Запретное влечение

Автор: Anika1 (http://ficbook.net/authors/455079)

Беты (редакторы): Omnividente (http://ficbook.net/authors/486053)

Персонажи: Уилл/Миа

Рейтинг: NC-17

Жанры: Гет, Hurt/comfort

Предупреждения: Инцест

Размер: Макси, 179 страниц

Кол-во частей: 22

Статус: закончен

Описание:

Брат и сестра. Узы, скрепленные на небесах. Будучи всегда вместе: от возни в детской песочнице до поступления в один институт; они очень тонко чувствуют друг друга. Душевная близость, нежность, забота и взаимопонимание — все эти чувства взращены в них с младенчества. Но что будет тогда, когда к этим чувствам примешается непреодолимое влечение и страсть? Слишком запретное влечение…

Публикация на других ресурсах:

ЗАПРЕЩЕНА.

Дорогие читатели, я прошу вас уважительно относиться к чужому труду и не публиковать на различных сайтах то, что вам не принадлежит. Имейте совесть и давайте будем поступать по-человечески. Если уж сильно горит, то хотя бы ставьте в известность Автора.

Пролог.

В детстве нам часто кажется, что весь мир у наших ног. Рядом всегда любящие родители, которые придут на помощь в любую минуту и так или иначе купят всё же ту красивейшую куклу, что так тебе приглянулась. Стоит только прикрыть глаза – и ты тут же попадаешь в сказку, сотканную из твоей безграничной детской фантазии. Да, детство – это, определённо, самое беззаботное время в жизни. Будучи взрослым, понимаешь, что ничего не падает тебе с неба за невинную улыбку и умоляющие большие глаза. Более того, даже если ты приложил для достижения своей цели массу усилий, никто не даст тебе гарантий, что всё будет так, как хочешь ты.

Ты растёшь, и вместе с тем растёт твоё мышление. Желания становятся более зрелыми, а мечты спускаются с небес на более или менее достижимый уровень. Осознание того, в какую западню ты попал, приходит чуть позднее.

А ещё рано или поздно наступает момент, когда у тебя пытаются что-либо отобрать. Просто так. Лишь оттого, что это пришлось кому-то по душе. Я отчётливо запомнила этот самый момент, когда впервые ощутила посторонние нападки.

Прислоняюсь лбом к холодному стеклу и прикрываю глаза, мысленно возвращаясь в далёкое детство…

Флешбэк

– Отпусти! Ты что, сумасшедшая?! – кричит девочка семи лет, вырывая из крепкой хватки маленьких пальчиков свои длинные волосы.

– Больше не говори такие глупости! – отвечает ей малышка Амелия и кривится от пощипывающей боли в плече.

– Но это правда! Уилл любит меня больше, чем тебя. Ай! – снова пищит хрупкая девочка и сильнее впивается ногтями в плечики соперницы. – Мы ходим в один класс и держимся за руки! Отпусти меня, глупая!

– Забери свои слова обратно!

Девочки вновь тянут друг друга за волосы и щипаются настолько, насколько вообще хватает сил в их возрасте. Наконец заметив детскую потасовку, взрослые оттаскивают малышек на безопасное расстояние и начинают отчитывать.

– Мам, она бешеная! – хныкает светловолосая девчонка. – Наверное, её укусил этот их толстый пёс!

Малютка помладше снова подрывается с места, но её вовремя перехватывают руки матери. Она не плачет, лишь стискивает зубы и сжимает свои крохотные пальчики в кулачки.

– Домой Амелия, немедленно! – слышит она строгий голос матери, что бывал таким только в тех случаях, когда всё слишком серьёзно.

Мать берёт её за руку и тянет за собой, минуя качели и песочницу детской площадки. Она покорно плетётся следом, изредка озираясь назад и бросая ненавистный взгляд на ревущую взахлёб девочку. Впервые ей совсем не стыдно за содеянное.

