Анна Гринь
ОТСТРЕЛ ПРИНЦЕВ, ИЛИ КАК ДОБИТЬСЯ СВОЕГО


От автора

Предупреждение: штамп на штампе и штампом погоняет, Мери-Сью, принцы и принцессы, рояли в кустах, розовое и местами сумбурное, стеб, сарказм, попытки юмора, приключения, измывательства над героями… и, о ужас, автор об этом знает и не отрицает!

Пишется исключительно для развлечения себя и читателей.


Глава 1

— Нет! — Я уперлась пятками в пол, не позволяя служанкам тащить меня в гардеробную. — Я не согласна. Пустите! Не имеете права! Я живой человек!

Конечно же никому не было дела до моих воплей. Мама стояла в проеме дверей между моей гостиной и спальней и спокойно кивала на действия слуг.

— Ализа, прекрати, — спокойно ответила мать на мои крики, — не можешь же ты выйти замуж абы в чем? Не важно, что это лишь формальность, и на событии будут лишь представители твоего будущего супруга.

— Нет! — продолжала вопить я. — Мама, не смей! Я твоя дочь. Ты не можешь поступить со мной так.

— Милая, ты же знаешь, что так принято, — все так же спокойно отозвалась мать.

— Я не пойду замуж за этого… Как его там? — плакала я, цепляясь за вешалки и пиная служанок. — Принца! Очень надо. Полно принцев! Когда они уже вымрут, а? Отстреливать их начинать пора! Сезон охоты.

— Дочь, — строго напомнила мама, — твой отец — король, если ты еще помнишь.

— И что? — обиженно верещала я, но служанки упорно тянули с меня одежду. — Я не хочу замуж!

— Ализа, там просто подпишут бумаги, и ты переедешь жить в другой замок, — попыталась утешить мама.

— Мне и здесь хорошо, — не уступала я. — Тут дом родной, стены! Люди, а там!.. Мама, я не буду ничего подписывать!

— Вообще?то, у тебя нет выбора, — усмехнулась мама и поправила бантик на лифе платья. — Отец уже подписал все бумаги. Твое приданое будет перечислено завтра, а сегодня… От тебя требуется лишь постоять рядом и поулыбаться послу. Неужели так сложно?

— Если принцу так нужна жена, так почему он сам не явился? — недовольно отмахиваясь от белого платья с рюшами, уточнила я. — А как же любовь?

Служанки было захохотали, но потом смолкли под грозными взглядами королевы.

— О чем ты? — непонимающе спросила она. — О какой любви речь? Прекрати читать глупые книжечки!

— Нет, — я отпихнула корсет, ногой отбросила чулки и, вырвавшись из рук служанок, понеслась в ванную комнату.

— Ализа! — закричала мать, когда я с тазиком, как со щитом, двинулась на служанок.

Но кто б меня остановил?

Прорвавшись через заслон, я устремилась прочь из собственных апартаментов, надеясь спрятаться где?нибудь в шкафу и переждать буру.

Ну, какая свадьба? Какой брак? Мне едва исполнилось семнадцать! Старшую сестру родители выдали аж в двадцать три и по ее выбору. Повезло Аметине.

Астонии тоже… Хотя как сказать?..

Вторую сестру после небольшого скандала выдали замуж за одного из папиных советников, и теперь она прозябала в загородной резиденции.

Мне же почему?то «повезло»!

Нет, я знала, почему. Отец не скрывал этого, прямо ответив, что меня продали в далекое царство на востоке, чтобы погасить давние долги. Папочка, естественно, мог бы и «забыть» отдать давно потраченные средства, но с восточными соседями не принято было шутить. Да и договор они догадались составить, указав возможные способы урегулирования.

Я и была одним из способов. Точнее, не я, но любая свободная дочь короля на момент предъявления претензий. Ну и приданое, конечно же: пара мешков моей старой одежды и брусчатка с подъездной дорожки.

Отец, зная нравы восточных правителей, приданое даст «весомое», ведь никто не подумает проверять содержимое. Запрут в хранилище, а тряпки просто выкинут.

