Дворкович Анна


Счастливыми не рождаются


“Люди думают, что можно научиться быть счастливым, можно научиться управлять счастьем. Но это не так. Нельзя научиться быть счастливым, нельзя создать счастье, достаточно просто согласиться быть счастливым. Здесь и сейчас”. Ошо.


“Чтобы быть любимой, лучше всего быть красивой. Но чтобы быть красивой, нужно быть любимой”. Француаза Саган.


“Не всякая женщина рождается красивой, но если она не стала такой к 30 годам - она просто-напросто глупа”. Коко Шанель.


Виктория


Виктория была не единственным, но поздним ребёнком в семье и чтобы не испортить своё чадушко, мама воспитывала её в строгости и загружала Викторию с малых лет под завязку: изостудия, музыкальная школа, школа бальных танцев, спортивные занятия, хоровое пение.

Мать Виктории, Степанида Андреевна, донская казачка, статная, черноволосая, черноокая и чернобровая красавица, работала заместителем директора порта и слыла хорошим и опытным руководителем, которую ценило начальство и любили подчинённые. Её отец, Андрей Витальевич был на пятнадцать лет младше матери и для Степаниды Андреевны даже после рождения своих детей, муж так и остался любимым ребёнком (хотя ребёнком его бы постеснялась назвать, наверное, даже его мать - под два метра ростом, широкоплечий, с бычьей шеей).

Когда в семье появился первенец - Игорёк, фирма, в которой трудился отец обанкротилась и на семейном совете решили, что декретный отпуск возьмёт отец - так отпадала необходимость искать ему новую работу.

Андрей Витальевич был, как говорят в народе, “на все руки от скуки”. Он играючи справлялся с домашними делами: еду приготовит, ребёнка с утра поднимет, накормит, жену в порт отвезёт, в магазин за продуктами съездит. Ещё и подрабатывать успевал. Брался за любое дело, что подвернётся под руку: ремонтом занимался (мог и потолок побелить, и стены оштукатурить, и обои поклеить), заборы красил, чинил электрику и сантехнику, автомобили ремонтировал, даже мебель собирал. Попутно отец писал курсовые и дипломы для лентяев, а вскоре организовал через интернет службу доставки товаров из Китая и в будущем стал зарабатывать больше матери практически не выходя из дома.

Когда родилась Виктория, вопроса, кто будет сидеть с ребёнком, даже не возникло: конечно, отец, тем более такой помощник подрос - Игорёк. Брат стал для Виктории нянькой. Он кормил её кашей, вытирал ей и сопли и слёзы, мазал зелёнкой ссадины, заплетал косички, водил её в больницу на прививки.

Он опекал Викторию, когда она пошла в школу, ходил на собрания, участвовал во всех школьных мероприятиях, ходил с её классом в походы. Ему тогда уже семнадцать исполнилось, он вырос, стал высоким, статным, широкоплечим красавцем, глаза карие, брови чёрные вразлёт, волосы вьющиеся, кожа - кровь с молоком.

Виктория же была полная противоположность брату: маленького роста, с белой кожей, серо-голубыми глазами и светлыми, песочного цвета волосами. В семье шутили, что Игорёк забрал от отца и от матери всё, что предназначалось им обоим.

Её это нисколько не заботило до поры до времени. Любимый, обласканный всеми ребёнок, Виктория, как бабочка беззаботно порхала по жизни, пока случайно не подслушала на заднем дворе школы разговор одноклассниц. Мол “мышь серая”, а туда же, да если бы не Игорь Андреевич, кто с ней дружить-то стал. Оказалось, девчонки были тайно влюблены в её брата (Игорь Андреевич вёл в школе физкультуру и ОБЖ) и наперебой искали дружбы с Викторией, а она, наивная девочка, верила, что дружить хотят с ней.