Стойко перенеся нравоучения мамы и оглашение вердикта, девчушка по-прежнему не роняет и слезы. Но зато она видит едва сдерживающую слёзы мать и огорчённый взгляд отца, и от этого становится не по себе. Ей хочется кричать от несправедливости и как минимум вырвать клок волос той лгунье, благодаря которой её любимые родители расстроены. Но вместо этого она послушно соглашается со всеми приготовленными для неё наказаниями и отчаянно ищет глазами свою неизменную поддержку…

Когда же дверь в её комнату отворяется, малышка вскарабкивается на свой излюбленный подоконник и утыкается личиком в счёсанные коленки. Она изо всех сил старается не плакать, но по её щекам всё же скатывается несколько горьких слезинок.

Спустя несколько мучительно долгих минут дверь её комнаты снова распахивается. Не слыша ничего вокруг, малышка по-прежнему бесшумно плачет. И только тогда, когда её хрупких плеч касается чья-то рука, она стихает и поднимает своё опухшее личико вверх.

– Иди ко мне, – слышит она родной голос брата и мгновенно бросается в его объятия.

Он берёт её на руки и опускается на кровать, усаживая девочку к себе на колени. Она больше не всхлипывает, а лишь утыкается носом в его шею и изредка всхлипывает.

– Зачем ты подралась с Эшли, Мими? – немного погодя спрашивает её светловолосый мальчик.

– Уилл, она сказала, что ты любишь её больше меня! – восклицает она, вытирая нечаянные слёзки рукавом.

– И ты поверила ей?

– Нет! Просто мне стало так плохо… У Эшли такие длинные, красивые волосы. А ещё она сказала, что вы держитесь за руки!

– Миа, твои волосы красивее, – отвечает ей брат и приглаживает её спутанные каштановые кудри. – А держаться за руки нам сказала миссис Бенсон, ведь мы репетируем танец первоклассников!

Девочка опускает глаза и задумчиво вырисовывает пальчиком узоры на летних шортах брата. Ей стыдно, но Эшли ей по-прежнему не нравится.

– Мими, хватит грустить! Ты первая в списке тех, кого я люблю, – с лёгкой улыбкой на губах произносит Уилл и обнимает сестру ещё крепче.

– Даже выше мамы? – удивляется она.

– Я люблю родителей, но в этом списке ты стоишь выше них, – пожимает плечами мальчик и улыбается ещё шире.

Девчушка расплывается в ответной улыбке, которую прячет на плече у старшего брата, и, растерявшись, отводит смущённый взгляд в сторону.

– Я тоже люблю тебя, Уилл. Даже больше, чем клубничное мороженое.

Брат смеётся и стискивает её в своих объятиях, попутно начиная щекотать. Комнату тут же наполняет радостный девчачий смех, который напоминает мальчику звон серебряных колокольчиков. Девочка вырывается из его тисков и убегает в другой конец комнаты. Но Уилл вмиг догоняет сестру и захватывает её в кольцо своих рук.

– Обещай, что всегда будешь рядом, – вдруг говорит малышка и смотрит на него умоляющим взглядом.

– Конечно, Мими. Всегда, – через несколько минут серьёзно произносит он.

Конец флешбэка

Так всё и было… Мы с братом встречали все невзгоды и горести плечом к плечу и делили одну радость на двоих. Всегда. Мы были и по сей день остаёмся одним неделимым целым. И если вы спросите, чего я хочу больше всего на свете, то я отвечу не раздумывая: «Просто чтобы Уилл был счастлив…»

Глава 1.

POV Миа

Солнечные лучи пробиваются сквозь тонкую ткань занавески. Они слепят, заставляя мои пушистые ресницы трепетать. Морщу нос от щекочущего ощущения и накрываюсь с головой одеялом. Душно. Отчаянно пытаюсь уловить ускользающий от меня чуткий сон, но, кажется, он окончательно испарился под гнётом утреннего солнцепёка. Издаю мучительный, протяжный стон и вылезаю из-под одеяла наружу. Мой сонный взгляд падает на часы, стоящие на прикроватной тумбе: девять утра. Серьёзно? Хотя стоит ли удивляться? Ведь под чарующие ароматы, доносящиеся с кухни, я всегда подрывалась к завтраку первой.

Сдав все хвосты в университете, я всё-таки «домучила» свой первый курс. Наступили первые деньки моего заслуженного отдыха, поэтому я без раздумий приехала в Карроллтон к родителям. Первый год моей самостоятельной жизни был позади, и теперь я с твёрдой уверенностью могла сказать, что выпечка мамы бесценна ровно настолько, насколько редка тишина в комнате моего общежития.

