Анна Бердникова Провинциальный роман. Ирина

Глава 1

«Да, что же это такое!» – Ирина Александровна Ясенева с досадой хлопнула по столу папкой, которую держала в руках. Ирина Александровна работала методистом в Иргинском механико-инструментальном колледже. Сейчас ее кабинет напоминал посудную лавку после посещения группы слонов. Бумаги в беспорядке лежали на столах, стульях полках, подоконниках и даже на полу.

Ирина специально выбрала день, пока не начались занятия на ее потоке, чтобы привести в порядок свой кабинет. Однако сегодня явно был день, не подходящий для таких мероприятий.

Солнце светило не по-осеннему ярко, весело подмигивая, заглядывало в окно. Легкий ветерок слегка поигрывал разноцветными осенними листочками, как бы нашептывая: «Брось работу! Брось работу!».

Ира с тоской оглядела кабинет: «Столько рутинных дел… если я не сделаю сейчас, то потом как попало распихаю по шкафам и так и не удосужусь привести в порядок. С другой стороны, мне ведь этим и пользоваться. Вдруг это новая методика систематизации учебных материалов? Главное подвести теоретическую базу!». Ира впервые за утро улыбнулась.

Дверь со скрипом начала открываться. Открыться ей легко мешала большая стопка папок, ее подпиравшая. В комнату просунулась взъерошенная голова Светланы Николаевны Баштовой – преподавателя истории. Она только в этом году окончила университет, ей предстояло впервые в жизни начать учебный год в статусе преподавателя. Светлану поразил объем непедагогического труда, который, оказывается перед началом учебного года, вынужден выполнять педагогический коллектив каждого учебного заведения. Однако Светлана всегда была оптимисткой, умеющей даже в неприятных ситуациях находить повод для улыбки и энтузиазма.

– О-о-о!!! Да, бедлам в моем кабинете – детский утренник по сравнению с твоим! Хотя, если растянуть твой кабинет до объемов моего… То на то и выйдет! – Светлана заразительно рассмеялась, радуясь собственной шутке. – А не созрели Вы, коллега, для того, чтобы устроить кофе-брейк, сделать бизнес-паузу?

– Да, ты знаешь… – Ирина серьезно задумалась. – Знаешь,…ДА! Если вы, коллега, подождете несколько минут, то я всенепременно составлю вам компанию.

– Смотри, как интересно получается, – несмотря на историческое образование, а может быть, именно благодаря ему, Светлана постоянно делала лингвистические открытия. – Когда ты говоришь: «да, ты знаешь…», это означает: «Нет». А когда «знаешь, да!» Совсем наоборот! А слова-то одни и те же! О, великий и могучий русский… Что это ты делаешь?

Светлана с удивлением наблюдала, как Ирина, раскрыв двери шкафа начинает энергично запихивать туда лежащие на полу, полках и других поверхностях кипы папок, бумаг и бумажек.

– Я сейчас быстро «наведу порядок» в кабинете и устрою себе конец рабочего дня. Чем плохая мысль?

– Здорово! С моими пособиями, учебниками и прочей исторической пылью так не поступишь… – на секунду лицо Светланы Николаевны посетило горестное выражение. – Зато буду точно знать, где у меня что лежит.

Кабинет очень быстро приобретал официально-пустой вид.

– Осталось самое сложное, – Ира собирала уже последние листочки с подоконника. – закрыть шкаф так, чтобы он не выглядел, будто я бессистемно набила его бумагами.

– Я помогу, – Светлана, сделав вид, что разбегается, подперла плечом дверь, не желавшего запираться шкафа.

– Все. Программа сегодняшнего дня выполнена. «… и свобода нас встретит радостно у входа». Сколько времени?

– 11:30

– У меня конец рабочего будня! Идем, у тебя будет кофе-брейк, тебе ведь еще возвращаться к трудам, очищающим душу и кабинет, а у меня будет…э…

– Кофе-энд, – помогла Светлана, более опытная в словесной эквилибристике.

– Да, а потом я пойду домой и буду спать, спать, спать, пока тяга к знаниям не поднимет меня, – для Ирины начинался ее последний учебный год в Томском университете, филиал которого недавно был открыт в Ирге.

– Эх, ты «спать-спать-спать…» В такой день нужно устраивать романтические прогулки, свидания, праздники… Последние дни бабьего лета. Хорошо еще, что занятия начинаются с первого октября, а не в сентябре. Сентябрь в этом году… Слушай, а как ты все успеваешь?

– А? – Ира вздрогнула, она совсем не слушала коллегу, погрузилась в свои мысли.

– Ты ведь меня совсем не слушаешь, – вздохнула Светлана. – Если бы я перед вашим носом, коллега, не открыл дверь кафе, думаю, вы прошли через нее, не заметив.

– Я… да нет… Что будем пить?

– Возьмем чайник жасминового чая и заварные пирожные, они здесь такие… такие… а еще возьмем по молочному коктейлю. Я с кем меню согласовываю, Ира, ты здесь?

Кафе «Маленькое солнышко» – небольшая забегаловка, излюбленное место встречи студентов колледжа и молодых преподавателей, была оформлена под группу детского сада. Света побежала к барной стойке, выполненной в виде стенки, сложенной из модулей детского конструктора.

С Ириной происходило что-то странное. Весь сумбур путанных мыслей, который завертел Иру вчера вечером, как будто бы отступил перед производственной необходимостью и остался за стенами колледжа. Однако, стоило Ирине покинуть рабочее место – все началось с начала.