Тогда Виктории исполнилось тринадцать и она впервые критически посмотрела на себя в зеркало. Потом заперлась в своей комнате (родители уехали в Китай и они с братом дома остались одни) и долго плакала. Игорь уговаривал и успокаивал её из-за двери, но она его не слушала, кричала ему что-то обидное и неправильное, незаслуженное. Переломный возраст.

Брат всё-таки как-то открыл дверь, обнял сестрёнку, прижал к себе, и она потихоньку успокоилась. Вскоре после этого случая ей поставили брекеты. Стесняясь своей внешности, она совсем замкнулась и перестала общаться со сверстниками. Её мир сузился и стал, до смешного мал: родители и брат. Всё остальное ей заменили книги и мечты.

Она очень много читала, часами пропадала в библиотеке и жила в своём придуманном, нереальном мире. Из увлечений она оставила для себя изостудию и музыку (здесь она могла уединиться, закрыться от всех). Бальные танцы, спортивную гимнастику и хоровое пение она забросила и долго водила родителей за нос, делая вид, что ходит на занятия. А когда обман открылся, родители просто махнули рукой.

Школу Виктория окончила с золотой медалью и отец предложил ей поехать на Урал и поступить в университет, который он сам закончил. К тому времени ректором университета назначили его однокурсника. Отец с ним созвонился, договорился с общежитием, и Виктория поехала во взрослую жизнь. Успешно сдав, как медалистка, всего два вступительных экзамена, Виктория стала студенткой факультета экономики и финансов.

Мама очень переживала, как Виктория будет одна, в чужом городе, без опеки брата, без поддержки отца, и перед отъездом, когда отца с братом не было дома, рассказала ей о неприятностях, подстерегающих её в самостоятельной жизни. О первой близости с мужчиной, о боли, которая всегда сопровождает потерю невинности.

- Многим мужчинам от женщины нужен только секс. Запомни это, дочка. Научись различать любовь и сексуальное влечение. Не ложись с мужчиной без любви, - напутствовала дочь Степанида Андреевна. - Мужчину сильно задевает, если он узнаёт, что далеко не первый у своей возлюбленной. Он по своей природе - эгоист и всегда в душе желает быть первым и единственным и вторым быть не любит, - говорила она. - У мужчин сильно развита жажда первенства, гордости и чувство собственника. Девушка должна принадлежать ему и только ему. В выборе партнёра нельзя ошибиться, чтобы не жалеть о своих поступках всю жизнь.


Поступив в институт, Виктория решила начать свою книгу жизни с чистого листа. Она изменилась, начала пользоваться косметикой, модно одеваться (благо родители ни в чём ей не отказывали). Стала встречаться с парнями, но не смогла перебороть свою стеснительность и заложенный матерью страх перед сексуальной близостью. Воспитанная на любовных романах и неискушённая в вопросах взаимоотношений между мужчинами и женщинами, она ждала любви и своего принца на белом коне, поэтому позволяла парням только держать её за руку и мимолётно дотрагиваться губами до её губ или щёк и… Всё! Но принц, нежный и всё понимающий, так и не появлялся, а те парни, что ей попадались, хотели одного: уложить её в постель, а не получив желаемого, исчезали уже после одного-двух свиданий.


Постепенно она опять замкнулась, залезла в свой кокон. Чтобы поменьше привлекать к себе внимание противоположного пола, перестала пользоваться косметикой (только губы иногда подкрасит бесцветной помадой), сменила красивую, модную одежду на серые или чёрные бесформенные вытянутые свитера и мешковатые брюки. Стала сторониться парней и часами пропадать в библиотеке. Полностью отдалась учёбе, перестала ходить на клубные вечеринки. В довершение всего устроилась работать уборщицей, не из-за денег (родители присылали ей и деньги и одежду), а для того, чтобы чем-то занять свободные вечера.

Вскоре за Викторией и в институте, как и в школе, закрепилось прозвище “мышь серая” (и фамилия подходящая - Мышкина). Парни перестали обращать на неё внимание. Девчонки тоже махнули рукой и уже ни на вечеринки, ни в клуб с собой не приглашали. К концу учёбы уже никто и не вспомнил, какая она была на первом курсе.

