что я тотчас буду. — Лили кивнула, радуясь пробудившемуся к жизни порыву ожидания.

Девон Морган, маркиз Колтон, в ее доме. Прекрасно. Конечно, она рада отвлечься от удручающе скучных расходных книг, но есть кое-что еще. Она рада отвлечься от самодовольных фатов, которые появляются у ее порога, источая резкий запах одеколона и отчаяния. Лорд Колтон, может быть, и проблема, но ни о каком отчаянии и речи нет.

Она хлопнула в ладоши, и ее четвероногий приятель бросился за ней. Они с Лео быстро поднимались по задней лестнице. Лили подавила слабую улыбку, внезапно тронувшую губы. О да. Она точно знала, почему лорд Колтон очутился в ее гостиной. Хотя и не ожидала увидеть его так скоро.

Четверть часа спустя Лили шла парадным коридором по вытертым коврам, которые не могла позволить себе заменить. Сняв потрепанное сизо-серое платье, она переоделась в темный траурный наряд, который берегла для выходов в свет. В последний раз глубоко вздохнув, она обеими ладонями толкнула двустворчатую дверь в белую гостиную. Ожидая, когда дверь за ней закроется, Лили оглядела комнату. Изящные кресла розового дерева, серебряные подсвечники, свежие цветы в чудесных старинных вазах. Единственная прилично обставленная комната в доме. Очередная уступка условностям, еще одна попытка создать видимость благополучия.

Лили расправила плечи. Ее самоуверенная улыбка контрастировала с нервозным ожиданием, от которого ее внутренности скручивались в узел. Она спокойно сложила руки — этому трюку мать давным-давно ее научила — и вошла в комнату.

Лорд Колтон сидел в кресле и смотрел в окно. Он повернул голову на звук ее шагов. На его лице отразился едва сдерживаемый гнев. Но воспитание есть воспитание. Он поднялся и приветствовал ее.

Лили шумно втянула воздух. Ну и ну! Никогда она не видела маркиза Колтона в гневе. Он всегда был красив — как она могла забыть?! — но никогда не выглядел так хорошо, как сейчас. Он легко выпрямился во весь свой рост — шесть футов и два дюйма. Волосы цвета воронова крыла чуть вились надо лбом. Точеные скулы и скульптурный рот врезались в память любого, хотя Лили это решительно не интересовало. И все же самыми интригующими были его глаза — карие, густого шоколадного цвета, окаймленные длинными ресницами и сбивавшие с толку своей проницательностью.

Лили сжала губы. О да, маркиз Колтон — высокий, мрачный, красивый. Всего этого было слишком много для ее душевного покоя. Она двинулась к нему, встретилась с ним взглядом, и его гнев, похоже, чуть рассеялся. Плечи чуть обмякли, поза стала менее напряженной.

— Лорд Колтон. — Она присела в реверансе, и темные юбки заплескались вокруг ее лодыжек. — Чем обязана? Я не видела вас… Сколько же лет? Три года? Четыре?

Леопольд прошмыгнул мимо и заворчал на лорда Колтона, напоминая о давнем и не слишком приятном знакомстве, потом устроился на любимой подушке в углу.

Спрятав улыбку, Лили подала руку маркизу.

Когда он коснулся ее маленьких холодных пальцев своей большой и теплой рукой, у Лили по спине пробежала дрожь узнавания. Он поклонился. Снова плоды воспитания.

— Наверное, четыре года, — ответил он. — И будет ли мой визит приятным, покажет время, миледи.

Его голос, казалось, отыскал самое чувствительное сплетение ее нервов и теперь словно пощипывал дрожавшие струны. Ох, какой голос у лорда Колтона, сочный, мужественный, властный! И самоуверенный. Она не должна этого забывать.

Освободив ладонь от его нервирующего прикосновения, Лили скрестила руки и забарабанила пальцами по локтям. Четыре года? Прошло почти пять, и он это знает.

