Анна Рейн
Никакой романтики


Глава 1

Ксюша позвонила в четверг вечером.

— Алло?

— Привет, Маш. Ты, кажется, недавно говорила, что хочешь сменить работу?

— Да, — осторожно ответила Маша.

— Ты серьезно или так, потрепаться?

— А у тебя есть предложения?

— Да. Я увольняюсь, так что можешь сходить на собеседование к моему боссу.

— Эээ… А почему увольняешься? Вроде месяц назад тебя всё устраивало.

Ксюша хихикнула.

— Меня и сейчас всё устраивает. Только, знаешь ли, мне рожать скоро.

Тут Маша вообще отупела. Она виделась с подругой… Когда же это было? Неделю… нет, уже три недели назад, и тогда ни о чем таком речи не было.

— Маша… Машенька… Ал-л-л-ло… Ты еще там? — раздавался в трубке веселый голос подруги, довольной такой реакцией.

— Ты уже беременна? Или только планируешь?

— Да уж шестой месяц начался.

— Э-э-э… А-а-а…

— Да-да, я помню, еще недавно совсем ничего не было видно. Ты бы видела, как меня сейчас разнесло. Короче, я увольняюсь через пару недель. Поскольку я заменяла предыдущую секретаршу, которая ушла в декрет, мне, наверное, отпуск по беременности даже и не полагается. Да неважно. Андрей зарабатывает достаточно, а мне моя работа не так уж дорога, чтобы за нее держаться. Потом новую найду. В общем, я к тому веду, что старая секретарша еще не собирается выходить из своего отпуска по уходу за ребенком, а новая Владимиру Борисовичу уже нужна. По крайней мере, пока та не выйдет. Как ты относишься к такой перспективе?

— Погоди, Ксюш. Ты же знаешь, я не могу так сразу все переварить. И твою беременность, и это… И надо же, ничего не сказала раньше!

— Да, я просто боялась. Скажешь заранее, а потом какие-нибудь проблемы… Не знаю. Неважно. Ну ты пока подумай, собеседования начнутся в понедельник, у тебя еще три дня. А лучше приезжай ко мне завтра вечером. Андрей сказал, что задержится на работе, так что мы с тобой поболтаем нормально.

— Давай.

В трубке раздались короткие гудки. Маша растерянно глядела на потухший экран телефона, словно он мог что-то ей объяснить или посочувствовать. Чертова личная жизнь! У Лены личная жизнь просто гейзером хлещет. У Ксюши личная жизнь спокойненько булькает в кастрюльке семейной жизни. Даже у ее собственной матери несколько граненых стаканов налито… И только у неё, у Маши, личной жизни даже с чайную ложку не наберется. И разве она не общается с мужчинами? Общается. Сколько она с подругами ходила по клубам, пока Ксюха с Ленкой не разругались, сколько мужчин она на работе встречала… А вот в жизнь свою никого не пустила. Побоялась. Уже шесть лет только и делает, что боится. А вдруг он женат? А вдруг он мне вообще не понравится? А вдруг у него сифилис? А вдруг я ему в постели не понравлюсь? А вдруг он меня через месяц бросит? А вдруг он просто так со мной разговаривает, а вовсе не потому, что я ему нравлюсь и он чего-то хочет от меня? Чего-то… Эротические фантазии за последний год совсем извели ее, и оттого она боялась еще больше. Боялась поддаться своим гормонам и совершить непоправимую ошибку, о которой будет жалеть всю жизнь.

Маша уже несколько месяцев обдумывала возможные варианты своих отношений с кем-нибудь. Она даже пришла к выводу, что пусть это будет ненадолго, просто для секса, пусть это будет даже на одну… а лучше две… или все же три ночи. Пусть даже на одну. Раньше, когда она ходила по клубам вместе с подругами, осуществить это было легче. Теперь… Одна она ни за что не решится на такое. В присутствии Лены, которая подобное проделывала с завидной регулярностью, было бы легко притвориться такой же беззаботной бабочкой. Но Лена была скорее подругой Ксюши, чем Маши, и потому Маша даже не видела ее после той их ссоры.

А вот неожиданное предложение подруги по телефону действительно открывало перед Машей интересную перспективу. Разве это уже не клише — «босс-секретарша»? То, что Маша уже слышала про этого Владимира Борисовича от подруги, весьма подходило ее собственным целям. Холост, молод, не склонен к особому постоянству. Нельзя, правда, сказать, что он меняет женщин как перчатки, но от Ксюши Маша уже слышала два женских имени в одной связке с именем начальника. В общем, этот вариант явно следовало рассмотреть поподробнее.