Света о чем-то громко спрашивала от стойки.

Ира попыталась справиться с собой:

– Я согласна, бери все, что хочешь – расчет пополам. О чем ты спрашивала? Как я все успеваю?

– Да, ты работаешь в колледже, учишься в университете и еще шьешь на заказ. Меня девчонки замучили, где я взяла такое платье на второй день. Ты сказала, тебе клиентов хватает – я молчала, как партизан! Подруги невесты обиделись на невесту! Хорошо, что ты шили платье на второй день, а не на первый, а то, представляешь, подружки невесты всю свадьбу с траурными лицами, а то и вообще бы осталась бы я без подружек на регистрации, – Света увеченно предалась воспоминаниям, перемешанным с фантазиями.

Ирина снова погрузилась в пучину переживаний и размышлений. Необходимо с кем-нибудь поделиться, очень тяжело носить такой груз внутри. С мамой? Пока не принято решение не надо ее посвящать, только переживать и нервничать будет, советовать все равно не станет, скажет, что это моя жизнь… И будет права, к сожалению… Или к счастью? Поговорить со Светой? Она хорошая девочка, только болтушка. Для историка это, наверное, полезное качество. Только вот для хранения моей истории она, кажется, не подходит.

Пару месяцев назад Светлана вышла замуж за Егора, старшего брата Ильи, с которым Ира дружила много лет, которого все считала ее будущим мужем, но не вышло. Так что Светлана, можно сказать, несостоявшаяся родственница.

Ирина до сих пор поддерживала полудружеские-полуродственные отношения с Людмилой Сергеевной, до сих пор считавшей Иру своей снохой, и недолюбливавшей Аню, таки ставшую на самом деле женой Ильи. Ира очень явно представила, как ей звонит Людмила Сергеевна и говорит: «Ира – это авантюра, ни в коем случае! Ира у нас здесь все наладится!», намекая на возможный развод Ильи. Людмила Сергеевна считала своим долгом поднимать тему развода Ильи каждую встречу, очевидно, считая, что Ире это необыкновенно приятно. Это стало чем-то вроде традиции их общения. Хотя если бы Иру кто-нибудь спросил: хочет ли она выйти замуж за Илью, вряд ли ответ был бы таким однозначным. С одной стороны, когда тебе двадцать четыре года – замуж вроде бы надо, с другой стороны, Илья изменился… Расставание тоже произошло не на пустом месте. Люди взрослеют, меняются, появляются новые потребности и интересы. Хочу замуж? Да! За Илью? Ну, если у меня есть выбор…я буду выбирать. Тем более, что Людмила Сергеевна, скорее всего, так замечательно ко мне относится именно потому, что я-таки не стала ее невесткой. Вот Светлану, которая сидит напротив меня и о чем-то говорит, она иначе, как «эта пигалица» не называет. «И разница в возрасте у них большая» – шесть лет всего, не так уж и много, «и готовит она холодной левой пяткой», «и вообще руки не из того места растут». Все-таки любопытно какими «талантами» наградила бы меня Людмила Сергеевна, заполучи я ее в свекрови…

– Ира, я уже десять минут с тобой как со стенкой разговариваю! – Светлана Николаевна, кажется, была возмущена. – О чем ты думаешь?

– Ты не поверишь, – Ира улыбнулась. – О твоей свекрови.

Сказать, что Светлана удивилась, означало ничего не сказать. Ее очень подвижное лицо на несколько секунд застыло, превратившись в бескровную маску, затем пошло пятнами.

– Она что-то про меня говорила? – в голосе Светланы отчетливо звучали слезы.

Света – человек с необыкновенно легким характером, очень переживала оттого, что не складываются отношения со свекровью. А Людмила Сергеевна – человек весьма и весьма своеобразный.

– Ира, скажи, – Света продолжала настаивать. – Да, я знаю, что молодая вертихвостка… нет, она всем говорит «пигалица». Что я не так трачу деньги, за домом не слежу и за мужем… А за мужем-то зачем следить? Он что ребенок малый? Мы два месяца женаты, «носки старые, ходит, что я еще покупала». Не слежу за мужниным гардеробом! Вот скажи, разве почти тридцатилетний мужчина не в состоянии понять, когда ему требуются новые носки? Может быть, мне и… не к столу будет сказано… ему вытирать? Э-э-эх… что тут скажешь?… А Егор при таких «объяснениях» молчит, делает вид, что его наши «женские» проблемы не интересуют…

Светлана погрузилась в свои невеселые думы. Ира испугалась, что еще немного, и Света сорвется в стенания по поводу своей горькой доли. Не то чтобы дело было в недостатке отзывчивости и сострадания, сегодня Ире самой требовалось сочувствие и поддержка. Прошло несколько минут в молчании, на Светином лице отражались раздумья разной степени тяжести, наконец, появилась слабая улыбка:

– Зато теперь я точно знаю, какой свекровью нельзя быть ни в коем случае. Это же такой ценности знание! Ты только подумай, буду я свекровь приятная во всех отношениях, – Света засмеялась. – Свекровь приятная во всех отношениях! Придет же такое в голову. Не бывает, однако…

– Как здорово, Света, что ты не расстраиваешься надолго.

– Это, конечно, здорово, мне самой очень нравится, – согласилась Светлана. Только кое-кто как будто не здесь. У тебя что-то случилось?

– Нет, – Ира на секунду задумалась. – Нет, не случилось. Пока не случилось. Может быть, с