Мода у них там совсем другая, на нашу не похожа…

Представив себя в наряде тамошних жителей, я расхохоталась и еще быстрее припустила по коридорам. Служанки, как куры без голов, неслись следом, выкрикивая мое имя и позабыв о почтительности. Стражники, удивленные происходящим, громыхали латами позади женщин, а дворцовые собаки с лаем бросались под ноги всем и каждому.

Хотелось спрятаться от всего этого и не слышать звон, лязг и хруст. Хотя хруст я бы с удовольствием услышала! Хруст ломаемого носа восточного посла или даже самого принца.

Вот вздумали, понимаешь! Нет! Я не пойду замуж, пусть хоть за волосы меня тащат до самого Димитриона, но в это королевство я не поеду. Лучше уж из замка сбежать!

Родные стены я знала лучше многих, поэтому легко оторвалась от преследователей и с довольным кличем понеслась в другое крыло замка, надеясь там спрятаться. Единственной трудностью в моем плане было то, что нужный коридор пролегал мимо зала совещаний короля, а там я точно не хотела появляться. Но… Главное же просто вести себя тихо, и никто не заметит.

Стараясь бежать еще быстрее и при этом снизить шумность бега, я пересекла канцелярию, приемную и большой холл перед папиным кабинетом, и с радостью поспешила навстречу спасению.

Но, видно звезды в этот день сложились в какую?то нецензурную фигуру, потому как дверь в зал заседаний открылась, на пороге возник высоченный непривычно одетый парень, а я не успела затормозить…

Мой лоб встретился с его грудью, и я пожалела, что это была не дверь. Деревяшка и то не была такой твердой!

— Посторонись, — придушенно крикнула я и бросилась прочь.

Бросилась, бросилась! Кто виноват, что мои ноги замолотили по воздуху?

— Эй! Отпусти! — я попыталась достать парня рукой, а когда не получилось — ногой, и как следует пнуть. Но он уверенно уворачивался, со смехом рассматривая меня.

— Ваше величество, какая у вас забавная зверушка.

Я прибавила усилий. Не люблю мужчин, которые умеют нравиться. А этот явно знал, как понравиться.

Не красавец, отнюдь, но привлекательный, адово пекло! Высокий, но не громоздкий, как папа, а скорее худощавый. Волосы светлые, но не белые, а как будто медовые. А глаза… Я поймала взгляд мужчины и мысленно ойкнула. Желтые, как у кошки.

— Пусти! — вновь заверещала я и таки пнула незнакомца носком единственной оставшейся на ноге туфли.

На пороге возник отец. Увидев меня, он побелел, но сдержался и сказал:

— Что ж, Ализа, я рад… что ты спешила сюда. Только так я могу объяснить твой внешний вид.

— Папа!

Он меня не слушал, пытаясь удерживать на лице маску спокойствия.

— Позволь тебе представить посла Димитриона, Его светлость Закари Триверса, барона Леож.

Мое сердце ёкнуло, но остановиться я уже не могла.

Да и какая теперь разница? На мне было старое платье такого нищенского вида, что барон, скорее всего, сразу принял меня за бродяжку. Опустив голову и оценив вид, я звучно ругнулась: ворот, за который Леож меня вздернул, потянул за собой изрядно потрепанное в бою со слугами платье, и швы не выдержали, разъехались, обнажая нижнюю рубашку, а на ней — дырку.

— Я тоже так думаю, — ехидно сообщил мне барон, но на пол соизволил поставить.

И то хорошо!

— Что ж, не смею вам мешать, — я поскорее отступила на пару шагов, но отец быстро подошел и взял меня за локоть:

— Подпишешь пару документов и свободна.

— Совсем?

— До завтра, — за короля ответил Леож. — Завтра мы отправляемся в Димитрион.

— А я не хочу! — в лицо данному субъекту выпалила я. — Я лучше!..

— Ализа, — угрожающе вымолвил отец, — еще одно слово…

— И что?!

— И на восток вы поедете в сундуке, — закончил барон.

— Это жестоко! — возмутилась я.

— Ладно, так и быть, я прикажу просверлить дырочки, — улыбнулся Леож, и у меня по спине пробежали мурашки.