Признаться, год этот выдался мучительным. Мне приходилось уживаться со своими эксцентричными соседками, хорошо учиться и, что самое сложное, привыкать к долгому отсутствию Уилла. Мы учились в одном институте, но, как ни странно, виделись нечасто – раз или два в неделю. И это было чертовски тяжело, учитывая, что прежде, в Карроллтоне, мы жили вместе и всё своё свободное время проводили так же вместе.

Теперь же приходилось свыкаться с тем, что имели. И, безусловно, давалось мне это нелегко. Мне казались весьма плоскими шутки Жанин, а Райли, казалось, не умолкала ни на минуту. Что касалось моей личной жизни, так здесь был полный провал. Чуть больше двух месяцев я встречалась с одним парнем со своего курса… но на прошлой неделе моему терпению пришел конец. Нет, не то чтобы Колин был таким уж негодяем, просто я не любила, когда кого-то в моей жизни становилось слишком много. Мой бывший парень же был другого мнения, и, как мне кажется, его навязчивость всё и погубила.

Тёплые и романтические отношения закончились уже после первых двух недель. Мои соседки по комнате были очарованы Колином: его умением ухаживать, внимательно слушать собеседника и просто врождённым обаянием этого парня. Но мне этого было так чертовски мало! Да, из крайности в крайность. Ему не хватало чего-то особенного. Именно того, что дарил мне мой старший брат, – уюта и защищённости. С Уиллом всегда было так. Наверное, всё это шло из детства, как и все наши комплексы или переживания. Девочки сравнивают своих избранников с отцами, а мальчики – с женщиной, что подарила им жизнь и воспитала. Я же сравнивала всех своих парней с Уильямом. Было ли это правильно? Я не знала. Но в чём я точно была уверена, так это в том, что ни один мой ухажер не мог и близко сравниться с Уиллом.

Весь прошедший год меня не покидало чувство дискомфорта. Словно у меня отобрали что-то очень важное. Жизненно важное. И без этой части я будто неоконченный пазл. Незавершённая.

Тяжело выдыхая, я всё-таки выбираюсь из тёплой кровати, находиться в которой стало невыносимо жарко, и, зевая на ходу, двигаюсь в сторону ванной комнаты. Прохладные струйки воды освежают и окончательно рассеивают мутную пелену сна. Кончиком полотенца вытираю запотевшее стекло и разглядываю своё отражение. Влажные каштановые пряди едва доходят до плеч. Тёмно-зелёный цвет глаз, который мне никогда не нравился… (Ещё в детстве я хныкала, сетуя на то, что мне не достались светло-голубые глаза Уилла.) Слишком маленький рост, который вечно заставлял меня комплексовать, почему я и носила всегда ненавистные мне каблуки… Внимательно продолжаю рассматривать своё отражение в поисках тех плюсов, о которых мне всегда твердил старший брат.

Но почему-то уверенность в себе приходила лишь тогда, когда он был рядом. Тогда всё вставало на свои места.

Расчёсываю волосы и убеждаю себя, что скоро всё станет легче. Буквально на днях должен объявиться Уильям, который сейчас проходит очередные выездные курсы по фотографии. Да, мой брат – начинающий фотограф. Он и вправду имеет уникальный талант ловить моменты и запечатлевать их на своих снимках. Здесь, в доме родителей, у него даже имеется в подвале своя фотолаборатория, где при тусклом тёмно-красном свете мы не раз часами зависали и самостоятельно проявляли фотографии. Однозначно, всё это куда более увлекательно, чем нынешние цветные принтеры. Хотя, признаться, заниматься с Уиллом мне интересно абсолютно всем…

Спускаясь по лестнице, я слышу снизу чьи-то голоса. Моё сердце подпрыгивает, когда сквозь восторженную мамину речь я разбираю знакомый приглушённый смех. Чуть ли не спотыкаясь о ступеньки, я ускоряюсь и вбегаю в просторный холл, где заботливые родители уже успели окружить своё старшее чадо.

– Бог ты мой, Уильям, как же ты вымахал! – восклицает мама, увлекая высокого парня в свои радушные объятия.