Окончив институт с красным дипломом, Виктория устроилась работать в фирму “Мария и К?” по пошиву одежды, и… Ничего не изменилось. Она работала и как секретарь и как бухгалтер. Фирма небольшая, но работы хватало, тем более что коллеги, без зазрения совести, спихивали на безотказную девушку всю трудную, монотонную и однообразную работу. А Виктория с радостью бралась за любое дело, чтобы поменьше думать о том, как ей грустно и одиноко, особенно ночью, в холодной постели.

Она приезжала на работу пораньше, когда ещё никого не было и никто не мешал ей привести в порядок бумаги, свести дебит с кредитом за вчерашний день и, заглянув в календарь, подготовить необходимые для шефа документы на сегодня. Её шеф, Николай Петрович - грузный, седовласый мужчина лет шестидесяти, это качество Виктории очень ценил, и с удовольствием исполнил бы любой её каприз. Но капризов, как и желаний, у неё не возникало.

Фирма Николая Петровича располагалась на двух этажах торгово-развлекательного цента “Сапожок”. Название своё торговый центр получил из-за сходства с сапогом. Два этажа более длинные - носок, а остальные - голенище - тянулись вверх на десять этажей. Вот в носке и располагалась фирма Николай Петровича “Мария и К?”, на первом этаже - комната для раскроя одежды и большой пошивочный цех, а на втором - офисные помещения, где во главе с шефом обитали экономисты, менеджеры, бухгалтеры. “Мария и К?” производила на свет брюки, юбки, блузки для женщин в небольших количествах, хорошего качества и кроя. Генератором идей являлась жена шефа, а исполнителями - они, небольшой коллектив, в основном бабский, не считая самого шефа и Гаврилы - мастера-наладчика и по совместительству - компьютерного гения фирмы.

Детей у шефа пятеро, но все уже вполне самостоятельные, обеспеченные люди и бизнес свой они с женой, Марией Владимировной, вели скорее по привычке, чем в силу необходимости. К Виктории Николай Петрович относился по-отечески, приносил ей из дома пирожки, дарил маленькие подарки (то плюшевую собачку, то коробку конфет). Однажды пригласил её к себе домой: “Жена очень хочет с тобой познакомиться”. Жена шефа оказалась очень приятной женщиной и они с Викторией быстро нашли общий язык. На следующий день Николай Петрович принёс подарок - очень симпатичные варежки, связанные Марией Владимировной.

- Это подарок тебе от Маши, ты ей очень понравилась, - подчеркнул шеф.


Неспешное и монотонное течение жизни Виктории прервала Лилька - девушка, неожиданно и резко ворвавшаяся в её жизнь. Они познакомились в декабре за три недели до нового года. Виктория шла с ведром грязной - после мытья полов - воды. С работой уборщицы она так и не рассталась, то ли по привычке, то ли всё с той же целью: убить вечернее время.

А Лилька торопилась на встречу с квартирной хозяйкой. Одновременно разговаривая по телефону и пытаясь найти в сумочке пропуск, чтобы показать охраннику, она пихнула Викторию так, что вода из ведра выплеснулась прямо на обеих девушек. Лильке пришлось звонить женщине, на встречу с которой она так торопилась, чтобы извиниться и договориться на завтра, но, получив от той гневную тираду об отсутствии в современной молодёжи и толики такта и уважения к старшему поколению, поняла, что никогда не сможет ужиться с такой квартирной хозяйкой и со спокойной совестью принялась помогать Виктории убрать лужу.


Лилька


Лилька имела очень взрывной и вспыльчивый характер. Две недели назад она поссорилась со своим парнем.

Сергей предложил ей выйти за него замуж, она сказала, что ещё не готова к такому шагу. Он разозлился и потребовал, чтобы она определилась наконец-то! И Лилька, которая на дух не переносила насилия над собственной личностью, закатила скандал, собрала вещи и хлопнула дверью. Парень за ней не побежал, решив, что девушка уехала к родителям, поживёт у них немного, остынет и они помирятся. А она к родителям не поехала.