— Привет, — Ксюша открыла дверь и улыбнулась.

Мария не смогла удержаться и первым делом уставилась на живот подруги, округлившийся весьма характерным образом.

— Заходи давай, не студи ребенка, — обратилась Ксеня к застывшей на пороге гостье.

— Извини, просто не могу оторваться.

— Да, я знаю, завораживающее зрелище. Сама никак от зеркала оторваться не могу. Чай будешь?

— Конечно.

Маша была недовольна собой. И чего, спрашивается, она так уставилась на беременную подругу? Человечество до сих пор размножается естественным путем.

Ксения разлила чай по чашкам, на середину стола выставила конфеты и сладкий рулет с орехами, тарелку с бутербродами и… отдельно перед Машей поставила тарелку с пловом.

— А…

Ксюша хихикнула.

— Я тебя зазвала, я тебя и покормлю после работы. Ты когда еще до дома доберешься. А меня сегодня Владимир Борисыч пораньше отпустил.

Почему-то с чаем Ксеня употребила бутерброд с мясом вместо конфет.

Заметив удивленный взгляд подруги, Ксюша пояснила с довольной улыбкой беременной:

— Совсем не хочется сладкого, вот хоть убей! Зато мяса хочется просто неимоверно! Вот так, кому-то огурцов соленых подавай, а меня на полезную пищу потянуло.

Маша жевала плов, с удовольствием слушая щебет подруги. Собственно, в плове тоже риса было в два раза меньше, чем мяса.

Когда она перешла к чаю, Ксюша уже подробно описала всех врачей и все исследования, которые успела пройти.

— Я тебе сейчас УЗИ покажу, — вскочила Ксюша, убежала в коридор и вернулась с черно-белым снимком в белых полосках. — Смотри, головастик какой. И представляешь, его смотрят — а он отворачивается! Так и не знаю, кто у меня, мальчик или девочка.

— Классный! — посмотрев снимок, восхитилась Маша, опасаясь, что подруга сочтет ее реакцию неискренней. Та рассмеялась.

— Да ладно! При размере в пятнадцать сантиметров они все одинаковые.

Но было видно, что Ксении все равно приятно.

Они еще немного поболтали на кухне о младенцах «этого возраста», потом Ксюша потащила подругу в комнату.

— Я тебя почему, собственно, звала сюда, а не в кафе. У меня есть пара костюмов, которые в плечах и бедрах на мне мешком, а в талии сейчас просто не сходятся из-за беременности. Жалко, если в шкафу просто так провисят всю весну. Не хочешь примерить?

Ксения достала из шкафа одну вешалку.

— О, вот этот особенно. Не знаю, о чем я думала, когда его покупала. Мне показалось, я в нем такая деловая женщина… Ну, смотри, он на мне как мешок! Тебе должен быть как раз.

Если Лена и Ксения обладали модельной внешностью, то Мария, хотя и была стройной, с выпуклостями и вогнутостями во всех нужных местах, моделью могла считаться с большой натяжкой, — сейчас, когда появляются статьи про то, что многие нормальные девушки гробят себя изнурительными диетами, бесполезными при их комплекции, и опасными операциями, и про то, что модель на подиуме должна отражать «среднестатистическую» женщину. Вот такой она и была, среднестатистической. И бедра у нее были чуть шире, чем ей хотелось. И талия не такой узкой. Ноги не такими длинными. Тем не менее, Маша считала себя вполне хорошенькой и знала: то, что она до сих пор одна, никак не связано с реальными или мнимыми недостатками ее внешности. И на себе случалось ей ловить заинтересованные взгляды.

Она переоделась и повертелась перед зеркалом.

— На тебе сидит просто здорово, — в глазах Ксюши зажглось неприкрытое восхищение и зависть. — Если б на мне так деловые костюмы смотрелись, я б просто утонула в мужских взглядах. А тебе советую купить дубинку. Или пистолет, чтобы лишних отстреливать.

— Точно? — переспросила Маша с расчетом.

— Да. Ты подожди, скоро Андрей придет, еще у него спросим. Если тебе этот костюм подошел, то примерь-ка еще и этот.

Когда Маша в очередной раз переоделась, у Ксюши просто не оказалось слов.

— О… Нет, сынок, это фантастика, таких женщин не бывает… Я, конечно, Андрею доверяю, но лучше тебе к его приходу переодеться в первый костюм, Маш.

Маша и не подумала принять эту фразу всерьез.