«Не дрейфь! — приказала я себе. — Он всего лишь один из многих. И не таких ты ломала!»

— Я не буду ничего подписывать, — спокойно помотала я головой. — Даже не думайте.

— Можете нарисовать крестик, — снисходительно разрешил барон и добавил с ядом в голосе: — Ваше высочество.

Адово пекло! Я уже возненавидела этого грубияна. И где они только таких на востоке выращивают?

Высоко задрав нос, я все же вошла в зал заседаний и приблизилась к столу. Услужливый секретарь пододвинул ко мне длинный свиток и чернильницу с пером. Я мельком просмотрела записи, оценивая перечисленные в документе обязательства сторон, и тихо ахнула, оценив суммы, которые задолжал отец.

— А я, оказывается, дорого стою, папочка, — зло просопела и взялась за перо.

Долго думала, не поставить ли и правда крест, но вместо этого, прикрывшись от барона и короля ладошкой, быстро изобразила несколько росчерков, после чего довольно отступила и обошла стол. Хотелось оказаться от мужчин как можно дальше, когда они рассмотрят мой шедевр.

Отец и Леож склонились над свитком. Король подавился кашлем, барон хмыкнул, а я с удовольствием еще раз полюбовалась нарисованной в государственном документе рожицей.

— Наверное нужно… — начал было отец, но посол прервал его взмахом руки и сказал:

— Ваша подпись соответствует всем правилам, за свою я так же ручаюсь. Ну, а это… — Он посмотрел на меня, а я показала ему язык. — Лишь формальность.

«Хорошенькие дела! — обиделась я. — Формальность… Ну, дождешься ты у меня!»

Меня под конвоем возвратили в комнату и заперли, не удосужившись даже спросить об ужине. Голодная и злая я долго наматывала круги по комнате, пока в голове не возник план. Простой и легкий план побега.

Ну и что, что я уже супруга этого неведомого принца! Хм… так увлекшись цифрами, я даже не посмотрела на имя, а отец ни разу не упомянул его вслух.

Напрягая память, я выудила оттуда все имевшиеся сведения о Димитрионе. Это королевство жило очень закрыто, посторонних туда особо не пускали, опасаясь шпионов. И соседям приходилось судить о восточниках по приграничным городам. Но и этого всем хватало с лихвой!

Димитрион во все времена считался самым богатым регионом. Не только мой отец, король Алерайды, ходил у тамошних богачей в долгах, но и половина королевств на обоих материках и почти все острова по южному побережью нашего Солнечного континента.

При этом Димитрион вот уже добрых сто лет безуспешно воевал с северным соседом, Модриггатом, не дававшим покоя и другим державам в округе.

— Модриггат, — прошептала я и передернула плечами.

Про это королевство старались не вспоминать, чтобы не навлечь беду. А уж рассказывать истории про Черные земли!..

Я знала немного, лишь то, что тамошние короли не оставляют надежды захватить земли южнее хребта Дин, что стал природной границей между Модриггатом и Димитрионом.

О королевской семье Димитриона я знала ровно столько, сколько и мой отец, и вся знать всех соседних королевств. В Димитрионе точно был король. И королева. И толпа желающих взойти на трон.

Вспомнив список этих самых наследников, я отмела единственную дочь короля и пару совсем уж юных сыновей, и передо мной остался список из трех возможных кандидатов. Имена их я помнила, но не была уверена в правильной последовательности титулов, вторых имен и возраста.

Но одно я знала точно: кто бы ни оказался моим злополучным мужем, ему не сто лет, а еще до тридцати, и у новоиспеченного супруга не будет проблем с рассыпающимися суставами, так что в покое меня не оставят, если только не рвану прямиком в Модриггат. А я не настолько идиотка, чтобы обменивать свою свободу на рабство или даже смерть в Черных землях.

Порадовавшись, что заперли меня без слуг, в одиночестве, приказав ни о чем не беспокоиться до утра, я потопала в гардеробную и направилась в самый дальний угол комнаты, где стоял неприметный сундук.

