Анна Дубчак Дама в лодке


Зина любила сюрпризы. Любила, когда ей делали сюрпризы и когда она сама их делала.

Поэтому, взяв отгул в своей конторе в пятницу, она без предупреждения поехала к мужу на дачу. Женаты они были совсем недавно, и предстоящая встреча обещала одну только радость и ничего больше. Хотя, как рассуждала Зина уже в электричке, эту самую радость мог им испортить племянник Кирилл, который гостил у них на даче и, как шутил муж Дмитрий, присматривал за своим дядей. Самый настоящий третий лишний, хотя ему всего-то семь лет. Это был крупный полный мальчик с румяными щечками и добрыми карими глазами. Он любил вареники с вишней, карасей в сметане и носил шорты. Зина подумала, что шорты в один ряд с варениками и карасями она поставила бы зря, но передумывать было уже поздно. Она прикрыла глаза и всю оставшуюся дорогу представляла, как Кирилл с пухлыми загорелыми коленками выбегает из домика и мчится к ней во весь опор, а следом выходит ее муж с теннисной ракеткой в руке.

Но она почему-то не могла представить себе его лицо, глаза… Прошло всего пять дней, а память, как безжалостное июльское солнце, сожгло, словно на акварели, любимые и милые сердцу черты.

Зина сошла с электрички, вдохнула густой аромат теплых влажных трав и оглянулась. Вокруг нее раскинулось поле, сплошь покрытое желтыми, розовыми и белыми цветами. Оранжевая глинистая дорога, обрамленная рядами дикой смородины, вела в дачный поселок, куда и потянулись высыпавшие из электрички горожане в белых панамах и цветных косынках.

Зина ускорила шаги и очень скоро оказалась перед своей калиткой. Первое, что она увидела сквозь металлическую сетку, были розы. Они наконец-то распустились. А возле крыльца на грядке краснела клубника. Зина улыбнулась и толкнула калитку. Почти в это же время дверь дома распахнулась, и на крыльце показался Кирилл. Он был, по своему обыкновению, в синих шортах, белая футболка его была вымазана красным.

— Привет, Кирюша! — крикнула Зина и поспешила навстречу мальчику.

— Тетя Зина! — мальчик сбежал по ступенькам и оказался в крепких теткиных объятиях. — А дядя Дима рано утром к вам поехал. Сказал, что соскучился.

У Зины ослабели руки. Она потрепала темные шелковистые кудри племянника и устало облокотилась на перила.

— Ну вот и сюрприз, — с горечью сказала она.

— Но он вернется! Он же только за вами поехал, а раз вас там нет, значит, он очень скоро вернется назад!

— Ну хорошо, пойдем в дом. Вы, надеюсь, не голодали без меня? — Войдя, Зина сразу же принялась выкладывать из корзины хлеб, сыр, колбасу, пакеты с мукой, сахаром, коробку с конфетами.

Кирилл тут же по-хозяйски распихивал все по шкафчикам и полкам, клал в холодильник.

— Ты завтракал?

— Только чай пил.

— Тогда давай-ка позавтракаем, а потом еще чайку попьем. Сбегай, принеси мяты и смородины.

Кирилл убежал, а Зина тем временем переоделась и, оставшись в купальнике, поставила на плиту чайник. Настроение было явно испорчено. Она поднялась на второй этаж, в спальню, села на застеленную синим пледом постель. Да уж, не вовремя Дима проявил инициативу, нечего сказать…

Она слышала, как вернулся из сада Кирилл, и крикнула ему, чтобы он присмотрел за чайником. А сама вытянулась на постели и принялась рассматривать потолок. Ей захотелось поплакать. Она всегда плакала, так стало жаль себя. И тут ее взгляд остановился на старинном трюмо, которое они с мужем купили неделю тому назад у соседей. Рядом с тусклым зеркалом на полочке лежала маленькая розовая гребенка. Чья? Зина резко поднялась и, взяв ее в руки, увидела между зубцами два застрявших рыжеватых волоска.

Она спустилась вниз. Чайник уже стоял на столе, и Кирилл укладывал в него вымытые листья смородины и мяты.

— У нас были гости? — спросила, стараясь не выдавать своего волнения, Зина.

— Нет, никого не было…

— А тетя никакая не заходила?

— Нет…

— А что делал дядя Дима, пока меня не было, — спал, как всегда?

— Да нет, рыбу ходил ловить. Мы ее засолили, а часть даже успели повесить в сарае…

— Понятно. А ты чем же занимался, дорогой племянничек? Не скучал?