— Ты думаешь, это не слишком будет, если я на собеседование приду в этом костюме?

— Смотря чего ты хочешь, — с хитрецой ответила Ксюша. Маша в ответ многозначительно улыбнулась. — Тогда в самый раз.

— А как твой босс к служебным романам относится? — спросила Маша, продолжая оглядывать себя в зеркале со всех сторон.

— А ты действительно хочешь служебного романа? Ну да, наверное, раз спрашиваешь. Ты, вероятно, уже сто раз все обдумала. Я думаю, Владимир Борисович будет не против. Он со мной заигрывал, конечно, но вполне невинным образом и очень редко. Он из тех мужчин, кто без взаимности ни на что интимное не пойдет, мне так кажется. Но если ты этого хочешь, — Ксюша качнула головой, — он точно не устоит.

Запел переливчато звонок в коридоре. Ксения с радостной улыбкой вскочила и помчалась открывать.

— Привет, — услышала Маша мужской голос и звук поцелуя.

— Привет, — ответила Ксюша голосом, интонации которого очень отличались от тех, которые Маша слышала в свой адрес. Голос влюбленной женщины.

Проходя мимо комнаты в кухню, Андрей увидел гостью.

— Здравствуй, Маша, — улыбнулся он. Одной рукой он обхватывал располневшую талию жены.

— Привет, Андрей, — ответила Маша, подозревая, что ее жадный взгляд в сторону его руки был слишком очевидным. Не то чтобы она хотела мужа подруги, просто сейчас она хотела практически любого симпатичного мужчину, которого встречала на своем пути. Просто невозможно так жить. Она совершенно не могла совладать со своими гормонами. Хуже всего было в метро в час пик, когда кто-нибудь мужского пола прижимался к ней сбоку… или сзади.

— Андрей, скажи, классно ведь? — кивнула Ксюша в сторону подруги. Взгляд Андрея оценивающе пробежал по Маше сверху донизу.

— Бесподобно, — с чисто мужским восхищением произнёс он. От этого в животе у Маши скрутился какой-то жаркий комок и липко и влажно бухнулся в низ живота.

— Спасибо, — сдержанно отозвалась она. Не-е-ет, надо срочно бежать отсюда и не возвращаться, пока не заведет себе любовника.

— Ну вот, о чем я тебе и говорила, — произнесла довольная Ксения, полностью доверяя мужу и понимая, что любовь и древний инстинкт размножения у мужчин, в общем, мало связаны. Любил-то он ее.


Глава 2

В понедельник утром Маша прибыла на собеседование в одном из двух костюмов, подаренных подругой, — в том, который был поскромнее. В приемной ожидали разговора с потенциальным работодателем еще две кандидатки: молоденькая блондинка с аккуратной фигуркой и женщина лет тридцати пяти со строгим взглядом.

— Здравствуйте, — поздоровалась Ксюша с подругой, не выдавая ни словом ни взглядом то, что они знакомы. — Присядьте, пожалуйста.

— Спасибо, — улыбнулась Маша.

Мигнула лампочка на коммуникаторе и раздался мужской голос:

— Ксюша, пригласите, пожалуйста, первую девушку.

— Да, Владимир Борисович.

Ксения проводила блондинку в кабинет. Через несколько минут та вышла, даже не пытаясь скрыть огорчения. На одну соперницу меньше, подумала Маша. Ксения проводила вторую женщину в кабинет босса. В этот раз собеседование оказалось чуть длиннее. Стрелки на больших круглых часах в приемной ползли слишком медленно.

— Он не возьмет ее, — сказала Ксюша очень уверенно. Теперь, когда они с подругой остались вдвоем, она позволила себе расслабиться.

— Откуда ты знаешь? Она выглядит вполне компетентно.

— Ага, как учительница. Я все-таки проработала с ним достаточно, чтобы знать, какой тип женщин ему нравится. И это явно не молоденькие блондинки и не стареющие учительницы.

— Он же ищет секретаря, а не… картинку для приемной.

Ксюша только многозначительно улыбнулась.

Тут дверь открылась.

— До свидания, — вежливо попрощалась учительница с Ксюшей и покинула приемную.

— Всего доброго, — так же, очень вежливо, ответила Ксения, проводила в кабинет начальника свою подругу и закрыла за ней дверь.

— Проходите, садитесь, — сказал Маше Владимир Борисович. Насколько она знала, он был на девять лет старше нее. В самый раз. В хорошей форме. Симпатичное лицо. Длинные пальцы