Они оба знают.

— Как вы нашли меня, милорд? Кажется, когда вы в прошлый раз собирались нанести мне визит, вы заблудились.

Мускул дернулся на его щеке.

— О, это очень просто. Я всего лишь последовал за вереницей мужчин к вашим дверям. Ходят слухи, что вашему дворецкому приходится палкой отгонять поклонников. Когда он бодрствует, разумеется.

Лили скрипнула зубами.

— С вашей стороны неделикатно упоминать о несчастной особенности Эванса, но другого от вас ожидать и не следовало. У меня также служит горничная, которая порой забывает собственное имя. Ведь не все дома могут гордиться столь безупречным хозяйством, как ваш.

Маркиз в ответ лишь ухмыльнулся.

— Кстати, вы подсказали мне отличную идею, — продолжала Лили. — Нужно попросить Эванса поискать палку. Какая досада, что у него не оказалось ее перед вашим появлением.

Леопольд навострил уши. Лили покачала головой, уверяя песика, что палки не будет. Он снова опустил голову на подушку и закрыл глаза.

Лорд Колтон натянуто улыбнулся.

— Я не поклонник, и, уверяю вас, вашему дворецкому понадобилось бы что-то помощнее палки, чтобы удержать меня от моей миссии.

— Миссии? Звучит зловеще. Только, пожалуйста, не тяните. Я в последнее время очень занята подготовкой дебюта сестры.

И сдерживанием кредиторов, поморщившись, подумала Лили.

На его лице отразилось лишь слабое удивление.

— Сестры? Этой маленькой проказнице уже восемнадцать?

Лили кивнула. Без сомнения, Колтон помнил, как тринадцатилетняя Энни пряталась за перилами на площадке лестницы в родительском доме и хихикала, когда он приезжал с визитом к старшей сестре.

Она покачала головой. Это было давно. Очень давно.

В голосе Колтона сквозила нота сарказма:

— Не сомневаюсь, что ваша сестра будет пользоваться таким же успехом, как и вы.

Лили пожала плечами.

— Энни неведомы опасности, поджидающие ее на брачной ярмарке, она вся поглощена дебютом, и я сделаю все, чтобы она была счастлива. — Лили махнула рукой, намереваясь покончить с этой темой, и звонком вызвала Эванса. — Хотите чаю, милорд? — спросила она обманчиво сладким голосом.

— Нет, спасибо.

Лили вздохнула. Темные глаза лорда Колтона следили за каждым ее движением. Казалось, от них ничто не может укрыться, и он знает все ее секреты. Интересно, известно ему, какое облегчение она испытала, когда он отказался от чая? Сливки и сахар сейчас для нее на вес золота.

— Я предпочитаю бренди, — быстро добавил маркиз.

— Сейчас половина второго, — неодобрительно посмотрела на него она.

Бренди тоже не дешев.

Его полуприкрытые глаза не выражали эмоций.

— Что вы хотите сказать?

У Лили уже щеки болели от фальшивой улыбки. Позволив себе отдохнуть от нее, Лили повернулась к буфету и плеснула бренди лишь на донышко в стакан для лорда Колтона. Он точно такой же, как ее отец — пьяница и картежник.

А более непутевого человека, чем собственный отец, она не знала.

— Как вижу, вдобавок к тому, что вы снова стали играть и повесничать, вы еще и к бутылке вернулись. Пытаетесь совершить все семь смертных грехов?

Голос маркиза остался спокойным:

— А я вижу, что вдобавок к тому, что вы вернулись к флирту и непостоянству, ваши таланты хозяйки дома оставляют желать много лучшего.

Гм. В точку.

Решительно вернув налицо улыбку, Лили неохотно вручила бренди лорду Колтону. Его взгляд скользнул к Леопольду.

— Оказывается, этот барбос еще с вами.

Лили решительно выпрямилась.

— Я никогда не расстанусь с моим Лео.