Становлюсь в дверном проёме и терпеливо жду, когда же заскучавшие родители насладятся видом своего возмужавшего сына. Меня одолевает ничуть не меньший восторг при виде этой светлой шевелюры, отчего уголки моих губ взмывают вверх. Уилл целует маму в обе щёки и вручает ей простенький букет её любимых фрезий, крепко обнимается с отцом… и его глаза внезапно встречаются с моими. Я, не прекращая улыбаться, машу ему ладошкой и замечаю, как его лицо озаряет широкая и счастливая улыбка. Переминаясь с ноги на ногу, я томлюсь у двери. Родители наконец замечают меня, когда Уилл отстраняется от отца и направляется ко мне. Лёгким движением рук брат подхватывает меня за талию и сжимает в объятиях. Мои босые ноги тут же отрываются от земли и болтаются в воздухе, пока Уилл щекочет мне лицо своей щетиной, отчего весь холл наполняется моим истеричным хихиканьем.

– Прекрати, Уилл! – пищу я. – Мама права. Какие анаболики ты принимаешь?

– Кто же виноват, что ты такая коротышка, Мими? – смеётся в ответ он и ставит меня на пол.

– Эй! Я расту. Просто не внешне, а вот здесь, – с лёгкой ухмылкой говорю я, показывая указательным пальцем на свою голову.

Уилл смеётся и вновь притягивает меня к себе.

– Франси, напомни мне, сколько не виделись эти двое? Месяц? – спрашивает отец, весело качая головой.

– Две недели, дорогой, – расплываясь в нежной улыбке, отвечает мама. – Так, Амелия, отпусти брата переодеться и сама, кстати, не забудь сделать то же самое. Через десять минут жду вас на семейный завтрак, – добавляет она и устремляется вслед за мужем.

– Больно нужен мне ваш блудный сын, – шутливо фыркаю я и, демонстративно проходя мимо Уилла, начинаю подниматься вверх.

Он, конечно же, подмечает мою язвительную реплику и, схватив меня за футболку, тянет на себя. Не успев ухватиться за перила, я падаю назад, попадая в его сильные руки.

– Что, так сильно скучала? – чувствую я шепот у себя над ухом.

– Вовсе нет.

Его тихий, сдержанный смех снова заполняет всю меня, словно проникая под кожу. Ну, конечно же, я скучала! Я так дико скучала…

– Прекращай смеяться, Уилл. Давай, выпускай меня из своих огромных лап, и я пойду переоденусь к завтраку, – пряча улыбку, бросаю я.

Тяжело вздыхая, он всё же выпускает меня из своих рук. Шагаю наверх, слыша, как следует за мной брат. Это всё так похоже на нас: я – капризная и характерная и он – сильный и вечно идущий мне навстречу. Останавливаюсь возле двери своей комнаты и оглядываюсь назад, тут же встречаясь с заинтересованностью в бирюзе его глаз.

– Зачем тебе переодеваться, Мими? По-моему, и так вполне неплохо, – ухмыляясь, произносит парень, медленно опуская взгляд на мои обнажённые ноги.

Ощущаю, как так же медленно сгораю под этими изучающими глазами. С чего бы это? Закусываю губу и отвожу взгляд, распахивая дверь своей комнаты.

– Тебе в твоём Лос-Анджелесе ничего не припекло? – через плечо бросаю я, скрывая пунцовые щёки и замечая, как брат устремляется вслед за мной.

– Миа, – нежно протягивает Уилл и нагло падает на мою кровать, – на все оставшиеся каникулы я в твоём распоряжении, поэтому хватит дуться, коротышка.

– Усмири своё самолюбие, Аддерли! С чего ты вообще взял, что я тут тебя заждалась? Я занимаюсь исключительно своими делами, – притворно улыбаюсь и отворяю дверцу шкафа в поисках летнего платья.

– Ставлю пять баксов на то, что ты даже не выбиралась из дома все эти дни, – широко и искренне улыбается брат, пристально наблюдая за всеми моими передвижениями.

– У тебя хреново с интуицией, дорогой.

Наконец нахожу белое платьице и разворачиваюсь в сторону ванной, как внезапно сильные пальцы хватают моё запястье и тянут на кровать. Будучи сильным и подтянутым, Уилл нуждается лишь в одном,