На дне, под стопкой старого белья и ночных рубашек лежали мои штаны и удобные сапоги. Никто из домочадцев не знал, что я люблю прогуливаться по окрестностям в таком виде. Если бы можно было ходить в платье, так и сделала бы, но необъятные юбки привлекают внимание. Даже за порог замка, в город, не выйдешь — все узнают, даже слепые. В штанах же и с надвинутой на глаза шапкой я легко могла затеряться в толпе.

Так и происходило уже десятки раз. Стражники принимали меня за мальчишку с кухни, благо широкие штаны и свободный покрой накинутой на рубашку куртки скрадывал детали фигуры.

Переодевшись и спрятав волосы под плотную шапку, я распахнула окно, выбросила в него свою веревочную лестницу, которой пользовалась иногда, а сама, прихватив толстое одеяло, нырнула под кровать и спряталась в темном углу.

Ждать пришлось не долго. Всего через каких?то полчаса стражу внизу привлекла странная, но живописная картина: распахнутое окно, полощущиеся в свете ламп шторы и веревочная лестница, недвусмысленно свисающая до самой земли.

Обычно я подгадывала свои побеги на то время, когда лунный свет не освещал эту сторону замка, и стражники не смогли бы ничего рассмотреть, но сегодня мне было нужно, чтобы все заметили.

Сначала внизу произошло какое?то движение, затем двор наполнился грохотом сбегающихся стражников, а после шум переместился уже в сам замок. Единственный доступный ключ от двери — второй лежал у меня на каминной полке — оказался у отца, а тот уже отправился спать.

Представив, какое выражение лица было у короля, когда его разбудили, я заерзала и тихо захихикала.

Наконец вся орущая и лязгающая толпа переместилась ко мне под дверь, и в замочной скважине заерзал ключ. Я слышала, как папа отчаянно выругался и перед кем?то извинился, а потом дверь со всхлипом отворилась, едва не упав под натиском закованных в латы стражников.

Они ввалились и замерли посреди спальни. Остальные, в том числе многочисленные слуги, остались в гостиной.

— Очень интересно, — заметил барон, и я безошибочно определила ноги обладателя этого приятного и в то же время опасного голоса.

Голос Леожа был спокойным и даже отстраненным, но я физически чувствовала его гнев. И знала, если поймает, то я пожалею обо всех проделках в жизни.

— Я не понимаю… — едва слышно прошелестела из гостиной мама. — Неужели Ализа не знает, что…

— Это все ты! — взъелся на жену отец. — Если бы не твое воспитание!..

Хотелось выбраться из?под кровати и сообщить, что как раз мама привила мне и сестрам уважение к решению старших. Ну что поделать, если я просто не согласна?!

— Отправляйтесь на поиски, — велел король, стараясь взять себя в руки. — Мы обязательно ее разыщем, барон Леож. Слово чести.

— Я тоже… посмотрю вокруг, — угрожающе предупредил мужчина. — А честью лучше не клясться, Ваше величество.

Мне вдруг стало очень холодно и по — настоящему страшно.

Через несколько минут я осталась в комнате одна, но еще около часа посидела, не пытаясь что?то предпринять, а потом уснула и проспала без снов до рассвета. Разбудили меня смена караульных — привычный лязг и звон на стене. Стряхнув сон, я выползла из укрытия и выглянула в окно, которое никто не подумал закрыть.

Во внутреннем дворе все было тихо, а вот стражников было заметно меньше. Видимо, отец отправил почти всех из ночной смены на мою поимку.

Хмыкнув, я, таясь, вышла в коридор и поскорее двинулась к черной лестнице для слуг. Здесь, даже если столкнусь с кем?либо, то никто не обратит внимания, ведь во дворце полно разных людей, а слуги и рабочие сменяются чуть ли не каждый день!

Я дошла только до второго этажа, когда снизу возник мистер Бенкс, управляющий. Заметив меня, он тут же радостно хлопнул себя по бедру, а я вздрогнула.

— Мальчишка! Ко мне!

Опустив голову и стараясь не смотреть на мужчину, я сбежала вниз и замерла в метре от мистера Бенкса.

— Пойдешь со мной, поможешь переложить вещи принцессы в карету.

Я в ужасе охнула, понимая, что крупно вляпалась.

Ладно, таскать свои же ве