Лорд Колтон улыбнулся, и его улыбка заставила Лили задуматься, почему в гостиной внезапно стало так жарко. Какие-то темные эмоции вспыхнули в глазах маркиза.

— Вы никогда не могли устоять против заблудших.

Лили твердо взглянула на Колтона. Нет, они говорят не о Лео. Она решительно откашлялась.

— Скажите, что привело вас сюда сегодня?

Конечно, маркиз подождал, пока она сядет, прежде чем занять место напротив нее. При его размерах кресло казалось предметом кукольной мебели. Взгляд Лили прошелся от носков его начищенных высоких сапог к длинным ногам в светло-коричневых бриджах, потом скользнул по узким бедрам, широким плечам и решительно остановился на раздраженном выражении совершенного лица.

Проклятие! Он даже лучше, чем пять лет назад. Пять долгих лет!

Лили тряхнула головой, чтобы очистить ум от таких мыслей. Она сложила руки на коленях.

— Так поведайте, почему вы здесь, — повторила она. — А я попытаюсь изобразить, будто меня волнует то, что вы скажете. — Лили мило улыбнулась.

Колтон прищурил глаза.

— Буду удивлен, графиня, если вы уже не знаете причину моего визита.

Лили пришла в ярость от недвусмысленного акцента на ее титуле. Если Колтон рассчитывает увидеть реакцию на свою плохо завуалированную колкость, то его ждет разочарование. Титул принадлежит ей по праву. Он достался ей дорогой ценой.

Она не позволит ему увидеть, насколько это ее задело.

— Так в чем дело? Мне самой догадаться? Остановите меня, как только я доберусь до истины.

Он поднял руку, прерывая ее.

— В этом нет необходимости. Я здесь, чтобы обсудить некий памфлет, циркулирующий среди молодых незамужних женщин. Памфлет под названием «Тайны брачной ночи».

Лили сохраняла невозмутимый вид. Как будто по условному сигналу, появился дворецкий с чайным подносом и поставил его перед ней.

— Спасибо, Эванс.

Лили занялась чаем.

— Гм, «Тайны брачной ночи». Я слышала об этой скандальной книжке.

Колтон скрестил длинные ноги. Небрежно. Возможно, слишком небрежно. Она тоже могла бы так держаться, если бы выбрала такую линию поведения.

— Тогда, насколько я понимаю, миледи, до вас также дошли слухи, что именно вы автор этого специфического произведения.

Лили, не поднимая глаз, положила себе в чашку один-единственный кусочек разорительного для семейного бюджета сахара. Медленно размешав чай, она отложила маленькую серебряную ложечку и, вскинув подбородок, посмотрела гостю прямо в глаза.

— Я? — с притворным изумлением спросила она.

— Да, все знают, что вы с виконтом Медфордом закадычные друзья. А он известен тем, что публикует подобного сорта чепуху.

— Следите, с кем я вожу дружбу, милорд?

— Только когда это касается меня, миледи.

— Ужасная вещь — сплетни.

— Правда? — В его голосе слышалась резкость.

Ответ требовал невинного вида, а Лили — так уж сложилось — довела эту способность до совершенства.

— О чем вы, милорд?

Сама невинность!

Его черные брови поднялись, взгляд пронзил Лили так, что у нее рука дрогнула и чашка звякнула о блюдце. Лили торопливо поставила чашку и спрятала руки.

— Вы написали это? — медленно произнес маркиз. Его голос эхом отдавался от стен со старыми обоями.

— Ну и ну, лорд Колтон. — Хвала небу, что у нее чудесный звонкий смех. — Должна сказать, что вы первый, кто явился спросить об этом.

Это сбивает с толку. Сильно сбивает.

— Вы написали это? — раздельно произнося слова, повторил он тоном человека, привыкшего с первого раза получать ответ на свой вопрос.

Лили снова взяла чашку и отпила маленький глоток. Ах да. Есть причина, и н