— Нет, я сконструировал два робота, поймал четырех стрекоз и шесть бабочек. Хотите, я вам все покажу?

Зина, едва переставляя ноги, пошла за Кириллом в его комнату. Залитая солнцем, она была сплошь завалена детскими книгами, мячами, журналами, машинками… Над раскладушкой, застеленной голубым пушистым одеяльцем, были наклеены репродукции, вырванные из журналов, а также фотографии мальчишеских кумиров — Шварценеггера, Брюса Ли и тому подобных мышечных монстров. На маленьком столике лежало несколько альбомных листов с наколотыми на них стрекозами и бабочками, рядом на полу валялся марлевый самодельный сачок.

— А тебе не жалко было убивать стрекоз? — спросила неожиданно для себя Зина.

Глаза Кирилла округлились:

— А разве им больно?

— Конечно, больно. Они ведь были живые.

— Но у них не было крови, они даже не кричали, и я подумал…

— Кричали, но только ты не слышал. Запомни, Кирилл, все, что движется, — все живое.

И тут она увидела слезы на глазах мальчика.

Она хотела сказать ему что-то утешительное, но его в комнате уже не было. Синие шорты мелькнули за окном и скрылись в малиновых зарослях. «Ну вот, и ему настроение испортила».

Чаю уже не хотелось. Она вышла на крыльцо, позвала Кирилла, потом вернулась в кухню, посидела немного за столом, хотела поставить тесто для пирога, но передумала, снова вышла на крыльцо и, накинув на плечи махровое полотенце, направилась в сторону озера.


Кирилла она нашла в «лягушатнике» — крохотном заливчике, прилегающем к озеру, где плескалась детвора и где Кириллу было, самое большое, — по пояс. Он, казалось, забыл о своем горе, связанном с убийством стрекоз, и теперь окатывал каскадом сверкающих брызг маленькую девочку в лимонном оборчатом купальнике. Девочка была совсем уже мокрая, она пронзительно кричала в предчувствии очередной порции прохладных брызг, но, хохоча во все горло, вовсе и не пыталась увернуться. Рядом с ними дети постарше играли в мяч, который с упругим резиновым звуком бился о поверхность воды. Это был настоящий детский рай. В нескольких метрах от «лягушатника» загорали и купались взрослые.

Молодые женщины намазывали тело кремом для загара и, сверкающие как культуристы, медленно поджаривались на солнце.

Вокруг было много знакомых, с ней здоровались, звали попробовать клубничного компота или пива. Было почему-то такое ощущение, словно все они что-то не договаривают и отводят от нее взгляды…

Она постелила полотенце и легла на спину.

Сначала в глазах появились кроваво-красные рериховские горы, потом замелькали горячие темные вишни, словно ей под веки засыпали песку. Она в испуге открыла глаза — перед ней, а точнее, над ней стоял незнакомый мужчина в белых брюках и синей футболке с нелепой надписью на английском языке: «Поцелуй меня быстро».

— Вы из пятнадцатого домика? — спросил он и опустился перед ней на песок.

— Да, а что? — настороженно спросила Зина.

— Вы Олю Копейкину давно видели?

— На прошлой неделе, а что случилось?

— Пойдемте со мной. — Зина поднялась и, прихватив с собой полотенце, под заинтересованными взглядами загорающих дачников побрела за мужчиной в сторону спасательной станции.

— Что случилось? — повторила она, почувствовав, как гулко начинает стучать сердце.

Вдруг она остановилась, повернулась в сторону пляжа и, окликнув Кирилла, объяснила:

— Подождем племянника, потом пойдем…


В кухне было темно и прохладно. Пахло свежими смородиновыми листьями. Кирилл уписывал бутерброд с колбасой, то и дело поглядывая на часы в ожидании мультфильмов.

Следователь Аршинов пил чай и задавал Зине вопросы.

— Вы давно знаете Ольгу?

— Года два, с тех пор как они с матерью купили вон ту соседнюю дачу.

— То есть вы хотите сказать, что отношения у вас были просто соседскими и виделись вы с ней только на даче?

— Конечно. Вечерами мы вот тут, на веранде пили чай, а иногда на их лодке — у Оли есть своя лодка, она купила ее в прошлом году у местных рыбаков. Мы катались вдоль берега.

Ольга хорошо гребет, она вообще сильная.

— Кирилл, ты поел? — спросил Аршинов мальчика и многозначительно взглянул на него. Мальчик, столь же многозначительно поставив на поднос недопитый чай, демонстративно вышел из кухни и, как вскоре услышали взрослые, включил в комнате телевизор.