В этот же день Лилька написала заявление на увольнение, сменила SIM-ку и укатила за тридевять земель, в другой город, где не было ни родных, ни знакомых. Родителям сообщила, что уехала на стажировку и звонила им каждый день из почтового отделения на домашний телефон, чтобы не волновались.

Одним словом, она из какой-то мстительности (или по глупости), сделала всё, чтобы затруднить своему парню её поиски. Сейчас, трезво размышляя, она понимала, что была неправа, но гордость не позволяла ей сделать первый шаг к примирению.


С Сергеем Лилька познакомилась на выпускном вечере в школе, ей тогда и семнадцати не исполнилось - шуструю не по годам дочь, родители отдали в первый класс на год раньше. Парень как раз отслужил в армии и зашёл с друзьями в школу навестить бывших учителей. Рыжая, веснушчатая, зеленоглазая и смешливая девчушка с первого взгляда понравилась Сергею и он стал её добровольным “охранником”. Встречал из института, провожал до дома, оберегал от любого посягательства мужчин. Постепенно Лилька привыкла к своему “охраннику”, как к своей тени. Он всегда незримо присутствовал рядом и знакомые парни боялись и на пушечный выстрел подойти к девушке, но и сам Сергей не позволял себе ничего сверх поцелуев.

Родителям нравился серьёзный и обходительный молодой человек, и они без разговоров отпускали Лильку с ним куда угодно. А Сергей так бережно и трепетно относился к своему “цветочку”, что Лильке пришлось приложить немало усилий, чтобы спровоцировать Сергея на первую близость, но это того стоило!

Проснувшись утром, она почувствовала себя самой любимой и желанной женщиной. Везде, на кровати, тумбочках, стульях лежали цветы. Море цветов. Пахло апельсинами и яблочным пирогом! По воздуху летали воздушные шарики. Это было самое восхитительное утро и самый чудесный день рождения - в этот день ей исполнилось восемнадцать. Потом они прямо на кровати пили чай с яблочным пирогом и целовались. И хотя немного саднило внизу, но Лилька чувствовала его желание и настояла, чтобы они снова занялись любовью. На следующий день она переехала к нему жить.

И вот эта ссора. Первая ссора с момента знакомства.


Сейчас Лилька находилась в затруднительном положении. С женщиной, у которой девушка снимала жильё, она с утра так поругалась, что та выставила её за дверь вместе с вещами. Сдав чемодан в камеру хранения автовокзала, Лилька целый день потратила в поисках работы. В конце дня ей повезло - её приняли менеджером в одну торговую фирму (она как раз бежала с собеседования), но где сегодня ночь провести Лилька не представляла. Нового жилья нет и, с учетом обстоятельств, сегодня уже не предвидится.

Облитая с ног до головы, она лихорадочно соображала, что делать дальше. Знакомых в городе нет, помощи ждать не от кого. Девушка уже хотела нагло напроситься к Виктории на постой, но та сама предложила пойти к ней, постирать и просушить одежду. Жила Виктория недалеко, в двух кварталах. Мороз к вечеру немного спал и девушки быстро добежали в мокрой одежде до квартиры Виктории.


Помывшись и постиравшись, сидя на кухне маленькой Викиной квартирки, за чаем вспоминая со смехом своё знакомство, девушки, каждая в отдельности, почувствовали необходимость друг в друге. Виктории не хватало Лилькиной жизнерадостности и бесшабашности, а Лильке - спокойствия и рассудительности Виктории.

Виктория очень обрадовалась, когда узнала, что её новой знакомой негде жить и предложила пока пожить у неё. Так у Лильки одной проблемой стало меньше. Они разложили диван и довольные уснули.

Через неделю девушки сняли двухкомнатную квартиру на двоих.


Виктория


Лилька, как девушка современная и без комплексов, не понимала ст