— Скажите, а когда вы в последний раз катались на этой самой лодке?

— В прошлые выходные.

— С вами был муж?

Зина резко встала из-за стола — ей все это порядком надоело.

— Скажите, в чем дело, или я откажусь отвечать. И вообще, у меня болит голова. Такая жара, человек приехал на дачу отдохнуть…

Я почти не знаю Олю и ничего не могу вам о ней рассказать. Не имею представления, что она такого могла совершить, чтобы вы ею заинтересовались..

— А где сейчас ваш муж? — продолжал, будто не слыша, следователь.

— Кирилл сказал, что он уехал за мной в город. Ну что еще?

— Тогда прошу вас пройти со мной. — Аршинов встал. — Для опознания.


Последнее, что увидела Зина и что хорошо запомнила из этого кошмарного дня, были глаза Кирилла, который стоял в дверях кухни.

Эти глаза явно о чем-то ее просили.

— Подожди меня здесь, никуда не уходи, проговорила Зина и покорно пошла за следователем.

В комнате спасательной станции, прямо на полулежала молодая обнаженная женщина. Ее длинные рыжеватые волосы, уже успевшие высохнуть, обрамляли белое некрасивое лицо и змеились по груди. Вспомнив розовую гребенку у себя в спальне, Зина заволновалась и попросила воды. Да, это, несомненно, была Оля Копейкина. Оказалось, что утром ее выловили из озера. Зина подумала о купающихся сейчас в этой воде дачниках, и ее чуть не стошнило.

Аршинов проводил ее на дачу, что-то сказал про Дмитрия и ушел. Было очень тихо. Лишь залетевший шмель жужжал густо, бархатисто.

Вдруг перед ней возник Кирилл. Он был очень бледен.

— Ложись спать, Кир. Пойдем, я тебя провожу, уже поздно. — Она обняла мальчика и тут впервые поняла, зачем они вообще все это затеяли — зачем пригласили на дачу Кирилла.

Зина хотела посмотреть на Диму в роли отца, а ему, наверно, захотелось увидеть Зину в роли матери. Они играли в семью. Это была приятная, ненавязчивая игра. Девушка поймала себя на мысли, что ей нравится ее роль, нравится и сам Кирилл, и та атмосфера, которая появилась на даче благодаря присутствию ребенка.

Она постелила мальчику постель, подождала, пока он уляжется, накрыла его одеялом.

И подумала, каким ужасным оказался день.

Непонятно, зачем ее так долго держали на спасательной станции. А главное, непонятно, почему еще нет Дмитрия.

— Сейчас самое время почитать сказку. Может быть, Гофмана?

— Нет, только не Гофмана! — воскликнул Кирилл и приподнялся с подушки, — там песочный человечек, мне страшно было, когда дядя Дима читал…

— Ну хорошо, тогда «Мэри Поппинс»?

— Да.

— На какой странице вы остановились?

Кирилл, выпростав руку из-под одеяла, полистал книгу и ткнул пальцем в нужное место.

Зина начала читать: «Секретарь поспешно перелистал Энциклопедию. — Ничего нет, ваше величество, — сокрушенно сказал он наконец. — Есть только про Корову, Которая Подпрыгнула Выше Луны, но это вы и так знаете.

И — просто на всякий случай — он прочитал стихи, которые и так знает каждый ребенок:

Послушайте сказочку Вы, шалуны:

Корова подпрыгнула Выше Луны!

Боюсь, что не скоро Появится снова Такая прыгучая Чудо-корова!»

Но стишок про чудо-корову Кирилл уже не слышал — он крепко спал. Зина вспомнила его глаза, они о чем-то просили, но о чем?. Как мало она вообще знала об этом мальчике, лишь то, что он сын ее сестры. И еще: он увлекается бабочками и стрекозами. Конечно, ему скучно здесь…

Вдруг она услышала шаги в саду и вздрогнула. Вот сейчас откроется дверь, она увидит Олю в красном широком платье, перехваченном белым поясом. В руках у нее будет блюдо с малиной. «Ну что, поехали? Лодка у берега…» Она любила эти прогулки по озеру, когда с берега доносятся крики ночных птиц и шелест листвы, а вода под тонкими веслами похожа на черное густое масло, в котором плавает круглая бело-желтая луна.

Но это оказалась не Оля — она же не могла прийти, потому что лежала на холодном полу спасательной станции…

На пороге стоял Дмитрий. В темноте он показался еще выше, тоньше, словно темнота сдавила его.

— Ты здесь? — он подошел и обнял ее. — Ты уже все зна